Каталог книг

Роберт Бертон Разум VS Мозг. Разговор на разных языках

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Мы считаем себя существами разумными, управляющими своими действиями, потому что обладаем разумом. Наука постоянно говорит нам, что все ближе и ближе подходит к разгадке феномена разума, но так ли это? В книге ставится под сомнение не только способность науки разобраться в этом вопросе, но и объективность уже сделанных ею выводов. В случае, когда объектом изучения является наш мозг и наш разум, а исследовательским инструментом является тот же самый мозг и тот же самый разум, результат вряд ли может быть объективным…

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Бертон Р. Разум vs Мозг. Разговор на разных языках Бертон Р. Разум vs Мозг. Разговор на разных языках 477 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Бёртон, Роберт А. Разум VS Мозг. Разговор на разных языках Бёртон, Роберт А. Разум VS Мозг. Разговор на разных языках 525 р. bookvoed.ru В магазин >>
Бёртон Р. Разум VS Мозг. Разговор на разных языках Бёртон Р. Разум VS Мозг. Разговор на разных языках 531 р. book24.ru В магазин >>
Роберт Бёртон Разум VS Мозг. Разговор на разных языках Роберт Бёртон Разум VS Мозг. Разговор на разных языках 285.4 р. ozon.ru В магазин >>
Разум VS Мозг. Разговор на разных языках Разум VS Мозг. Разговор на разных языках 638 р. labirint.ru В магазин >>
Роберт Бертон,Петр Успенский,Максим Веселов,Родни Коллин Четвертый путь (комплект из 4 книг) Роберт Бертон,Петр Успенский,Максим Веселов,Родни Коллин Четвертый путь (комплект из 4 книг) 1979 р. ozon.ru В магазин >>
Геллатли А. Мозг и Разум Геллатли А. Мозг и Разум 110 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Роберт Бертон - Разум VS Мозг

Роберт Бертон Разум VS Мозг. Разговор на разных языках

Robert А. Burton

A Skeptic's Guide to the Mind:

What Neuroscience Can and Cannot Tell Us About Ourselves

Copyright© 2013 by Robert A. Burton, M.D.

Перевод на русский язык Ю. Рябининой

Художественное оформление Н. Дмитриевой

Из этой книги вы узнаете:

• Насколько можно верить данным современной нейробиологии – Введение, Гл. 13

• Каким образом понимание нашего внутреннего Я может пролить свет на наш разум – Гл. 1

• Почему наше внутреннее Я кажется нам исключительным, но на деле иллюзорно – Гл. 1, 6

• Откуда у нас берется ощущение, что именно мы порождаем то или иное свое действие – Гл. 2, 3

• Как причинно-следственные связи влияют на ход наших мыслей и действия – Гл. 4

• Почему скорость обработки информации не говорит о высоком интеллекте – Гл. 5

• Как эмоции и ментальные ощущения влияют на наши мысли – Гл. 6

• Почему ученые до сих пор не могут объяснить некоторые особенности поведения – Гл. 7

• Чем объясняется то, что мы не способны полностью понять мысли других людей – Гл. 8, 9

• Что происходит в нашем мозге и разуме, когда мы считаем, что ни о чем не думаем – Гл. 9

• Почему невозможно изучить и описать то, как работает сознание человека – Гл. 10

• Можно ли, исследуя мозг гениев, понять, почему они стали гениями – Гл. 11

• Как мозг и разум влияют на личность человека – и наоборот – Гл. 12

• Почему наши поступки не всегда отображают наши сознательные решения – Гл. 13

Книга – это единственное место, где вы можете рассматривать хрупкую мысль, не поломав ее, или исследовать взрывоопасную идею, не боясь быть отброшенным взрывной волной. Это одно из совсем немногих оставшихся нам райских мест, где человеческий разум может одновременно чувствовать, что ему брошен вызов и обеспечена неприкосновенность.

Эдвард П. Морган[1]

Каждый из нас имеет довольно четкое представление о том, что такое наш сознающий разум. Это то неясно-расплывчатое и, скорее всего, невидимое «нечто», находящееся непосредственно позади нашего лба, которое несет ответственность за все наши мысли. Но за пределами такого представления о разуме начинаются разногласия. Кто-то утверждает, что разум – это просто программное обеспечение мозга или то, что мозг производит. Другие придерживаются более глобальных взглядов, считая разум безграничной нематериальной сущностью, выходящей за пределы физического тела и продолжающей существовать после его смерти. Для большинства из нас это мерило человека и одновременно инструмент для измерения этим мерилом. Ценность такого суждения о человеке, в свою очередь, зависит от наших убеждений относительно того, как работает разум: в какой мере наши мысли и поведение диктуются врожденной биологической предрасположенностью и непроизвольной, неосознанной деятельностью мозга, а в какой контролируются нашим сознанием.

Выводы, вытекающие из определения этой пропорции, имеют громадное значение как на личном, так и на глобальном уровне. Мы постоянно стоим перед задачей понимания собственного разума и разума других, идет ли речь о распознавании намерений или о приписывании персональной ответственности за оценку угрозы ядерной атаки со стороны Северной Кореи и Ирана. И все же мы не имеем ни малейшего представления о том, что такое разум. Несмотря на 2500 лет размышлений и феноменальные прорывы в фундаментальной нейробиологии в последние десятилетия, зазор между тем, что происходит в мозгу, и тем, что переживается сознательно, остается terra incognita. Хотя многим ученым хочется верить в то, что через эту пропасть может быть перекинут надежный мост, они заблуждаются.

Наука – единственный инструмент, которым мы располагаем для создания основанного на фактах понимания природы нашего разума. Но как с достаточной степенью достоверности изучить то, что нельзя оценить и измерить? Понимание того, как работает мозг, полезно для описания биологических функций, но оно по-прежнему оставляет нас теряться в догадках в отношении наших осознанных переживаний. Разглядывание самых точных изображений мозга дает нам не больше шансов увидеть, что мы чувствуем, когда испытываем любовь или отчаяние, чем изучение отдельных пикселей в картинах Чака Клоуза[2] – получить целостное представление о живописи. (Чтобы оценить, насколько мало мы на самом деле знаем о разуме, достаточно заметить, что некоторые выдающиеся философы по-прежнему спорят о том, играет ли вообще разум какую-либо роль в нашем поведении.)

Тем не менее с использованием новых мощных методов, например, функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), когнитивная наука – наука о процессах познания – де-факто стала средством объяснения поведения, бросившись в вакуум, образованный неспособностью предшествующих психологических и философских теорий выполнить свои обещания. Сегодня нейробиология воспринимается как дисциплина, представляющая исключительно адекватную модель разума, т. е. как создатель и хранитель его культурной мифологии. Она завоевала статус единственной дисциплины, достойной этого титула. В связи с этим начал появляться новый язык: нейроэкономика, нейроэстетика, нейротеология, нейроинновации, нейролингвистика, нейромаркетинг, нейронетворкинг. Философы наперебой приводят неврологические исследования различных мозговых поражений в качестве доказательства своих теорий, с помощью фМРТ объясняются обвалы рынков, а нейробиологи рассказывают нам, почему мы предпочитаем кока-колу пепси.

Это развитие событий устраивает как ученых, так и широкую общественность. То, что мы в узком кругу занятых изучением мозга исследователей когда-то считали метафизическим теоретизированием, все чаще подается и воспринимается как научно обоснованные факты. И подобно ребенку, получившему новую игрушку, научное сообщество не намерено прислушиваться к предостережениям [1].

Гонка началась. Приз, Священный Грааль науки (и большей части философии сознания) – это объяснение того, как мозг создает разум. Но нехватка надежных исходных постулатов и единого мнения относительно того, что «есть» разум, вылилась в несвязную и разрозненную массу бездоказательных и часто противоречивых результатов в исследованиях поведения. Попробуйте открыть газету или журнал и не наткнуться на очередную нейробиологическую сенсацию, претендующую на объяснение нашего поведения. Я ежедневно наблюдаю, как наиболее сложные аспекты человеческого поведения сводятся к отдельным невразумительным утверждениям. Только представьте, какое количество сомнительных предположений и логических несоответствий стоит за заголовком, появившимся недавно в моем любимом научно-популярном журнале: «В мозге найдено возможное местоположение свободной воли» [2]. Или такой заголовок в британской газете: «Ответственность за плохое поведение ложится на гены, а не на плохое воспитание» [3]. Хотя результаты некоторых исследований действительно оказываются научным прорывом, большая их часть переоценивается, не отличается надежностью, уводит в ложном направлении, служит корыстным интересам и подчас просто нелепы.

Если бы все это было предметом исключительно академической озабоченности, я бы не стал тратить время на эту книгу. Меня беспокоит ситуация, когда недостаток ясности понимания того, что мы можем, а чего не можем сказать о разуме, в сочетании с распространенным убеждением в безграничной силе науки становится рецептом потенциальной катастрофы. Стоит вспомнить о примерах прошлого, когда психоанализ рекламировался как точная наука, а шизофрения приписывалась влиянию деспотичных матерей (так называемым «шизофреногенным» матерям). А как насчет колоссальных страданий, порожденных теми психологами, которые, не задумываясь, создали Синдром Восстановленной Памяти[3], недостаточно понимая, как работает память? Или продвижение лауреатом Нобелевской премии Эгашом Монишем префронтальной лоботомии, основываясь только на том, что пациенты становились более управляемыми? Целые семьи страдали от идей, которые казались на тот момент вполне осмысленными.

Тем не менее ученые, исследующие мозг, как мотыльки, летящие на свечу, или как страдающие амнезией, забывшие уроки истории, повторяют одни и те же ошибки. Хотя их часто необоснованные утверждения о природе разума легко объяснить проявлением амбиций, корысти, невежества или других психологических «причуд», эта книга будет исходить из более основательной предпосылки: наш мозг обладает непроизвольно работающими механизмами, которые, с одной стороны, делают невозможным объективное мышление, с другой стороны, создают иллюзию того, что мы являемся рациональными созданиями, способными полностью понять разум, созданный этими самыми механизмами.

Зазор между тем, что происходит в мозгу, и тем, что переживается сознательно, до сих пор остается terra incognita

В ходе эволюции наш мозг развивался по частям; противоречия, несоответствия и парадоксы оказались встроены в наши когнитивные механизмы. Наша биологическая конструкция заставляет нас испытывать необоснованные чувства в отношении себя, своих мыслей и действий. Мы обладаем безудержным любопытством и желанием понять, как устроен мир. Мы выработали поразительную способность видеть во всем схемы и закономерности независимо от того, существуют ли они вне нашего восприятия. Прибавьте ко всем этим характеристикам объективные когнитивные ограничения и получите общий фон, на котором развивается современная нейробиология.

С моей точки зрения, первым шагом любого научного исследования должно быть честное и открытое признание ограниченности человеческого мышления. Но сотни выпускающихся книг и статей о нашей врожденной иррациональности мало что делают для того, чтобы обуздать слишком далеко идущие выводы, порождаемые верой в чистое рациональное мышление, которая по-прежнему кажется непоколебимой. Для нейробиологов и философов, как и для каждого из нас, примитивное внутреннее переживание собственной правоты является гораздо более убедительным, чем идея, что мощь нашего рационального мышления имеет свои границы.

Выдающийся нейробиолог Антонио Дамасио уверенно заявляет, что объяснение сознания уже рядом [4]. Философ Дэниел Деннет недавно сказал: «Я не вижу причин полагать, что мозг не может понять методов собственного функционирования. Только оттого, что мозг сложен и состоит из 100 миллионов нейронов и квадриллиона синаптических связей, мы не должны заключать, что не сможем разобраться, что в нем происходит» [5]. Некоторые ученые, как ныне покойный нобелевский лауреат Фрэнсис Крик, убеждают, что мозг и разум – это одно и то же и что разум может быть использован для того, чтобы сделать это утверждение. Количество таких грандиозных прогнозов, скорее всего, будет расти, поскольку все больше людей выходит на

Источник:

litread.info

Роберт Бёртон Разум VS Мозг

Ogrik2.ru Разум VS Мозг. Разговор на разных языках Роберт Бёртон

Разум VS Мозг. Разговор на разных языках

  • 1. Роберт Бёртон Разум VS Мозг. Разговор на разных языках
  • 2. Введение
  • 3. Глава 1 Форма вашего разума
  • 4. Мы и наш мозг
  • 5. Где Я?
  • 6. Ров вокруг замка
  • 7. Глава 2 Агентивность, воля, намерение
  • 8. Приведение себя в действие
  • 9. Прогнозируемая агентивность
  • 10. Прогнозирование вознаграждения
  • 11. Рукопашная: битва намерений
  • 12. Глава 3 Причинность
  • 13. Причины и их следствия
  • 14. Агентивность и причинность
  • 15. Глава 4 Ощущения и рассуждения
  • 16. Переполнение памяти
  • 17. Реорганизация во времени
  • 18. Последовательность мышления
  • 19. Глава 5 Логика мышления
  • 20. Размытая логика
  • 21. Красота чисел
  • 22. Оптика разума
  • 23. Глава 6 Метапознание
  • 24. Чувство собственной исключительности
  • 25. Ослабление позиций интеллекта
  • 26. Эскиз мышления
  • 27. Краткая сводка по ментальным ощущениям
  • 28. Глава 7 На общем уровне
  • 29. Экспонат А: Слизевики
  • 30. Экспонат Б: Путь саранчи
  • 31. Групповое мышление
  • 32. Безумные предположения
  • 33. Размер действительно имеет значение?
  • 34. Глава 8 Разговор на разных языках
  • 35. Что отражают зеркальные нейроны
  • 36. Мышление не на том уровне
  • 37. Клетки – не причина поведения
  • 38. Окно возможности
  • 39. Глава 9 Потемки чужой души
  • 40. Поспешные суждения
  • 41. Глава 10 Сознание необъяснимо
  • 42. Глава 11 Анатомия мысли
  • 43. Мозг Эйнштейна
  • 44. Чем толще, тем лучше
  • 45. Уловка-22[50]
  • 46. Максимальное подключение
  • 47. Глава 12 Моральный характер – факт или фикция?
  • 48. Анатомия морали
  • 49. Сейчас – это не навсегда
  • 50. Справедливости ради
  • 51. Исследование характера
  • 52. От мудрости до интеллекта
  • 53. Возвращение к реальности
  • 54. Воля или намерение
  • 55. Глава 13 Расскажи мне историю
  • 56. Запертые
  • 57. Подводя итоги
  • 58. Мудрость – это смирение перед лицом тайны
  • 59. Примечания
  • 60. Алфавитный указатель
  • 61. Примечания
  • 62. 1
  • 63. 2
  • 64. 3
  • 65. 4
  • 66. 5
  • 67. 6
  • 68. 7
  • 69. 8
  • 70. 9
  • 71. 10
  • 72. 11
  • 73. 12
  • 74. 13
  • 75. 14
  • 76. 15
  • 77. 16
  • 78. 17
  • 79. 18
  • 80. 19
  • 81. 20
  • 82. 21
  • 83. 22
  • 84. 23
  • 85. 24
  • 86. 25
  • 87. 26
  • 88. 27
  • 89. 28
  • 90. 29
  • 91. 30
  • 92. 31
  • 93. 32
  • 94. 33
  • 95. 34
  • 96. 35
  • 97. 36
  • 98. 37
  • 99. 38
  • 100. 39
  • 101. 40
  • 102. 41
  • 103. 42
  • 104. 43
  • 105. 44
  • 106. 45
  • 107. 46
  • 108. 47
  • 109. 48
  • 110. 49
  • 111. 50
  • 112. 51
  • 113. 52
  • 114. 53
  • 115. 54
  • 116. 55
  • 117. 56
  • 118. 57
  • 119. 58
  • 120. 59
  • 121. 60
  • 122. 61
  • 123. 62
  • 124. 63
  • 125. 64
  • 126. 65
  • 127. 66
  • 128. 67
  • 129. 68
Показать оглавлениеСкрыть оглавление Комментариев: 0 Оставить комментарий Книги Последние комментарии
  • Ощущение, что гг имеет очень гибкую психику и перманентный пмс.

Кривые дорожки к трону (Юлиана Чернышева)

  • Чудесная книга. Прочитала обе части. Нет. не просто прочитала - прожила. Герои книги и мир в котором они живут, навсегда останутся в моём сердце.

    Источник:

    ogrik2.ru

  • Бертон Роберт - Разум VS Мозг

    Романы онлайн Романы Разум VS Мозг. Разговор на разных языках Бертон Роберт

    Robert А. Burton

    A Skeptic's Guide to the Mind:

    What Neuroscience Can and Cannot Tell Us About Ourselves

    Copyright© 2013 by Robert A. Burton, M.D.

    Перевод на русский язык Ю. Рябининой

    Художественное оформление Н. Дмитриевой

    • Насколько можно верить данным современной нейробиологии – Введение, Гл. 13

    • Каким образом понимание нашего внутреннего Я может пролить свет на наш разум – Гл. 1

    • Почему наше внутреннее Я кажется нам исключительным, но на деле иллюзорно – Гл. 1, 6

    • Откуда у нас берется ощущение, что именно мы порождаем то или иное свое действие – Гл. 2, 3

    • Как причинно-следственные связи влияют на ход наших мыслей и действия – Гл. 4

    • Почему скорость обработки информации не говорит о высоком интеллекте – Гл. 5

    Источник:

    romanbook.ru

    Разум VS Мозг читать онлайн, Бертон Роберт

    Читать онлайн «Разум VS Мозг»

    Разум VS Мозг. Разговор на разных языках

    Robert А. Burton

    A Skeptic's Guide to the Mind:

    What Neuroscience Can and Cannot Tell Us About Ourselves

    Copyright© 2013 by Robert A. Burton, M.D.

    Перевод на русский язык Ю. Рябининой

    Художественное оформление Н. Дмитриевой

    • Насколько можно верить данным современной нейробиологии – Введение, Гл. 13

    • Каким образом понимание нашего внутреннего Я может пролить свет на наш разум – Гл. 1

    • Почему наше внутреннее Я кажется нам исключительным, но на деле иллюзорно – Гл. 1, 6

    • Откуда у нас берется ощущение, что именно мы порождаем то или иное свое действие – Гл. 2, 3

    • Как причинно-следственные связи влияют на ход наших мыслей и действия – Гл. 4

    • Почему скорость обработки информации не говорит о высоком интеллекте – Гл. 5

    • Как эмоции и ментальные ощущения влияют на наши мысли – Гл. 6

    • Почему ученые до сих пор не могут объяснить некоторые особенности поведения – Гл. 7

    • Чем объясняется то, что мы не способны полностью понять мысли других людей – Гл. 8, 9

    • Что происходит в нашем мозге и разуме, когда мы считаем, что ни о чем не думаем – Гл. 9

    • Почему невозможно изучить и описать то, как работает сознание человека – Гл. 10

    • Можно ли, исследуя мозг гениев, понять, почему они стали гениями – Гл. 11

    • Как мозг и разум влияют на личность человека – и наоборот – Гл. 12

    • Почему наши поступки не всегда отображают наши сознательные решения – Гл. 13

    Книга – это единственное место, где вы можете рассматривать хрупкую мысль, не поломав ее, или исследовать взрывоопасную идею, не боясь быть отброшенным взрывной волной. Это одно из совсем немногих оставшихся нам райских мест, где человеческий разум может одновременно чувствовать, что ему брошен вызов и обеспечена неприкосновенность.

    Эдвард П. Морган[1]

    Каждый из нас имеет довольно четкое представление о том, что такое наш сознающий разум. Это то неясно-расплывчатое и, скорее всего, невидимое «нечто», находящееся непосредственно позади нашего лба, которое несет ответственность за все наши мысли. Но за пределами такого представления о разуме начинаются разногласия. Кто-то утверждает, что разум – это просто программное обеспечение мозга или то, что мозг производит. Другие придерживаются более глобальных взглядов, считая разум безграничной нематериальной сущностью, выходящей за пределы физического тела и продолжающей существовать после его смерти. Для большинства из нас это мерило человека и одновременно инструмент для измерения этим мерилом. Ценность такого суждения о человеке, в свою очередь, зависит от наших убеждений относительно того, как работает разум: в какой мере наши мысли и поведение диктуются врожденной биологической предрасположенностью и непроизвольной, неосознанной деятельностью мозга, а в какой контролируются нашим сознанием.

    Выводы, вытекающие из определения этой пропорции, имеют громадное значение как на личном, так и на глобальном уровне. Мы постоянно стоим перед задачей понимания собственного разума и разума других, идет ли речь о распознавании намерений или о приписывании персональной ответственности за оценку угрозы ядерной атаки со стороны Северной Кореи и Ирана. И все же мы не имеем ни малейшего представления о том, что такое разум. Несмотря на 2500 лет размышлений и феноменальные прорывы в фундаментальной нейробиологии в последние десятилетия, зазор между тем, что происходит в мозгу, и тем, что переживается сознательно, остается terra incognita . Хотя многим ученым хочется верить в то, что через эту пропасть может быть перекинут надежный мост, они заблуждаются.

    Наука – единственный инструмент, которым мы располагаем для создания основанного на фактах понимания природы нашего разума. Но как с достаточной степенью достоверности изучить то, что нельзя оценить и измерить? Понимание того, как работает мозг, полезно для описания биологических функций, но оно по-прежнему оставляет нас теряться в догадках в отношении наших осознанных переживаний. Разглядывание самых точных изображений мозга дает нам не больше шансов увидеть, что мы чувствуем, когда испытываем любовь или отчаяние, чем изучение отдельных пикселей в картинах Чака Клоуза[2] – получить целостное представление о живописи. (Чтобы оценить, насколько мало мы на самом деле знаем о разуме, достаточно заметить, что некоторые выдающиеся философы по-прежнему спорят о том, играет ли вообще разум какую-либо роль в нашем поведении.)

    Тем не менее с использованием новых мощных методов, например, функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), когнитивная наука – наука о процессах познания – де-факто стала средством объяснения поведения, бросившись в вакуум, образованный неспособностью предшествующих психологических и философских теорий выполнить свои обещания. Сегодня нейробиология воспринимается как дисциплина, представляющая исключительно адекватную модель разума, т. е. как создатель и хранитель его культурной мифологии. Она завоевала статус единственной дисциплины, достойной этого титула. В связи с этим начал появляться новый язык: нейроэкономика, нейроэстетика, нейротеология, нейроинновации, нейролингвистика, нейромаркетинг, нейронетворкинг. Философы наперебой приводят неврологические исследования различных мозговых поражений в качестве доказательства своих теорий, с помощью фМРТ объясняются обвалы рынков, а нейробиологи рассказывают нам, почему мы предпочитаем кока-колу пепси.

    Это развитие событий устраивает как ученых, так и широкую общественность. То, что мы в узком кругу занятых изучением мозга исследователей когда-то считали метафизическим теоретизированием, все чаще подается и воспринимается как научно обоснованные факты. И подобно ребенку, получившему новую игрушку, научное сообщество не намерено прислушиваться к предостережениям [1].

    Гонка началась. Приз, Священный Грааль науки (и большей части философии сознания) – это объяснение того, как мозг создает разум. Но нехватка надежных исходных постулатов и единого мнения относительно того, что «есть» разум, вылилась в несвязную и разрозненную массу бездоказательных и часто противоречивых результатов в исследованиях поведения. Попробуйте открыть газету или журнал и не наткнуться на очередную нейробиологическую сенсацию, претендующую на объяснение нашего поведения. Я ежедневно наблюдаю, как наиболее сложные аспекты человеческого поведения сводятся к отдельным невразумительным утверждениям. Только представьте, какое количество сомнительных предположений и логических несоответствий стоит за заголовком, появившимся недавно в моем любимом научно-популярном журнале: «В мозге найдено возможное местоположение свободной воли» [2]. Или такой заголовок в британской газете: «Ответственность за плохое поведение ложится на гены, а не на плохое воспитание» [3]. Хотя результаты некоторых исследований действительно оказываются научным прорывом, большая их часть переоценивается, не отличается надежностью, уводит в ложном направлении, служит корыстным интересам и подчас просто нелепы.

    Если бы все это было предметом исключительно академической озабоченности, я бы не стал тратить время на эту книгу. Меня беспокоит ситуация, когда недостаток ясности понимания того, что мы можем, а чего не можем сказать о разуме, в сочетании с распространенным убеждением в безграничной силе науки становится рецептом потенциальной катастрофы. Стоит вспомнить о примерах прошлого, когда психоанализ рекламировался как точная наука, а шизофрения приписывалась влиянию деспотичных матерей (так называемым «шизофреногенным» матерям). А как насчет колоссальных страданий, порожденных теми психологами, которые, не задумываясь, создали Синдром Восстановленной Памяти[3], недостаточно понимая, как работает память? Или продвижение лауреатом Нобелевской премии Эгашом Монишем префронтальной лоботомии, основываясь только на том, что пациенты становились более управляемыми? Целые семьи страдали от идей, которые казались на тот момент вполне осмысленными.

    Тем не менее ученые, исследующие мозг, как мотыльки, летящие на свечу, или как страдающие амнезией, забывшие уроки истории, повторяют одни и те же ошибки. Хотя их часто необоснованные утверждения о природе разума легко объяснить проявлением амбиций, корысти, невежества или других психологических «причуд», эта книга будет исходить из более основательной предпосылки: наш мозг обладает непроизвольно работающими механизмами, которые, с одной стороны, делают невозможным объективное мышление, с другой стороны, создают иллюзию того, что мы являемся рациональными созданиями, способными полностью понять разум, созданный этими самыми механизмами.

    Зазор между тем, что происходит в мозгу, и тем, что переживается сознательно, до сих пор остается terra incognita

    В ходе эволюции наш мозг развивался по частям; противоречия, несоответствия и парадоксы оказались встроены в наши когнитивные механизмы. Наша биологическая конструкция заставляет нас испытывать необоснованные чувства в отношении себя, своих мыслей и действий. Мы обладаем безудержным любопытством и желанием понять, как устроен мир. Мы выработали поразительную способность видеть во всем схемы и закономерности независимо от того, существуют ли они вне нашего восприятия. Прибавьте ко всем этим характеристикам объективные когнитивные ограничения и получите общий фон, на котором развивается современная нейробиология.

    Источник:

    knigogid.ru

    Роберт Бертон Разум VS Мозг. Разговор на разных языках в городе Екатеринбург

    В нашем каталоге вы можете найти Роберт Бертон Разум VS Мозг. Разговор на разных языках по доступной цене, сравнить цены, а также изучить похожие предложения в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка может производится в любой город России, например: Екатеринбург, Омск, Хабаровск.