Каталог книг

Юрий Мамлеев Другой

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Юрий Мамлеев - родоначальник жанра метафизического реализма, основатель литературно-философской школы. Сверхзадача метафизика - раскрытие внутренних бездн, которые таятся в душе человека. Самое афористичное определение прозы Мамлеева - Литература конца света. Жизнь довольно кошмарна: она коротка... Настоящая литература обладает эффектом катарсиса, ее исход таинственное очищение, даже если жизнь описана в ней как грязь.

Характеристики

  • Вес
    266
  • Ширина упаковки
    10
  • Высота упаковки
    197
  • Глубина упаковки
    130
  • Автор
    Юрий Мамлеев
  • Тип издания
    Отдельное издание
  • Тип обложки
    Твердый переплет
  • Тираж
    1500
  • Произведение
    Другой

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Юрий Мамлеев Другой Юрий Мамлеев Другой 393 р. ozon.ru В магазин >>
Юрий Мамлеев Юрий Мамлеев. Собрание сочинений. Том 2 Юрий Мамлеев Юрий Мамлеев. Собрание сочинений. Том 2 304 р. ozon.ru В магазин >>
Юрий Мамлеев Блуждающее время Юрий Мамлеев Блуждающее время 137 р. litres.ru В магазин >>
Юрий Мамлеев Судьба бытия. За пределами индуизма и буддизма Юрий Мамлеев Судьба бытия. За пределами индуизма и буддизма 659 р. ozon.ru В магазин >>
Юрий Мамлеев Собрание сочинений. Том 3 Юрий Мамлеев Собрание сочинений. Том 3 416 р. book24.ru В магазин >>
Юрий Мамлеев Собрание сочинений. Том 2 Юрий Мамлеев Собрание сочинений. Том 2 230 р. book24.ru В магазин >>
Юрий Мамлеев Воспоминания Юрий Мамлеев Воспоминания 99 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Другой - скачать бесплатно

Скачать: Другой , Юрий Мамлеев

Юрий Мамлеев — родоначальник жанра метафизического реализма, основатель литературно-философской школы.

Сверхзадача метафизика — раскрытие внутренних бездн, которые таятся в душе человека.

Самое афористичное определение прозы Мамлеева — Литература конца света.

Жизнь довольно кошмарна: она коротка… Настоящая литература обладает эффектом катарсиса, ее исход таинственное очищение, даже если жизнь описана в ней как грязь.

  • FB2
  • EPUB
  • TXT
  • RTF
  • HTML
Читать книгу онлайн

…Он смотрел из окна на улицу, похожую на галлюцинацию. Взгляд его был бессмысленным, но тем не менее целеустремленным. Хотя никакой цели не существовало. Сами глаза поражали отсутствием всякого выражения и своей равнодушной чернотой.

Большая голова этого человека напоминала тень того, кто стоял за его спиной, скрытый от мира. Вдруг бессмысленный взгляд незнакомца стал пронзительным, словно он узрел свою смерть. Но никакой смерти в прямом смысле не было. Человек пошевелился и, наклонив голову, посмотрел налево.

В глазах его появились слезы, но выражение лица оставалось холодным и жестоким. Казалось, он видел то, что не могли видеть ни люди, ни демоны…

Долго еще виднелся силуэт этого существа в одиноком окне…

Лёня Одинцов, молодой чуть юркий человек лет двадцати семи, стоял в коридоре поезда Москва — Улан-Батор, который следовал через Сибирь в Монголию. Шел двадцать первый век. Лёня направлялся из Москвы в Новосибирск к дальним родственникам. Пассажиры здесь были как из западных стран, так и российские.

Лёня ни о чем не думая, почему-то слегка пританцовывал на месте, глядя в окно. Другие пассажиры в коридоре поезда вели себя смирно, но как-то странно. В чем состояла эта странность, Лёня Одинцов и не пытался понять. Понимание вообще было его слабым местом. Лёня всегда считал, что мир понять невозможно. К нему назойливо подошел человечек, постоянно спрашивающий у окружающих:

Лёня почувствовал, что если ему зададут этот безразлично-бессмысленный вопрос о том, как он себя чувствует, он сойдет с ума — пусть даже на время.

В коридоре то появлялись, то исчезали какие-то люди, озабоченные и, как показалось Лене, очень разные, не сводимые к единому человеческому знаменателю. «Что за чепуха», — бормотал Одинцов, оглядывая их.

Поразила его и малютка, девочка лет семи, с совершенно призрачным, до недоумения, лицом. Она прыгала около ног Лени и тихонько повторяла:

— Лучше утопиться, чем ехать в таком поезде.

Лёня пожимал плечами: такая маленькая, юркая как змейка, а уже сумасшедшая.

Довольно увесистая бабенка лет сорока подошла и вдруг потрогала его, точно проверяла из чего он состоит.

— Ишь, живой, — хихикнула она после такой проверки. Лёня тупо молчал, словно вылез из того света.

В дальнем купе истерично залаяла собачка, но ее лай быстро оборвался в пустоту.

Поезд тем не менее набирал скорость.

«Куда он так ненормально несется?» — безучастно подумал Леня. Где-то он перестал понимать не только мир, но и себя самого.

Внезапно в вагоне, видимо по служебному микрофону, зазвучал с очень убедительными интонациями голос:

— Дорогие леди, джентльмены, товарищи и господа! Рады сообщить вам, что наш поезд изменил направление. Следующая остановка: Преисподняя.

И сразу же это объявление прозвучало на английском языке.

В ответ воцарилась жутковатая тишина. В полном оцепенении прошло минут пять, а может и больше, словно время изменилось. Люди, находившиеся в коридоре недалеко от Лени, не пошевельнулись. Из купе напротив выглянула девочка с толстым, поросячьим личиком и взвизгнув, спросила:

— А что, разве есть такая станция?

Ей никто не ответил. Наконец люди закопошились, но никто не кричал благим матом, не хохотал, как будто все шло как надо.

Лёня мучительно соображал. «Сходит за шутку, — подумал он, — но поезд несется с какой-то сумасшедшей скоростью. Да и пейзаж за окном меняется, я в жизни не видел такого… Пейзаж-то ведь не тот. Ого-го!»

Кто-то постучал в дверь проводницы, но никто не открывал. Дверь была наглухо заперта, и как-то надежно, будто навс…

Если вы уже скачали эту книгу, вы можете написать небольшой отзыв,

чтобы помочь другим читателям определиться с выбором.

Другие книги писателя
  • «После конца» Мамлеев Юрий

Роман Юрия Мамлеева «После конца» – современная антиутопия, посвященная антропологической катастрофе, постигшей человечество будущего. Люди дружно мутируют в некий вид, уже не несущий человеческие чер…

«Равноденствия» — сборник уникальный. Прежде всего потому, что он впервые открывает широкому читателю целый пласт молодых талантливых авторов, принадлежащих к одному литературному направлению — метафи…

Источник:

knigosite.org

Юрий Мамлеев «Другой»

Юрий Мамлеев «Другой»

Лингвистический анализ текста:

bvi, 25 июня 2015 г.

Юрий Витальевич Мамлеев, основатель «метафизического реализма», давно уже проходит у меня по нашему, фантастическому ведомству. Роман «Другой» начинается с путешествия главного героя на поезде в потусторонний мир. Немножко не так, как у Мерля в «Мадрапуре», скорее, как в песне «Несчастного случая»:

Так пересёк ты свой божий мирок, вжился, пригрелся,

Так и доехал до райских ворот, кончились рельсы.

Вышел, размялся, спросил сигарет, просто для смеха.

Взял на перроне обратный билет,

Лёня Одинцов оказался «другим», которому не нашлось места ни в адской преисподней, ни в райских кущах. Вернулся он в наш грешный мир, где и пытается понять, почему так оказалось.

Далее, собственно, ничего фантастического не происходит. Правда, периодически Лёня встречается с загадочным Акимом Ивановичем, который ещё во время реанимационного путешествия утешал Лёню, мол, ничего, не переживай, вот поймёшь на Земле, где твоя душа, глядишь, и найдётся тебе место где-нибудь.

И сюжет потихоньку сворачивает от Лёни к его друзьям, художникам и эзотерическим рассуждениям. Мамлеев представляет галерею довольно странных личностей, среди которых особенно выделяется крутой Трофим Борисович Лохматов, которому тесно в нашем мире, и он пытается найти проходы в параллельные вселенные.

Лёня тихонечко исчезает, попытки друзей его разыскать ни к чему не приводят, хотя контурно автор даёт понять, что этот таинственный Аким Иванович организовал в своё время его отравление, затем во время реанимации искусно внушил ему неуверенность в себе и своём существовании на земле. И, скорее всего, кончилось дело тем, что какая-то преступная организация «разобрала» его на части, чтобы продать его органы богатеньким забугорным буратинам.

Из-за детективной составляющей роман читается с интересом, хотя и оставляет странное впечатление. Все персонажи немножко неестественные, излишне экзальтрованные, с фобиями, заскоками, некоторым свихнутием.

Катарсис, который испытывает в эпилоге художница Алёна, непонятен даже самому автору: «Какое-то сверхъестественное облегчение вошло в нее, которому не было никакой причины. Необъяснимым образом сострадание в ее душе стало превращаться в нечто светлое, благодатное, словно на всех замученных жизнью опустился покров сверхъестественной любви. Она почувствовала, что ее эго исчезло, что она свободна. Слезы в ее душе – уже не слезы отчаянья. И они иссякают. Свет, один свет».

igorgag, 11 декабря 2015 г.

Впечатление очень сложное. Стиль Мамлеева кажется очень простым, вместе с тем попытаюсь разделить его на «составляющие».

Одна из них — очень простая безыскусная манера, совершенно чуждая какого-либо украшательства. Мамлеев описывает происходящее самыми обыденными словами, без какой-либо аффектации, как это называли в старину. В принципе, такая подача мне нравится.

Но есть ещё и дурашливые разглагольствования в духе Коровьева из «Мастера и Маргариты». Забавно, но только поначалу, когда в больших количествах — приедается.

И ещё есть — что-то ни то, ни сё. У автора не получилось сказать просто, найти точные слова. Но похохмить в духе Коровьева тоже не получилось. И тогда в ход идёт какая-то невнятица и тягомотина.

Вот такие впечатления от метафизического реализма.

Авторы по алфавиту:

6 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Книга-игра»

4 января 2018 г.

3 января 2018 г.

Открыты страницы серии антологий и книжной серии «Заповедник Сказок»

31 декабря 2017 г.

30 декабря 2017 г.

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Источник:

fantlab.ru

Юрий Мамлеев Другой скачать книгу fb2 txt бесплатно, читать текст онлайн, отзывы

Юрий Мамлеев — родоначальник жанра метафизического реализма, основатель литературно-философской школы.

Сверхзадача метафизика — раскрытие внутренних бездн, которые таятся в душе человека.

Самое афористичное определение прозы Мамлеева — Литература конца света.

Жизнь довольно кошмарна: она коротка… Настоящая литература обладает эффектом катарсиса, ее исход таинственное очищение, даже если жизнь описана в ней как грязь.

Дорогой ценитель литературы, погрузившись в уютное кресло и укутавшись теплым шерстяным пледом книга "Другой" Мамлеев Юрий Витальевич поможет тебе приятно скоротать время. Легкий и утонченный юмор подается в умеренных дозах, позволяя немного передохнуть и расслабиться от основного потока информации. Данная история - это своеобразная загадка, поставленная читателю, и обычной логикой ее не разгадать, до самой последней страницы. Через виденье главного героя окружающий мир в воображении читающего вырисовывается ярко, красочно и невероятно красиво. С первых строк обращают на себя внимание зрительные образы, они во многом отчетливы, красочны и графичны. Динамика событий разворачивается постепенно, как и действия персонажей события соединены временной и причинной связями. С невероятным волнением воспринимается написанное! – Каждый шаг, каждый нюанс подсказан, но при этом удивляет. В рассказе присутствует тонка психология, отличная идея и весьма нестандартная, невероятная ситуация. Глубоко цепляет непредвиденная, сложнопрогнозируемая последняя сцена и последующая проблематика, оставляя место для самостоятельного домысливания будущего. События происходят в сложные времена, но если разобраться, то проблемы и сложности практически всегда одинаковы для всех времен и народов. Зачаровывает внутренний конфликт героя, он стал настоящим борцом и главная победа для него - победа над собой. "Другой" Мамлеев Юрий Витальевич читать бесплатно онлайн невозможно без переживания чувства любви, признательности и благодарности.

Источник:

readli.net

Другой, Юрий Мамлеев

“Другой”, Юрий Мамлеев

«- И смешно, и странно, черт возьми. Когда дочь кушает ну, например, свою кашу по утрам, то вдруг замирает, произносит: «какой УЖАС», кладет ложку и долго потом не ест. Такое повторяется довольно часто в последнее время. Я ее спрашиваю: каша или там котлеты не вкусные? Нет, все ей вкусно. И вдруг: «какой УЖАС!»

- Филипп, она еще, может быть не привыкла к своему телу, оно ей видится чужим, кастрюля какая-то, в которой что-то булькает, варится, - и мы живем в этой кастрюле…Она недавно сюда пришла, и такое может быть у особо чутких, шок от жизни в теле – больше ничего, - закончила Лера».

В этом кратком диалоге из романа «Другой» Юрия Витальевича Мамлеева и отражен весь смысл испытываемого героями его произведений УЖАСА. Ремесленники, инженеры, пьяницы, научные работники тихонечко занимаются своим делом, и вдруг у некоторых происходит удар, даже не удар, а внезапное несогласие с тем, что целью может быть такое нелепое дело как перекладывание с места на место бумажек, кирпичей, досок, бутылок и прочего. Внезапно героев Мамлеева пронизывает ощущение нелепости всего происходящего, абсурдности в соединении с чувством причастности к чему-то высшему. И они начинают метаться, шататься ("Шатуны"-название одного из самых ранних романов Мамлеева), совершать некие предосудительные поступки, так как не знают, что с ними происходит, что делать с этим странным, неисчезающем ощущением. Юрий Витальевич исследует причину появления этого «странного чувства» у некоторых людей, намекает, что рационально это явление не объяснить, пытается проследить дальнейшую жизнь своих «прозревших героев».

Честно говоря, меня до момента понимания смысла слова «ужас», произносимого героями Мамлеева, даже немного раздражала их чересчур выписанная, истероидная реакция, и постоянно встречающиеся в романах и рассказах слова ужас и хохот. И только приведенный выше отрывок из «Другого» расставил все по своим местам.

И еще цитата из романа "Другой", очень четко демонстрирующая позицию автора о месте внезапно пробужденного человека в социуме:

". Время отшельнического подвига прошло. Надо умудриться быть в социуме - и сохранить себя. Быть и отстраненным, и включенным одновременно. конечно, государство любит усредненное, так спокойнее. Но со временем оно поднимает на щит и каторжанина Достоевского, и Лермонтова, и так далее, чтобы, к примеру, показать, что народ, который дал столько гениев, не может погибнуть. легче сидеть в пещере и там видеть небо, чем в социуме узреть хотя бы клочок его. "

Автор Интересные книги

Посмотреть все записи пользователя: Интересные книги

Похожие записи

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий

Вы должны войти Авторизованы чтобы оставить комментарий.

Источник:

interesnyeknigi.ru

Другой - Юрий Мамлеев, скачать книгу бесплатно

Название книги Мамлеев Юрий

Ю рий Мамлеев — родоначальник жанра метафизического реализма, основатель литературно-философской школы.

Сверхзадача метафизика — раскрытие внутренних бездн, которые таятся в душе человека.

Самое афористичное определение прозы Мамлеева — Литература конца света.

Жизнь довольно кошмарна: она коротка… Настоящая литература обладает эффектом катарсиса, ее исход таинственное очищение, даже если жизнь описана в ней как грязь.

часть первая

Он смотрел из окна на улицу, похожую на галлюцинацию. Взгляд его был бессмысленным, но тем не менее целеустремленным. Хотя никакой цели не существовало. Сами глаза поражали отсутствием всякого выражения и своей равнодушной чернотой.

Большая голова этого человека напоминала тень того, кто стоял за его спиной, скрытый от мира. Вдруг бессмысленный взгляд незнакомца стал пронзительным, словно он узрел свою смерть. Но никакой смерти в прямом смысле не было. Человек пошевелился и, наклонив голову, посмотрел налево.

В глазах его появились слезы, но выражение лица оставалось холодным и жестоким. Казалось, он видел то, что не могли видеть ни люди, ни демоны…

Долго еще виднелся силуэт этого существа в одиноком окне…

Лёня Одинцов, молодой чуть юркий человек лет двадцати семи, стоял в коридоре поезда Москва — Улан-Батор, который следовал через Сибирь в Монголию. Шел двадцать первый век. Лёня направлялся из Москвы в Новосибирск к дальним родственникам. Пассажиры здесь были как из западных стран, так и российские.

Лёня ни о чем не думая, почему-то слегка пританцовывал на месте, глядя в окно. Другие пассажиры в коридоре поезда вели себя смирно, но как-то странно. В чем состояла эта странность, Лёня Одинцов и не пытался понять. Понимание вообще было его слабым местом. Лёня всегда считал, что мир понять невозможно. К нему назойливо подошел человечек, постоянно спрашивающий у окружающих:

Лёня почувствовал, что если ему зададут этот безразлично-бессмысленный вопрос о том, как он себя чувствует, он сойдет с ума — пусть даже на время.

В коридоре то появлялись, то исчезали какие-то люди, озабоченные и, как показалось Лене, очень разные, не сводимые к единому человеческому знаменателю. «Что за чепуха», — бормотал Одинцов, оглядывая их.

Лёня открыл глаза. Над ним нависало полустарушечье лицо с седыми волосами. Глаз почти не было. Оно показалось ему таким бессмысленно-жутким, что Лёня заорал.

— Прозрел что ли? — бормотнуло лицо.

Лёня выпучил сознание.

— Ты что, Одинцов, ты что? — от его кровати отшатнулась женщина в белом халате. — Заговорил, наконец.

Лёня чуть-чуть приподнялся. Лицо женщины уже не казалось жутким.

Всю ночь Лёня промучился: видел во сне Акима Ивановича. Но когда утром очнулся — сердце истерично-радостно забилось: конечно, это было своего рода сновидение. Иными словами, «раскричалась безумная птица на границе у смерти и сна» — вот что это было.

А сосед по койке дико закричал: «Меня уже нет!». «Сон, сон, сон!» — лязгая зубами о стакан с мочевидным напитком, называемым чаем, повторял он.

Лёня посмотрел ему в глаза и произнес:

— Конечно, сновидение, иначе я не выдержу, сойду с ума, закричу-у-у!

Сосед кивнул головой, в основном самому себе. После индифферентного обхода врачей, ввалились родственники.

Незаметно промелькнула неделя. Наконец выдался теплый солнечный день. Квартира Анны Петровны находилась в районе метро «1905 года», место весьма суетное: Макдональдс, автомобили, ларьки и т. д., и единственным утешением была близость Ваганьковского кладбища. В том смысле, что там всегда можно было погулять среди зелени на чистом воздухе. Лёня и направился туда. Лера понеслась на работу — отнести в редакцию свои переводы, и заодно найти что-нибудь подходящее для Лени (кстати, он тоже был переводчиком). «Если он не сможет, я сделаю сама за него, пусть отдохнет немножко, мужиков надо жалеть, особенно тех, кто вырвался из лап смерти. Таких, наверное, немало сейчас в нашей стране» — думала она.

И, оберегаемый женою, Лёня прогуливался вдали от шумных улиц, погруженный в отсутствие мыслей. И вдруг кто-то тихо окликнул его: Лёня! «Ух, глюки даже появились» — ухмыльнулся он. Но голос опять тихо и нежно, но уже чуть-чуть настойчиво, произнес: «Леня!»

Одинцов оглянулся. Ноги его подкосились, а из горла вырвался визг, отдаленно напоминающий стон птеродактиля. Перед ним стоял Аким Иваныч во всем своем сиянии. Не узнать его было невозможно! Лёне сделалось дурно. Аким Иваныч озаботился.

— Что с вами, дорогой! Вот уж не думал, что встреча со мной вас так напугает. Сердечные капли?!

часть вторая

Алёна возвращалась вечером с фортепьянного концерта. В сознании звучала музыка Рахманинова. Она любила слушать музыку одна, без друзей.

Чтобы пройти к метро, она свернула в незнакомый ей переулок. Прохожих мало, зато в стороне золотели купола церкви. Она залюбовалась ими и не заметила, что рядом почти бесшумно остановился черный мерседес.

Тревога вонзилась в сердце только когда открылась дверца машины. Мгновение — и цепкие, почти обезьяньи по хватке, лапы двух крепких большеголовых мужчин обхватили ее и втащили в машину. Дверца захлопнулась.

Прошло всего несколько секунд, и жизнь ее изменилась до безумия. Она сидела на заднем сидении мерседеса, а по бокам — большеголовые, молчаливые мужчины. Впереди — водитель, но голова крохотная, точно прячущаяся внутрь тела.

Алёна хотела закричать, но поняла, как это опасно. Мужчины по бокам молчали, водитель молчал, и она молчала, стараясь сдержать дрожь. А машина мчалась неизвестно куда.

Алёна вошла в свою спальню — это была та же скромная комнатка, куда ее привели впервые. Только диван был разложен и постелена постель. Тут же раздался вежливый стук в дверь, и вошла Заблудова.

— Алёнушка, а я вам почитать на сон грядущий принесла, — зачарованно улыбаясь, сказала она. — Это мой дневничок.

И она положила на стол тетрадку.

— Не смущайтесь. Читайте. Для полного спокойствия запритесь изнутри. Там ключ. Спокойной ночи.

Алёна разделась, но не очень: боялась неожиданностей. Мысли не могли успокоиться. Отвращение к собственному телу, которое она старалась внушить себе, когда ее везли сюда, прошло. Тогда оно помогало ей преодолевать страх перед смертью: в конце концов, сбросить эту все равно обреченную оболочку — только и всего, — думала она тогда. Но теперь она самопотаенно почувствовала, что ее не будут убивать, — и это вернуло ощущение тела. «Не такое уж оно ненужное, красивое, кстати» — раздумывала она, позволяя себе нежиться в постели. Но теперь мысли о родителях, близких и о Вадиме не давали покоя. Ну, эту ночь — одну ночь и не заметят. Мало ли. Но дальше? Что делать, как дать знать? Мобильник у нее отобрали те биороботы. Надо завтра как-то деликатно поговорить об этом с Лохматовым. Не с Надей же Заблудовой.

Наутро завтрак ей подали в постель. «Сам наш любимый шеф распорядился», — сказала ей девушка. Она и внесла поднос с кофе, булочками и пирожными. Тут же появилась Наденька.

— Я с вами кофейку попью, — улыбаясь, проговорила она, садясь на кровать.

В руке она держала изящную чашечку.

— Как вам дневничок? — вкрадчиво спросила она.

Наутро ей возбужденно позвонил Вадим:

— Ты была в Питере?… Мне сказал твой отец… Вовремя приехала. Ты знаешь, я говорил с одним крупным искусствоведом по поводу твоей пропавшей картины. Да, да… Он считает, что в ней есть нечто неуловимое, мощное, это трудно определить. Но он считает, что это открытие, настоящее открытие. Галерейщики стандартны и глупы (посредственность и рутина всегда на виду), но странный грабитель, видимо, понимал кое-что в искусстве. Или у него были эксперты. Но все-таки дико, зачем красть, когда можно купить за гроши? Ничего не понятно. Но, может, они хотели что-то скрыть? Галерейщики на все махнули рукой.

Алёна отвечала молчанием.

— Я жду тебя, — сказала под конец.

— Приезжай ко мне. Мы все собираемся к Родиону. К тому, который что-то знает об Акиме Иваныче… К Родиону, к Родиону!

На следующий день часа в два Вадим уже был у Алёны. Алёна, измученная своими видениями, встретила его растрепанная, непохожая на себя, точно готовая к какому-то перелому.

Вадим искренне удивился:

— Что-то на тебя Петербург действует через чур экстремально.

Источник:

litresp.ru

Юрий Мамлеев Другой в городе Улан-Удэ

В нашем каталоге вы всегда сможете найти Юрий Мамлеев Другой по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти прочие книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка товара осуществляется в любой населённый пункт России, например: Улан-Удэ, Екатеринбург, Красноярск.