Каталог книг

А. М. Фридман. Ученый и не только

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Книги

Описание

Книга представляет собой сборник воспоминаний, архивных материалов и разрозненных публикаций, посвященный памяти выдающегося советского (российского) астрофизика, лауреата трех государственных премий, академика Алексея Максимовича Фридмана. А. М. Фридман начинал как плазмофизик; в последние годы жизни, не оставляя астрофизики, работал также над проблемой борьбы с цунами. Книга адресована студентам-аспирантам и преподавателям, научным работникам и всем тем, кто интересуется историей российской науки.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Михайловский А., Боярчук А. (ред.) А. М. Фридман. Ученый и не только Михайловский А., Боярчук А. (ред.) А. М. Фридман. Ученый и не только 344 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
А. М. Фридман - ученый и не только А. М. Фридман - ученый и не только 325 р. ozon.ru В магазин >>
Фридман М., Фридман В. Логика для биологов Фридман М., Фридман В. Логика для биологов 447 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Клэр Фридман Оливер и Пэтч Клэр Фридман Оливер и Пэтч 619 р. ozon.ru В магазин >>
Фридман М. Кодекс Алеппо Фридман М. Кодекс Алеппо 591 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Кремер Н., Фридман М. Линейная алгебра. Учебник и практикум Кремер Н., Фридман М. Линейная алгебра. Учебник и практикум 817 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Том Батлер-Боудон Капитализм и свобода. Милтон Фридман (обзор) Том Батлер-Боудон Капитализм и свобода. Милтон Фридман (обзор) 39 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

А. М. Фридман. Ученый и не только

А.М. Фридман - ученый и не только

Вы всегда можете уточнить цену на сайте интернет магазина

Вы можете приобрести "А.М. Фридман - ученый и не только" по цене дешевле, чем в обычных магазинах, для этого перейдите по ссылке "Купить". Перед покупкой вы сможете уточнить цену и наличие на сайте продавца. Вы так же сможете использовать различные варианты оплаты товара, наиболее удобные для Вас. Информацию о способах оплаты и доставки Вы сможете узнать на странице магазина, после того, как перейдете по ссылке Купить А.М. Фридман - ученый и не только.

Описание товара

Книга представляет собой сборник воспоминаний, архивных материалов и разрозненных публикаций, посвященный памяти выдающегося советского (российского) астрофизика, лауреата трех государственных премий, академика Алексея Максимовича Фридмана. А.М. Фридман начинал как плазмофизик; в последние годы жизни, не оставляя астрофизики, работал также над проблемой борьбы с цунами. Книга адресована студентам-аспирантам и преподавателям, научным работникам и всем тем, кто интересуется историей российской.. посмотреть полное описание

Характеристики Рекомендуем также следующие похожие товары на данный товар Байки. И не только

Тоже мне диковина - байка. Что там у Даля? "Быль. побаска. сказочка. " Это кто на что горазд: зубоскал, краснобай, а про кого-то - рассказчик знатный. Виктор Конецкий свое писательство иначе и не называл - байки, мол, травлю. По мне.

Писатель как сотоварищ по выживанию. Статьи, эссе и очерки о литературе и не только

В новой книге Олега Юрьева собраны тексты о литературе и эссе на грани прозы. За вошедшие в нее статьи «Одноклассники» и «Буратино русской поэзии: Сергей Нельдихен в Стране Дураков» автор награжден премией журнала..

Очень смешная книга. Кругом NASHI и не только

Новый сборник «Квартета И» — это энциклопедия сенсаций и удивитель­ных открытий в мире музыки. «Кругом NASHI», «Черновики русского рока», «Истории от человека, очень похожего на Эдварда Радзинского», музыкаль­ные сказки, новости и..

Я пытаюсь восстановить черты. О Бабеле - и не только о нем

Антонину Николаевну Пирожкову еще при жизни называли одной из великих вдов. Сорок лет она сначала ждала возвращения Исаака Бабеля, арестованного органами НКВД в 1939 году, потом первой после смерти диктатора добилась посмертной..

И проснуться не затемно, а на рассвете

Эту книгу сравнивают с романами Джозефа Хеллера и Курта Воннегута, отмечая талант автора смешивать иронию, абсурд, тоску и одиночество в таких пропорциях, чтобы создать повествование, которое трогает, увлекает, дает пищу для размышлений.

М. Веллер. Проза и не только (комплект из 4 книг) (количество томов: 4)

1. «Гонец из Пизы». Эта книга – о том, что мечтают сейчас, откровенно говоря, сделать многие, да не хватает духу и останавливают непреодолимые препятствия. Но герои Михаила Веллера преодолевают препятствия. Сюжет его романа..

Источник:

shopforhobby.ru

Александр Александрович Фридман - Самые знаменитые ученые России

А. М. Фридман. Ученый и не только

Александр Александрович Фридман

Мир не до конца досоздан: небеса всегда в обновах, астрономы к старым звездам вечно добавляют новых. Если бы открыл звезду я – я ее назвал бы Фридман – лучше средства не найду я сделать все яснее видным.

Фридман! До сих пор он житель лишь немногих книжных полок – математики любитель, молодой метеоролог и военный авиатор на германском фронте где-то, а поздней – организатор Пермского университета на заре советской власти. Член Осоавиахима. Тиф схватив в Крыму, к несчастью, не вернулся он из Крыма. Умер. И о нем забыли. Только через четверть века вспомнили про человека, вроде как бы оживили: «Молод, дерзновенья полон, мыслил он не безыдейно. Факт, что в кое-чем пошел он дальше самого Эйнштейна: чуя форм непостоянство в этом мире-урагане, видел в кривизне пространства он галактик разбеганье». – «Расширение Вселенной? В этом надо разобраться!»

Но ведь факт и – несомненный: этот Фридман был ученым с будущим весьма завидным. О, блесни над небосклоном новою звездою, Фридман!

Некоторые неточности нисколько не портят стихов Леонида Мартынова, посвященных математику, физику, метеорологу Александру Александровичу Фридман, успевшему, несмотря на короткую жизнь, оставить заметный след в мировой науке.

Родился 17 июня 1888 года в Петербурге.

Академик П. Л. Капица утверждал, что Фридман был одним из лучших русских ученых. «Если бы не смерть от брюшного тифа в возрасте 37 лет… безусловно, он сделал бы еще многое в физике и математике и достиг бы высших академических званий. В молодом возрасте он был уже профессором, обладал мировой известностью среди специалистов по теории относительности и метеорологии. В 20-х годах, находясь в Ленинграде, я нередко слышал отзывы о Фридмане, как о выдающемся ученом, от профессоров Круткова, Фредерикса, Бурсиана».

Еще гимназистом Фридман (вместе с Я. Д. Тумаркиным) опубликовал две небольшие статьи по теории чисел. Обе получили одобрительный отзыв знаменитого математика Д. Гильберта. Вдова Фридмана писала: «…В детстве для него было придумано самое строгое наказание, усмирявшее его непокорный нрав: его оставляли без урока арифметики, и таким он остался на всю жизнь. Еще студентом он опубликовал несколько математических исследований; одно из них было отмечено получением Золотой медали от физико-математического факультета». Вдова имела ввиду работу, посвященную теории чисел – опять выполненную с Тумаркиным.

В 1910 году Фридман окончил Петербургский университет и был оставлен при кафедре математики для подготовки к профессорскому званию. Одновременно он вел занятия по высшей математике в Институте путей сообщения и в Горном институте. Многие годы Фридман поддерживал доверительные отношения со своим учителем академиком Стекловым. Переписка ученых имеет несомненную ценность, поскольку позволяет не только увидеть их интересы, но и понять атмосферу, царившую в математике той эпохи.

«Многоуважаемый Владимир Андреевич, – писал в 1911 году Фридман, – пришлось мне вспомнить изречение, о котором Вы говорили этой весной: „Поступай как знаешь, – все равно жалеть будешь“.

Дело в том, что я решил жениться.

Я уже говорил Вам в общих чертах о своей невесте. Она учится на курсах (математичка); зовут ее Екатерина Петровна Дорофеева; немного старше меня; думаю, что женитьба не отразится на занятиях неблагоприятно…»

В том же письме Фридман сообщал:

«…Занятия наши с Як. Дав. (с Яковом Давидовичем Тамаркиным, учеником В. А. Стеклова и другом Фридмана) идут, как кажется, довольно благоприятно. Они, конечно, состоят исключительно из чтения рекомендованных Вами курсов и статей для магистерского экзамена. Мы кончили уже гидродинамику и приступаем к изучению теории упругости. Есть у нас несколько вопросов, но их лучше выяснить при встрече с Вами».

В 1913 году Фридман сдал экзамены на степень магистра чистой и прикладной математики. Заинтересовавшись математической аэрологией, устроился в Аэрологическую обсерваторию в городе Павловске, но в конце лета 1914 года началась первая мировая война. Фридман вступил добровольцем в авиационный отряд, действовавший на Северном фронте. Начав с рядового, быстро дослужился до ефрейтора, а летом 1915 года получил первый офицерский чин – прапорщика. Фридман не только наладил аэронавигационную и аэрологическую службу на Северном фронте, но и сам в качестве летчика-наблюдателя не раз принимал участие в боевых вылетах.

«…Моя жизнь течет достаточно ровно, – писал он Стеклову 5 февраля 1915 года, – если не считать таких случайностей, как: разрыв шрапнели в 20 шагах, разрыв взрывателя австрийской бомбы в полушаге, окончившийся для меня почти благополучно, и падения на лицо и голову, кончившегося разрывом верхней губы и головными болями. Но, конечно, ко всему этому привыкаешь, особенно, когда кругом видишь вещи, в тысячу раз более тяжелые…»

После Октябрьской революции Фридман вернулся к преподаванию.

В 1918 году ему предоставили место экстраординарного профессора при кафедре теоретической математики молодого Пермского университета.

В Пермском университете Фридман преподавал два года.

Только в 1920 году он вернулся в Петроград.

В голодной, холодной столице молодой ученый устроился в Главную физическую обсерваторию. Одновременно он читал лекции сразу в нескольких вузах, в том числе в Петроградском университете. В 1922 году Фридман вывел общее уравнение для определения вихря скорости, позже получившее фундаментальное значение в теории прогноза погоды. В Военно-морской академии прочел курс лекций «Опыт гидромеханики сжимаемой жидкости», решив сложную задачу о движении жидкости или газа с очень большими скоростями, когда жидкость или газ принципиально нельзя считать идеальными и надо учитывать их сжимаемость. В те же годы, совместно с Л. В. Келлером, указал систему характеристик структуры турбулентного потока и построил замкнутую систему уравнений, связав пульсации скорости и давления в двух точках потока в разные моменты времени. В 1925 году с научно-исследовательскими целями поднялся на аэростате с известным советским стратонавтом П. Федосеенко на рекордную для того времени высоту – 7,4 километра.

Особое внимание обратили на себя две небольшие работы Фридмана по космологии – «О кривизне пространства» (1922), и «О возможности мира с постоянной отрицательной кривизной» (1924), опубликованные в берлинском физическом журнале. В этих работах Фридман показал, что геометрические свойства Вселенной в больших масштабах должны резко меняться со временем, то есть, все такие изменения должны носить характер «расширения» или «сжатия». Через несколько лет американский астроном Хаббл действительно обнаружил эффект разбегания галактик – следствие расширения Вселенной.

До работ Фридмана вера в статичную Вселенную была столь велика, что даже Эйнштейн, разрабатывая общую теорию относительности, ввел в свои уравнения так называемую космологическую постоянную – некую «антигравитационную» силу, которая, в отличие от других сил, не порождалась каким-либо физическим источником, а была заложена в саму структуру пространства-времени.

18 сентября 1922 года Эйнштейн опубликовал «Замечание к работе А. Фридмана „О кривизне пространства“. Резюме этого замечания гласило: „…Результаты относительно нестационарного мира, содержащиеся в упомянутой работе, представляются мне подозрительными“. Однако уже 31 мая 1923 года, разобравшись в работе русского ученого, Эйнштейн поспешил объявить: „…В предыдущей заметке я подверг критике работу Фридмана. Однако моя критика, как я убедился… основывалась на ошибке в вычислениях. Я считаю результаты Фридмана правильными“.

Фридман доказал, что вещество Вселенной совсем не обязательно должно находиться в покое. Вселенная не может быть стационарной, считал он. Вселенная должна либо расширяться, либо сжиматься.

Утверждая это, Фридман исходил из двух предположений.

Во-первых, указывал он, Вселенная везде выглядит абсолютно одинаково, в каком бы направлении ее ни наблюдать, а, во-вторых, это утверждение всегда остается в силе, с какого бы места мы ни наблюдали Вселенную.

Рассмотренные Фридманом модели говорили о том, что в какой-то момент времени в прошлом, естественно – космическом времени, то есть отдаленном от нас миллиардами и миллиардами лет (время, которое человеческий мозг затрудняется воспринимать, как нечто реальное), расстояние между всеми галактиками должно было равняться нулю. В этот момент (его принято называть Большим взрывом) плотность Вселенной и кривизна пространства должны были быть бесконечными. Поскольку математики не умеют реально обращаться с бесконечно большими величинами, это означало, что, согласно общей теории относительности, во Вселенной должна была существовать точка, в которой никакие законы самой этой теории не могли быть применимы.

Такая точка названа сингулярной.

Анализируя понятие сингулярности, французский математик Леметр предложил назвать состояние столь высокой концентрации вещества «первичным атомом». Он писал: «Слово „атом“ следует здесь понимать в его первоначальном, греческом значении. Атом является чем-то настолько простым, что о нем ничего нельзя рассказать и нельзя поставить относительно него ни одного вопроса. Здесь мы имеем совершенно непостижимое начало. Лишь когда атом распался на большое количество фрагментов, заполняя пространство небольшого, но не равного точно нулю радиуса, физические понятия начали приобретать значения».

Работы Фридмана вызвали массу волнений в стане физиков.

Мысль о том, что у времени было когда-то начало, многим не понравилась, писал американский астрофизик Хокинг. А не понравилась эта мысль именно тем, что в ней проглядывал какой-то, пусть и неясный, намек на вмешательство божественных сил. Не случайно, за модель Большого взрыва ухватилась католическая церковь. В 1951 году папа римский официально возгласил, что модель Большого взрыва вполне согласуется с Библией.

Космолог У. Боннор так прокомментировал указанный факт:

«Некоторые ученые отождествляли сингулярность с Богом и думали, что в этот момент родилась Вселенная. Мне кажется в высшей степени неуместным заставлять Бога решать наши научные проблемы. В науке нет места подобному сверхъестественному вмешательству. А тот, кто верит в Бога и связывает с ним сингулярность в дифференциальных уравнениях, рискует потерять нужду в нем, когда улучшится математика».

«Точка зрения, которой я придерживаюсь, состоит в том, что Вселенная имеет неограниченное прошлое и будущее. Это может показаться столь же загадочным, как и предположение о конечности ее истории. Однако в научном плане эта точка зрения является методологическим основоположением, и никак не иначе. Наука не должна произвольно принимать гипотезы, которые ограничивают сферу ее исследований».

«Иногда говорят, – писал академик Капица, – что Фридман не очень-то верил в свою собственную теорию и относился к ней лишь как к математическому курьезу. Он будто бы говорил, что его дело – решать уравнения, а разбираться в физическом смысле решений должны другие специалисты – физики. Это ироническое высказывание о своих трудах остроумного человека не может изменить нашу высокую оценку его открытия. Даже если Фридман не был уверен в том, что расширение Вселенной, вытекающее из его математических выкладок, существует в природе, это никоим образом не умаляет его научной заслуги. Вспомним, например, теоретическое предсказание Дираком позитрона. Дирак тоже не верил в реальное существование позитрона и относился к своим расчетам как к чисто математическому достижению, удобному для описания некоторых процессов. Но позитрон был открыт, и Дирак, сам того не предполагая, оказался пророком. Никто не пытается преуменьшить его вклад в науку из-за того, что он сам не верил в свое пророчество».

Умер Фридман 16 сентября 1925 года от брюшного тифа.

В некрологе, написанном вдовой Фридмана, было сказано:

«Excelsior (выше) – было девизом его жизни.

Его мучила жажда знаний.

Избрав механику, этот рай математических наук (по словам Леонардо да Винчи), он не смог ограничиться ею и искал и находил новые отрасли, изучал глубоко, детально и вечно мучился от недостаточности своих знаний. «Нет, я невежда, я ничего не знаю, надо еще меньше спать, ничем посторонним не заниматься, так как вся эта так называемая жизнь – сплошная потеря времени». Он мучил себя сознательно, так как видел, что ему не хватает времени обнять взором те широкие горизонты, которые открывались ему при изучении новой науки. Всегда готовый скромно учиться у всякого, кто знал больше него, он сознавал, что в своем творчестве идет новыми путями, трудными, никем еще не исследованными, и любил приводить слова Данте: «Вод, в которые я вступаю, не пересекал еще никто».

В 1931 году, уже посмертно, исследования Фридмана были отмечены Премией им. В. И. Ленина.

Источник:

www.e-reading.club

А. М. Фридман. Ученый и не только

А. М. Фридман - ученый и не только

уточнить цену на сайте интернет магазина

Купить А. М. Фридман - ученый и не только в интернет магазинах по следующим ценам Цена в рублях Описание товара

Книга представляет собой сборник воспоминаний, архивных материалов и разрозненных публикаций, посвященный памяти выдающегося советского (российского) астрофизика, лауреата трех государственных премий, академика Алексея Максимовича Фридмана. А.М.Фридман начинал как плазмофизик; в последние годы жизни, не оставляя астрофизики, работал также над проблемой борьбы с цунами. Книга адресована студентам-аспирантам и преподавателям, научным работникам и всем тем, кто интересуется историей.. посмотреть полное описание о А. М. Фридман - ученый и не только

Характеристики Рекомендуем также следующие похожие товары на А. М. Фридман - ученый и не только Ходорковский, Лебедев, далее везде. Записки адвоката о "деле ЮКОСа" и не только о нем

За "делом ЮКОСа" много лет следили как вся наша страна, так и весь цивилизованный мир. На процессах против Михаила Ходорковского и Платона Лебедева столкнулись..

Царь Асыка и его подданные. Обезьянья Великая и Вольная Палата А. М. Ремизова в лицах и документах

Книга посвящена уникальному жизнетворческому опыту А.М.Ремизова - Обезьяньей Великой и Вольной Палате. Эта литературная игра стала частью жизни писателя и..

Моя мамочка. История в письмах и не только.

Книга отражает в письмах, документах, свидетельствах современников важные события нашей истории в XX веке на примере жизни одного человека - Анны Васильевны..

Рубаи о любви и не только. Таджикская литература

Предлагаем вашему вниманию сборник таджикской литературы.

Моя жизнь. Театр и не только

"Я много лет пишу для театра, и давно усвоил грустную формулу: драматург пишет одну пьесу, режиссер ставит другую, а зритель смотрит третью… Разбирая эту..

Все начистоту. О хоккее и не только

Двукратный олимпийский чемпион. Семикратный чемпион мира. Трехкратный чемпион СССР. Заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР, заслуженный тренер..

Источник:

beauty.mypartnershop.ru

РЕЦЕНЗИРУЮТСЯ: “А

научная статья по теме РЕЦЕНЗИРУЮТСЯ: “А.М. ФРИДМАН ? УЧЕНЫЙ И НЕ ТОЛЬКО”; “РОССИЯ И КИТАЙ: ИЗМЕНЕНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ ОБЩЕСТВА”; Л.Р. КЛЕБАНОВ: “УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ” Общие и комплексные проблемы естественных и точных наук

Текст научной статьи на тему «РЕЦЕНЗИРУЮТСЯ: “А.М. ФРИДМАН ? УЧЕНЫЙ И НЕ ТОЛЬКО”; “РОССИЯ И КИТАЙ: ИЗМЕНЕНИЯ В СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ ОБЩЕСТВА”; Л.Р. КЛЕБАНОВ: “УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ОХРАНА КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ”»

?ВЕСТНИК РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК, 2012, том 82, № 9, с. 859-863

А.М. Фридман — учёный и не только.

М.: Добросвет; Изд-во "КДУ", 2012. 704 с.

Так уж устроено, что великим можно стать лишь после смерти. С обывательской точки зрения, это совершенно закономерно: ну как можно признать величие такого же, как ты сам, одновременно с которым ты начинал, вместе с которым работал много лет рядом в одной комнате или в одном городе, который видел то же самое, что видел ты, читал то же, что читал ты, и вообще почти ничем не выделялся. Ну, может, повезло ему чуть больше, было у него несколько публикаций, которые почему-то цитировались чаще других, чуть охотнее приглашали его на различные мероприятия и форумы. В конце концов у всех есть свои достижения, а оценки часто весьма субъективны. Но вот не стало человека, прошло какое-то время, несколько притупилась горечь утраты. И неожиданно выясняется, что довольно большая группа авторитетных людей, способных взвесить и оценить сделанное, суммирует это сделанное, предъявляет его миру и свидетельствует о планетарном масштабе утраты. Если речь идёт об учёных, то удостаиваются такой чести далеко не все фигуры мирового уровня, вполне её заслуживающие. Просто не всегда в одно и то же время набирается достаточное количество авторитетов, готовых своевременно дать такую оценку, и причисление к "сонму великих" откладывается на десятилетия.

В этом смысле Алексею Максимовичу Фридману (Алику Фридману, как его называли не только друзья и ближайшие коллеги, но практически все, имевшие возможность общаться с ним в науке "напрямую"), можно сказать, повезло. Удостоенный при жизни академических титулов, трижды лауреат Государственной премии (один раз СССР и дважды — РФ), он не был забыт и после кончины, лучшим свидетельством чему является рецензируемая книга, появление которой кажется событием не только мне и моим ближайшим коллегам, но и некоторым другим людям, даже не имеющим отношения к физике, а прочитавшим её случайно или по рекомендации. Причина этого, на мой взгляд, в триединой многоплановости книги, которая привлечёт к ней, полагаю, больше внимания, чем к обычному сборнику воспоминаний. Во-первых, это масштаб личности Фридмана, который становится очевидным уже после прочтения первых очерков. Во-вторых, это научно-методическое значение книги, которое позволяет рекомендовать её студентам и аспирантам-физикам. Наконец, это её историческая состав-

ляющая, имеющая совершенно самостоятельную ценность.

Говоря об истории, я имею в виду не только главу, посвящённую событиям, связанным с "письмом сорока шести" и по-новому освещающую некоторые грани гражданственности Фридмана и его товарищей по новосибирскому Академгородку в конце 1960-х, но и статью А.Б. Михайловского "Из истории термояда", прочесть которую стоило бы и нынешним руководителям научных исследований и многочисленных инноваций. В этой статье, написанной человеком, непосредственно участвовавшим в становлении новой области науки — физики высокотемпературной плазмы и управляемого термоядерного синтеза — и в выведении её на передовые рубежи в мире, можно найти не только описание того, "как было", но и взвешенные ответы на вопрос "как делать, чтобы было, как надо".

Казалось бы, причём здесь термояд и Фридман, выдающийся астрофизик? Ответ прост: в науке не бывает бесполезного знания. Занимаясь в начале своей научной деятельности, в том числе под руководством Р.З. Сагдеева и А.Б. Михайловского, плазмофизическими задачами с термоядерной ориентацией, А.М. Фридман впоследствии с огромным успехом применил освоенные им методы плазменной науки к физике гравити-рующих сред, расширив и дополнив "зоопарк" известных неустойчивостей и в гидродинамике, и в физике планет и галактик. Можно только гадать о происхождении умения нестандартно мыслить, находить неожиданные параллели и аналогии — врождённое ли это свойство таланта или приобретённое под влиянием выдающихся учителей, которых у А.М. Фридмана было немало. Так или иначе, но этим умением он владел в совершенстве, как и способностью убеждать людей в своей правоте, обращая в сторонников даже ярых противников.

Если не считать эпизодических контактов на конференциях, моё непосредственное знакомство с Алексеем Максимовичем, уже маститым академиком и признанным авторитетом в астрофизике, относится к первой декаде 2000-х годов, когда академик Е.П. Велихов инициировал серию семинаров, посвящённых проблемам аккреционных дисков. Я с небольшой группой сотрудников развивал теорию велиховской магнито-враща-тельной неустойчивости, тогда как Фридман в то время всячески пропагандировал разрабатывае-

мую его командой неустойчивость сверхотражения. Дискуссии были неизбежны, но мне они доставляли истинное удовольствие. Это был тот самый редкий случай, когда оппонент легко схватывал суть изложенного, тут же эмоционально выдвигал контраргументы и соглашался, если находил доводы противной стороны убедительными. Участники этих семинаров обычно расходились довольные друг другом и с пользой проведённым временем. Вот эта способность Фридмана мгновенно ориентироваться, воспринимать чужие доводы и тут же выдвигать свои — лишь одна сторона сильной личности, образ которой отчётливо вырисовывается при чтении книги. Это образ человека, способного на поступки, которые выделяют его из общего ряда и заставляют его уважать. Сила и смелость Фридмана одинаково проявлялись и в способности противостоять хаму или хулигану, и в выдвижении новых научных ги-

потез, на первый взгляд, отдающих "сумасшедшинкой", и в дальнейшем их терпеливом и последовательном отстаивании, и, тем более, в признании своей — пусть редкой — неправоты.

Я настоятельно рекомендую эту книгу широкому кругу читателей. Люди, мало знакомые с А.М. Фридманом или знающие о нём лишь понаслышке, с интересом откроют для себя широту и глубину этой незаурядной личности и, как мне кажется, получат удовольствие от воспоминаний многочисленных друзей Фридмана — замечательных учёных, его родных, а также от стихов и лаконичной прозы самого Алексея Максимовича. Молодым же, только входящим в большую науку, эта книга может дать больше, нежели специальные курсы по методологии научного познания.

В.И. ИЛЬГИСОНИС, доктор физико-математических наук

Pоссия и Китай: изменения в социальной структуре общества.

Отв. ред. М.К. Горшков, З.Т. Голенкова, Ли Пэйлинь. М.: Новый хронограф, 2012. 510 с.

Монография подготовлена в рамках двустороннего сотрудничества Института социологии РАН и Института социологии Академии общественных наук КНР (АОН КНР). Сегодня все мы являемся свидетелями весьма сложных и противоречивых тенденций мирового развития: глобализации, интеграции разных частей мира, с одной стороны, и дезинтеграции, регионализации — с другой. Эти тенденции наблюдаются на всех уровнях: глобального общества в целом, отдельных стран и отдельных субъектов. Социологи России и Китая предприняли попытку понять и объяснить сложные проблемы, связанные с развитием социальной структуры в своих странах.

Современную социальную структуру общества в обоих государствах нельзя рассматривать как стабильную, устойчивую, в ней происходят сложнейшие процессы. Результаты их анализа, выявление количественно-качественных изменений, обусловливающих взаимодействие различных социальных классов, групп и страт, свидетельствуют о радикальных социально-структурных трансформациях.

И в России, и в Китае процессы модификации происходят в контексте внутренних региональных особенностей, а это означает, что становление социального пространства определяется в том числе и спецификой развития отдельных регионов. Это особенно характерно для России, где складывающиеся свободные формы взаимоотношений субъектов федерации с центром носят отчётливый характер, что, несомненно, влияет на становление собственных (региональных) соци-

ально-структурных и социально-культурных элементов, их внутренних и внешних связей. Авторы книги попытались дать конкретную картину этого социального взаимодействия.

Монография отражает многочисленные направления динамичного общественного развития. Речь в ней идёт о серьёзных институциональных изменениях, связанных прежде всего с отношениями собственности, а в России — и власти. Эти вопросы интересно поставлены в предисловии, написанном М.К. Горшковым и Ли Пэйлинем. Следует отметить, что предисловие носит теоретико-методологический характер, ибо здесь изложена проблема формирования основ социальной модели современного общества в России и в Китае. Правда, с сожалением приходится отметить, что в основном здесь подробно рассматриваются изменения в социальной системе Китая. Видимо, это объясняется стремлением редколлегии как можно полнее представить российскому читателю специфику китайских преобразований, о которых сейчас немало говорится. Трансформационные же процессы в России являются в последнее десятилетие объектом постоянного внимания исследователей, работы которых широко публикуются.

Первый блок проблем, освещаемых в монографии, объединяет главы, где рассматриваются социально-экономические и социально-стратификационные изменения в обеих странах. В первых трёх главах (авторы М.К. Горшков, З.Т Голенкова, Ли Пэйлинь) раскрываются конкретные процессы модификации социальной структуры, в основе ко-

торой лежат преобразования в экономической сфере. Они качественно изменили социальную организацию и социальные институты общества, поляризовав интересы и политические предпочтения представителей разных социальных групп.

Анализируя изменения в социальной стратификации пореформенного китайского общества, авторы делают особый акцент на проблеме регулирования в этой сфере. Это касается структуры собственности и структуры промышленности. Быстрая индустриализация и урбанизация способствовали ускорению изменений в социально-профессиональной структуре общества. Принципиальными для социального развития Китая являются также меры, предпринятые Коммунистической партией страны с целью оптимизировать распределение доходов. Именно эта политика будет служить основой для создания общес

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF на указанную при оплате почту. Время доставки составляет менее 10 минут. Стоимость одной статьи — 150 рублей.

Источник:

naukarus.com

А. М. Фридман. Ученый и не только в городе Тула

В представленном каталоге вы сможете найти А. М. Фридман. Ученый и не только по доступной цене, сравнить цены, а также изучить другие книги в группе товаров Книги. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Доставка осуществляется в любой город России, например: Тула, Тольятти, Барнаул.