Каталог книг

Дефо Д. Робинзон Крузо + Очень интересные факты и полезные знания

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Дефо Д. Робинзон Крузо + Очень интересные факты и полезные знания Дефо Д. Робинзон Крузо + Очень интересные факты и полезные знания 391 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Дефо Д. Робинзон Крузо Дефо Д. Робинзон Крузо 277 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Дефо Д. Робинзон Крузо Дефо Д. Робинзон Крузо 137 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Дефо Д. Робинзон Крузо Дефо Д. Робинзон Крузо 136 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Дефо Д. Робинзон Крузо Дефо Д. Робинзон Крузо 545 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Дефо Д. Робинзон Крузо Дефо Д. Робинзон Крузо 154 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Д. Дефо Робинзон Крузо Д. Дефо Робинзон Крузо 221 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Книга: Дефо Д

Книга: Дефо Д. «Робинзон Крузо + Очень интересные факты и полезные знания»

Издательство: "АСТ" (2015)

Формат: Твердая бумажная, 112 стр.

Даниэль Дефо (англ. Daniel Defoe ; родился под именем Daniel Foe; около 1660, Криплгейт — 26 апреля 1731, Мурфилдс) — английский писатель и публицист, известен главным образом как автор «Робинзона Крузо».

Содержание

Родился в семье мясоторговца пресвитерианца, готовился в пасторы, но от церковной карьеры вынужден был отказаться. Окончив Ньюингтонскую академию, где изучал греческий и латинский языки и классическую литературу, стал приказчиком у оптового чулочного торговца. По торговым делам часто бывал в Испании и Франции, где ознакомился с жизнью Европы и усовершенствовался в языках.

Впоследствии сам был одно время владельцем чулочного производства и затем сначала управляющим, а потом и владельцем большого кирпично-черепичного завода, но разорился. В общем Дефо был предприниматель-делец с авантюристической жилкой — тип, распространённый в ту эпоху. Он был также одним из самых активных политиков своего времени. Талантливый публицист, памфлетист и издатель, он, не занимая официально никакой государственной должности, одно время оказывал большое влияние на короля и правительство.

Публицистика

Литературную деятельность Дефо начал политическими памфлетами (анонимными) и газетными статьями. Проявил себя как талантливый сатирик-публицист. Писал на разные политические темы. В одном из своих произведений — «Опыт проектов» — он предлагает усовершенствовать пути сообщения, открыть банки, сберегательные кассы для бедных и страховые общества. Значение его проектов было огромно, если принять во внимание, что в то время почти ничего из предлагаемого им не существовало. Функции банков выполняли ростовщики и ювелиры-менялы. «Английский банк», один из центров мирового финансового капитала в настоящее время, лишь открылся в то время.

Особенно широкую популярность Дефо приобрёл со времени появления его памфлета «Истинный англичанин». Восемьдесят тысяч экземпляров было продано полулегально на улицах Лондона в течение нескольких дней. Появление этого памфлета было обусловлено нападками аристократии на защищавшего интересы буржуазии короля Вильгельма III. Аристократы нападали в частности на короля за то, что он был не англичанин, а чужеземец, плохо даже говоривший по-английски. Дефо выступил в его защиту и, не столько защищая короля, сколько нападая на аристократию, доказывал, что древние аристократические роды ведут своё начало от норманнских пиратов, а новые — от французских лакеев, парикмахеров и гувернёров, хлынувших в Англию во время реставрации Стюартов. После издания этого памфлета Даниель Дефо близко сошелся с королем и оказал громадные услуги английской буржуазии в деле получения ею торговых привилегий и закрепления их парламентскими актами. Истинный сын своего бурного века, Дефо не раз испытывал превратности судьбы: пускался в рискованные авантюры, разорялся, богател, снова разорялся и снова наживал капитал. Он испробовал профессии торговца, моряка, журналиста, шпиона, политического деятеля, а в возрасте 59 лет стал писателем.

Буржуазия вела борьбу с аристократией на всех фронтах, в частности и в области религии. И Дефо выступил с ехидным памфлетом под названием «Кратчайший способ расправы с диссидентами». Аристократы и фанатики из духовенства эту сатиру приняли всерьёз, и совет расправиться с диссидентами виселицей сочли откровением, равным Библии. Но когда выяснилось, что Дефо довёл доводы сторонников господствующей церкви до абсурда и тем окончательно их дискредитировал, церковь и аристократия сочли себя скандализованным, добились ареста Дефо и суда над ним, которым он и был приговорён к семи годам тюремного заключения, штрафу и троекратному выставлению к позорному столбу.

Этот средневековый способ наказания был особенно мучителен, так как давал право уличным зевакам и добровольным лакеям духовенства и аристократии издеваться над осуждённым. Но буржуазия оказалась настолько сильной, что сумела превратить эту кару в триумф своего идеолога: Дефо был осыпан цветами. Ко дню стояния у позорного столба находившемуся в тюрьме Дефо удалось напечатать «Гимн позорному столбу». В нём он громит аристократию и объясняет, за что его выставили на позор. Этот памфлет толпа распевала на улицах и на площади, в то время как приговор над Дефо приводился в исполнение.

«Робинзон Крузо»

К художественному творчеству Дефо обратился поздно. На пятьдесят восьмом году жизни он написал своего «Робинзона Крузо». Несмотря на это, литературное наследие, оставленное им, огромно. Вместе с публицистикой насчитывается свыше 250 произведений Дефо. В настоящее время его многочисленные произведения известны только узкому кругу специалистов, но «Робинзон Крузо», читаемый как в крупных европейских центрах, так и в самых захолустных уголках земного шара, продолжает переиздаваться в огромном количестве экземпляров. Изредка в Англии переиздается ещё «Капитан Сингльтон».

«Робинзон Крузо» — ярчайший образец так называемого авантюрного морского жанра, первые проявления которого можно обнаружить в английской литературе XVI века. Развитие этого жанра, достигающего своей зрелости в XVIII веке, обусловлено развитием английского торгового капитализма.

С XVI века Англия становится главной колонизаторской страной, и в ней наиболее быстрым темпом развивается буржуазия и буржуазные отношения. Родоначальниками «Робинзона Крузо», как и других романов названного жанра, могут считаться описания подлинных путешествий, претендующие на точность, а не на художественность. Весьма вероятно, что непосредственным толчком к написанию «Робинзона Крузо» послужило одно такое произведение — «Путешествия вокруг света от 1708 до 1711 капитана Вудса Роджерса», — где повествуется и о том, как некий матрос Селькирк, шотландец по происхождению, прожил на одном необитаемом острове свыше четырёх лет.

История Селькирка, существовавшего в действительности, наделала в то время много шума и была конечно известна Дефо. Появление описаний путешествий обусловлено прежде всего производственно-хозяйственной необходимостью, необходимостью приобретения навыков и опыта в деле мореплавания и колонизаторства. Этими книгами пользовались как путеводителями. По ним исправлялись географические карты, составлялось суждение об экономической и политической выгодности приобретения той или другой колонии.

Некоторые «Путешествия» писались в форме дневника, другие — в форме отчёта или докладной записки, третьи имели повествовательную форму, но выдержанностью изложения не отличались. «Дневник» прерывался повествованием, в повествования включался дневник, в зависимости от требований точности передачи. Если требовалась особенная точность передачи разговора с каким-нибудь лицом, разговор записывался в форме драматического диалога; если требовалась точная передача последовательности ряда событий, они записывались в форме дневника с подразделением на часы и минуты; если требовалось описать что-либо менее детально, прибегали к повествованию.

Но всегда в такого рода произведениях господствовала максимальная точность. Однако документальный жанр путешествий ещё до появления «Робинзона Крузо» обнаруживал тенденцию перейти в жанр художественный. В «Робинзоне Крузо» и завершился этот процесс изменения жанра путём накопления элементов вымысла. Но Дефо использует стиль «Путешествий». Его особенности, имевшие определённое практическое значение, в «Робинзоне Крузо» становятся литературным приёмом: язык Дефо также прост, точен, протоколен. Ему совершенно чужды специфические приёмы художественного письма, так называемые поэтические фигуры и тропы.

В «Путешествиях» нельзя встретить, например, «бесконечное море», а лишь точное указание долготы и широты в градусах и минутах; солнце не восходит в каком-нибудь «абрикосовом тумане», а в 6 ч. 37 м; ветер не «ласкает» паруса, не «легкокрылый», а дует с северо-востока; они не сравниваются например по белизне и упругости с грудями молодых женщин, а описываются, как в учебниках мореходных школ. Возникающее у читателя впечатление полной реальности приключений Робинзона обусловлено этой манерой письма. Дефо тоже прерывает повествовательную форму драматическим диалогом (разговор Крузо с Пятницей и матросом Аткинсом), Дефо вводит в ткань романа дневник и запись конторской книги, где в дебет записывается благо, в кредит — зло, а в остатке получается все же солидный актив.

В своих описаниях Дефо всегда до мелочи точен. Мы узнаем, что доску для полки Крузо делает 42 дня, лодку — 154 дня, читатель вместе с ним продвигается шаг за шагом в работе и как бы вместе с ним преодолевает трудности и терпит неудачи. Крузо терпит много неудач.

Буржуа не закрывал глаза на то, что в мире борьбы не все идёт гладко. В борьбе с природой и людьми он препятствия преодолевал, на неудачи не жаловался, не роптал. Мир хорош, но мир неорганизован, везде бесхозяйственность. На какой бы точке земного шара Крузо ни очутился, везде он смотрит на окружающее глазами хозяина, организатора. В этой своей работе он с одинаковым спокойствием и упорством смолит корабль и обливает горячим варом дикарей, разводит ячмень и рис, топит лишних котят и уничтожает людоедов, угрожающих его делу. Все это делается в порядке обычной повседневной работы. Крузо не жесток, он гуманен и справедлив в мире чисто буржуазной справедливости.

«Робинзон Крузо» сыграл огромную роль в борьбе буржуазии с аристократией, он оформил идеологию восходящей буржуазии противопоставлением её творческой деятельности паразитизму отживавшей аристократии. Даже в чисто буржуазные отношения на своём острове Дефо втиснул феодальное начало, дабы ярче оттенить его никчёмность. Феодализм сделал попытку укорениться на острове в лице двух английских матросов-пиратов, отъявленных головорезов и лодырей. Они объявили весь остров своей собственностью и требовали от колонистов уплаты ренты за пользование землёй — захват крайне наглый и совершенно ни на чем не основанный, но в такой форме представлял себе буржуа историческое происхождение аристократии, земельной собственности и ренты.

Первая часть «Робинзона Крузо» разошлась сразу в нескольких изданиях. Дефо подкупал читателей простотой описаний реальных путешествий и богатством вымысла. Но «Робинзон Крузо» никогда не пользовался широкой популярностью в среде аристократии. Дети аристократии не воспитывались на этой книге. Зато «Крузо», с его идеей перерождения человека в труде, всегда был любимой книгой буржуазии, и на этом «Erziehungsroman’е» построены целые системы воспитания. Ещё Жан Жак Руссо в своём «Эмиле» рекомендует «Робинзона Крузо» как единственное произведение, на котором должно воспитываться юношество.

Буржуазные писатели охотно подражали «Робинзону Крузо». Из громадной литературы «Робинзонад» можно отметить «Нового Робинзона» Кампе (1779), в котором развит элемент индивидуализма: Робинзон очутился на острове без всяких запасов и инструментов и должен был все начинать голыми руками. «Швейцарский Робинзон» Висса заострён в сторону коллективизма: Робинзон очутился на острове с четырьмя сыновьями, разными по характеру и индивидуальным наклонностям. В первом «Робинзоне» ставится проблема развития производительных сил, во втором — развития общественных форм, разумеется с точки зрения буржуазии.

Во всей остальной массе переделок центром служит жизнь Робинзона на острове, рассматриваемая с разных точек зрения. Другой характер «Робинзонада» приняла у так называемых продолжателей Дефо. Наиболее видные — Т. Смоллетт и Ф. Марриет. У них резко проявился уклон в сторону морской романтики и проповеди великодержавного британского империализма, обусловленной последующим этапом развития английской буржуазии, её укреплением в колониях, достижением мирового могущества.

Влияние романа Дефо на европейскую литературу не исчерпывается порождённой им «Робинзонадой». Оно и шире и глубже. Дефо своим произведением ввёл чрезвычайно популярный впоследствии мотив опрощения, одиночества человека на лоне природы, благотворности общения с ней для его нравственного совершенствования. Этот мотив был развит Руссо и многократно варьировался его последователями (Бернарден де Сен Пьер и др.).

Многим обязана «Робинзону» и техника западно-европейского романа. Искусство изображения характеров у Дефо, его изобретательность, выразившаяся в использовании новых ситуаций, — все это было большим достижением. Своими философскими и т. п. отступлениями, искусно переплетавшимися с основным изложением, Дефо поднял значение романа среди читателей, превратил его из книги для занятного времяпрепровождения в источник важных идей, в двигатель духовного развития. Этот приём был широко использован в XVIII веке.

В России «Робинзон Крузо» стал известен через сто с лишним лет после своего появления в Англии. Это объясняется тем, что массовый неаристократический читатель в России появился только со второй половины XIX века.

Характерно, что современник Дефо — Свифт — стал известен в России с середины XVIII века, а произведения Байрона и В. Скотта читались почти одновременно в Англии и России. Но зато со времени появления в России не только читателя-аристократа «Робинзон» не перестает переводиться и издаваться в разном объёме.

Библиография
  • The True Relation of the Apparition of one Mrs. Veal, 1706;
  • Robinson Crusoe, 1719;
  • Captain Singleton, 1720;
  • Moll Flanders, 1721;
  • Colonel Jack, 1721;
  • Journal of the Plague Year, 1722;
  • Roxana, 1724;
  • A Tour through Great Britain, 1724—1726;
  • A New Voyage round the World, 1725;
  • The Complete English Tradesman (апология наживы), 1725—1727;
  • The Political History of the Devil, 1726;
  • System of Magic, 1726;
  • Essay on the Reality of Apparitions, 1727. Изд. Д.: Scott, 1810; Hazlitt, 1840; Bohn, 1854—1855—1913; Aitken, 16 vv, 1895;
  • G. H. Moynadier, 16 vv. 1903;
  • Boston, Constable’s sumptuous reprints, 1924—1925;
  • «Abbey Classics» series. Переводы и издания в России: Робинзон Крузо, в двух частях, перев. с франц., СПб., 1843;
  • Робинзон Крузо, в двух тт. 200 рисунков Гранвилля, гравированных на камне и отпечатанных в два тона, новый перев. с франц., М., 1870;
  • Робинзон Крузо, перев. П. Кончаловского, М., 1888;
  • перев. М. Шишмаревой и З. Журавской, СПб., 1902;
  • перев. Л. Мурахиной, изд. Сытина, М., 1904, изд. 4-е, 1911 и мн. др.
  • Радости и горе знаменитой Молл Флэндерс, перев. П. Кончаловского, «Русское богатство», 1896 ЇЇ 1—4, отд. изд., М., 1903, со ст. В. Лесевича, Г. Геттнера, Тэна, П. С. Когана, В. М. Фриче;
  • Всеобщ. история литературы, под ред. Корша и Кирпичникова;
  • Каменский А. Даниель Дефо, его жизнь и деятельность, СПб., 1892 (в биографич. серии Павленкова);
  • Залшупин А., Англ. публицист XVII в., «Наблюдатель», 1892, Ї 6;
  • Лесевич В., Даниель Дефо как человек, писатель и общественный деятель, «Русск. богатство», 1893, ЇЇ 5, 7, 8;
  • Его же, По поводу «Молл Флэндерс» Д. Дефо, «Русск. богатство», 1896, Ї 1;
  • Алферов А. и др., «Десять чтений по литературе», М., 1895, изд. 2-е, М., 1903. Биографии Д. (англ.): Chambers, 1786; Lee, 1869; Morley H., 1889; Wright, 1894; Whitten, 1900.
  • Lamb, Hazlitt, Forster, Leslie Stephen, Minto, Masefield, W. P. Trent (Cambridge History of English Literature). На франц. яз.: Dottin, 3 vv., 1924. На немец. яз.: Horten F., Studien uber die Sprache Defoe’s, Bonn, 1914;
  • Schmidt R., Der Volkswille als realer Faktor des Verfassungslebens und D. Defoe, 1925;
  • Dibelius, Der englische Roman. На англ. яз.: Secord A. W., Studies in the narrative method of Defoe, 1924. Разыскания в области текста — Lannert G. L., 1910. Об источниках «Робинзона Крузо»: Nicholson W., 1919; Lucius L. Hubbard, 1921;
  • Lloyd’s Catalogue of edition of Robinson Crusoe and other books by and ref. to Defoe, L., 1915.
  • Дмитрий Урнов - Дефо (ЖЗЛ)
Статья основана на материалах Литературной энциклопедии 1929—1939. Другие книги схожей тематики:

Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Хорошо

Источник:

books.academic.ru

Даниэль Дефо: интересные факты

Даниэль Дефо: интересные факты

Интересные факты из жизни и биографии Даниэля Дефо собраны в этой статье,

Даниэль Дефо: интересные факты

Родился в Великобритании в богатой семье торговца мясом имел к тому же собственно свечное производство, в семье, где строго соблюдались религиозные понятия пуританской церкви (дата рождения: около 166о год).

Своий первое произведение «Опыт о проектах» Даниэль Дефо написал в 1697 году.

Даниэль Дефо известный всему миру как автор книги «Робинзон Крузо». Кстати, на обложке первого издания не было имени автора, который опасался, что его слава резкого публициста может повредить успеху книги. Но успех оказался просто оглушительным. Дефо на тот момент было 59 лет.

Даниэль Дефо является автором более 500 книг, журналов на различные темы.

Даниэль Дефо является основателем английской разведки (в свое время был руководителем разведслужб).

Даниэля Дефо считают основателем английского романа (именно он помог популяризировать этот жанр в Великобритании).

В свое время, Даниэль Дефо был владельцем чулочного производства, позже был владельцем большого кирпично-черепичной завода, однако разорился. О результативности своей бизнес-деятельности сам Дефо высказался так: «Тринадцать раз становился богат и снова беден» …

Он был также основателем экономической журналистики.

В 1702 году Даниель Дефо опубликовал анонимно памфлет «Как быстрее расправиться с дисентерамы». За это был арестован и трижды поставлен к позорному столбу.

По поводу семейной жизни писателя известно не слишком много. В браке с Мэри Таффли он нажил восьмерых детей и, прожив с ней многие годы, покинул дом, опасаясь кредитора, которому не в состоянии был заплатить. Что такое долговая тюрьма, он знал не понаслышке и не раз, но в этом случае довелось убедиться в серьезной физической угрозе. Больной, ослабевший и нищий, основатель нового литературного жанра спрятался в одной из лондонских трущоб. Хозяйка дома оказалась сердобольной и не отказала в приюте старому изможденному человеку. Там он и умер апрельским днем 1731 года. Семейство об этом ничего не знало, а потому она же, мисс Брокс, и похоронила беднягу за собственный счет, а чтобы покрыть понесенные расходы, распродала скромный скарб покойного…

Источник:

kratkoe.com

Дефо Д. Робинзон Крузо + Очень интересные факты и полезные знания

Особенности и идея романа Приключения Робинзон Крузо (Дефо Даниель)

Во второй части романа, повествуя о Робинзоновой колонии, Дефо как бы дает в миниатюре картину социального развития человечества. Первоначально на острове царит естественное равенство (Робинзон выделил всем колонистам равные участки), однако вскоре благодаря различиям в характерах, трудолюбии и т. д. это естественное равенство нарушается, рождаются зависть, вражда, озлобление, выливающиеся в открытые столкновения. И только общая угроза нашествия дикарей заставляет островитян объединиться в целях самозащиты и достичь некоего равновесного существования на основе «общественного договора», Эта островная утопия обнаруживает хорошее знание ее в втором философских трудов Томаса Гоббса («Левиафан», 1651) и Джона Локка («Два трактата о правлении», 1690).

Гоббсовские мерки применяет Дефо и к описанию жизни в Англии, где Робинзон чувствует себя более одиноким, чем за 28 лет пребывания на необитаемом острове.

«Наше собственное «я» в конце концов

Цель бытия. Таким образом, человек может быть вполне ОДИНОК в гуще толпы, в сутолке деловых людей; все его наблюдения направлены на него самого; всеми удовольствиями наслаждается он сам; все тревоги и горести вкушает тоже он. Что для нас несчастия другого? и что его радости. » Действительно, в этом, как и в других романах Дефо, нет описаний дружбы (общение с Пятницей не выходит за рамки отношений хозяина и слуги), любви, семейных связей; есть только одинокое «я» в противоборстве с природой и социальным миром.

Изображенные Дефо разобщенность, полнейшее одиночество людей в гуще жизни позволили многим увидеть в нем певца набирающей силу в XVIII столетии новой общественно-экономической формации — капитализма, с особой отчетливостью обнажившего прагматизм и частный интерес, лежащий в основе общественных отношений. Теперь Робинзон выступает не как «естественный человек» Руссо или «вселенский человек» Колриджа, а как вполне конкретный и социально определенный тип, представитель буржуазного мира. Такой подход к роману и его создателю воплотился в середине прошлого века в работах К. Маркса и Ф. Энгельса, в оценках И. Тэна, Г. Гетнера и других представителей культурно-исторической школы литературоведения. Но и современный исследователь Ян Уотт, рассматривая Робинзона как «homo economicus», отмечает: «Первородный грех Робинзона — это, в действительности, сама динамическая тенденция капитализма, никогда не сохраняющего «status quo», а постоянно трансформирующегося»

Индивидуализм, который отмечают многие зарубежные писатели и исследователи, безусловно характерен для Робинзона и в еще большей мере для других героев Дефо (пожалуй, эта черта развивается даже по нарастающей, достигая апогея в последнем романе Дефо «Роксана», где героиня ради своего спокойствия и преуспеяния дает молчаливое согласие на убийство собственной дочери). Но как раз в самой удачной и эстетически совершенной части романа — в островном эпизоде — дух буржуазного предпринимательства, частного интереса, своекорыстия менее ощутим, так как герой пребывает наедине с самим собой. Роман в этой части, при всей своей территориальной замкнутости (небольшой остров) и ограниченности персонажей (долгое время один Робинзон, затем — Пятница и лишь в финале несколько других персонажей), затрагивает, как мы убедились, все аспекты человеческой жизни: физической (здесь это решается в терминах Человек и Природа), духовной (Человек и Бог), социальной (Человек и Общество)

«Это повествование — лишь строгое изложение фактов; в нем нет ни тени вымысла»,- утверждается в «предисловии издателя», в действительности сочиненном самим автором «Робинзона Крузо».

Одна из главнейших черт повествовательной манеры Дефо — здесь единодушны и исследователи и читатели — достоверность, правдоподобие. Это относится не только к «Робинзону». О чем бы ни писал Дефо, даже об опыте общения с привидениями, он стремился к созданию эффекта максимального правдоподобия. После публикации «Правдивого сообщения о появлении призрака некоей миссис Виль» (1705) многие уверовали в возможность общения с потусторонним миром. «Мемуары кавалера» (1720) и «Дневник чумного года» (1722) некоторыми искушенными литераторами воспринимались как подлинные исторические документы, созданные очевидцами событий.

В самом стремлении имитировать подлинность Дефо не оригинален: интерес к факту, а не к вымыслу — характерная тенденция эпохи, переросшей рыцарские романы и требовавшей повествований о себе самой, Угадывая эту тенденцию, еще предшественница Дефо Афра Бен в предисловии к роману «Оруноко, или Царственный раб» заверяла читателей: «Предлагая вам историю этого раба, я не намерена занимать читателей похождениями вымышленного героя, жизнью и судьбой которого фантазия может распоряжаться по произволу почта; и, рассказывая правду, не собираюсь украшать, ее происшествиями за исключением тех, которые действительно имели место…» Однако на деле ее роман полон самых неправдоподобных совпадений и приключении. А вот автору «Робинзона» удалось не просто декларировать достоверность, но создать ее иллюзию, неотразимость которой действует и поныне.

Как же это удалось? Тут мнения исследователей расходятся: за счет обращения к мемуарной и дневниковой форме; за счет самоустранения автора; за счет введения я «документальных» подтверждений рассказа — описей, реестров и пр.; за счет подробнейшей детализации; за счет как раз не детализации, а умения схватить внешний облик предмета целиком, а потом уж передать его в немногих словах; за счет полного отсутствия литературности, «эстетической преднамеренности», приема и даже… за счет чисто человеческого феноменального умения «лгать», и лгать убедительно.

Все художественные произведения Дефо написаны от первого лица, чаще всего — в мемуарной форме. Это не случайность, а сознательный литературный прием, рассчитанный на устранение автора-сочинителя и передачу повествования свидетелю, очевидцу («Дневник чумного года») или, чаще, главному участнику описываемых событий (Робинзон, Молль Флендерс, капитан Джек, Роксана и др.). «Сам видел», «это произошло со мной самим» — такие утверждения действо-пали на неискушенного читателя неотразимо. Даже когда Свифт в «правдивом» рассказе Гулливера дошел до откровенной небывальщины, убедительность формы и стиля повествования подчас перевешивали в глазах читателей фантастичность содержания.

Но и одной мемуарной формы для Дефо недостаточно. В мемуары героя он вкрапливает еще и дневник.

(«подлинный документ»), причем события, изложенные в мемуарной форме, отчасти дублируются и в дневниковой для вящей убедительности. (Заметим в скобках, что дневниковая форма выдержана в романе непоследовательно: рассказчик то и дело вносит в дневник те сведения, о которых он мог узнать только позднее, тем самым лишаясь основного преимущества дневниковой записи — отсутствия дистанции между моментом действия и моментом описания, эффекта непосредственности. Дневниковая форма исподволь размывается и вновь переходит в мемуарную).

Для той же убедительности вводятся в текст романа и другие «документы» — описи, списки, перечни: сколько и каких вещей увезено с севшего на мель корабля, сколько и каким способом убито индейцев, сколько и какие запасы продовольствия сделаны на сезон дождей… Сама монотонность и деловитость этих перечислений создает иллюзию достоверности — вроде бы, зачем так скучно выдумывать? Однако в детальности сухих и скупых описаний есть свое обаяние, своя поэтичность и своя художественная новизна.

Как каждый поистине великий художник, Дефо расширяет для потомства границы эстетического восприятия действительности. Его младший современник Лоренс Стерн показал, «какой толстый том приключений может выйти из…ничтожного клочка жизни у того, в чьем сердце на все находится отклик» ‘. А у Дефо была своя сфера «странного и удивительного»: «Удивительно, что почти никто не задумывается над тем, какое множество мелких работ надо произвести, чтобы вырастить, сохранить, собрать, приготовить и выпечь обыкновенный кусок хлеба». И действительно, большая часть «приключений» Робинзона связана с изготовлением мебели, обжигом горшков, устройством жилища, выращиванием посевов, приручением коз… Происходит именно тот эффект «остранения», о котором в свое время писал В. Шкловский,- самая обычная вещь, самое обыденное действие, становясь предметом искусства, приобретают как бы новое измерение — эстетическое. «„Робинзон Крузо», конечно, пер вый роман в том смысле, что это первое беллетристическое повествование, в котором главный художественный акцент сделан на будничных занятиях рядового человека».

Несмотря на обилие подробностей, проза Дефо производит впечатление простоты, лаконизма, кристальной ясности. Перед нами лишь констатация фактов пусть даже небывало детальная для своего времени), а рассуждения, пояснения, описания душевных движений сведены к минимуму. Патетики же и вовсе нет.

Вот эпизод из «Дальнейших приключений Робинзона Крузо» — описание смерти верного Пятницы: «…в него полетело около трехсот стрел,- он служил им единственной мишенью — и к моему неописуемому огорчению бедный Пятница был убит. В бедняка попало целых три стрелы, и еще три упали возле него: так метко дикари стреляли!»

Огорчение «неописуемое» — и только. Диккенс впоследствии скажет, что в мировой литературе не было ничего более бесчувственного, чем описание смерти Пятницы. Сам он описывал смерть своих литературных любимцев совсем по-иному. «Когда смерть поражает юные, невинные существа и освобожденные души покидают земную оболочку, множество подвигов любви и милосердия возникает из мертвого праха. Слезы, пролитые на безвременных могилах, рождают добро, рождают светлые чувства. По стопам губительницы жизни идут чистые создания человеческого духа — им не страшна ее власть, и угрюмый путь смерти сияющей тропой восходит в небеса» ,- читаем в «Лавке древностей» по поводу смерти малютки Нелл. А вот реакция автора на смерть одинокого бродяги Джо из Холодного дома»: «Умер, ваше величество. Умер, милорды и джентльмены. Умер, вы, преподобные и не преподобные служители всех культов. Умер, вы, люди; а ведь небом вам было даровано сострадание. И так умирают вокруг нас каждый день». Не удивительно, ню лаконичной сдержанности Дефо Диккенс не мог понять и принять.

Однако лаконизм в изображении эмоций не означает, что Дефо не передавал душевного состояния героя. Но передавал он его скупо и просто, не через отвлеченные патетические рассуждения, а скорее через физические реакции человека: «С крайним омерзением отвернулся я от ужасного зрелища: я ощутил страшную тошноту и, вероятно, лишился бы чувств, если б сама природа не пришла мне на помощь, очистив мой желудок обильной рвотой». Как отмечает Вирджиния Вулф, Дефо описывает прежде всего «воздействие эмоций на тело»: как сжались руки, стиснулись зубы… При этом автор добавляет: «Пусть натуралист объясняет эти явления и их причины: все, что я могу, это описывать голые факты». Такой подход позволяет некоторым исследователям утверждать, что простота у Дефо — не сознательная художественная установка, а результат бесхитростной, добросовестной и точной фиксации фактов. Но существует и другая, не менее убедительная точка зрения: «…именно Дефо был первым состоятельным, то есть последовательным до конца, создателем простоты. Он осознал, что «простота» — это такой же предмет изображения, как и любой другой, как черта лица или характера. Разве что наиболее сложный для изображения предмет».

    Дефо Д. Робинзон Крузо: (Роман) / Сост., вступ. ст., коммент. К. Атаровой.- М.: Высш. шк., 1990.- 543 с.

Книга содержит канонический текст всемирно известного романа Даниеля Дефо, обширное литературно-критическое приложение, в которое вошли фрагменты самых популярных европейских «робинзонад», высказывания о Дефо и его романе современников, писателей и критиков последующих поколений. Интересны материалы, связанные с судьбой этого романа Дефо в России. Издание снабжено вступительной статьей и комментариями к публикуемым текстам

Источник:

ege-essay.ru

Дефо Д. Робинзон Крузо + Очень интересные факты и полезные знания в городе Астрахань

В нашем интернет каталоге вы сможете найти Дефо Д. Робинзон Крузо + Очень интересные факты и полезные знания по доступной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть иные книги в категории Детская литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка осуществляется в любой город России, например: Астрахань, Киров, Тюмень.