Каталог книг

Март М. Без тормозов. Роман

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Мураками Х. Страна Чудес без тормозов и Конец Света: роман / (мягк) (Pocket book). Мураками Х. (Эксмо) Мураками Х. Страна Чудес без тормозов и Конец Света: роман / (мягк) (Pocket book). Мураками Х. (Эксмо) 180 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Март М. Охота без милосердия Кн.1 Ураган в ясную погоду Март М. Охота без милосердия Кн.1 Ураган в ясную погоду 24 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Март М. Охота без милосердия Кн.2 Объявлен вне закона Март М. Охота без милосердия Кн.2 Объявлен вне закона 24 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Калипер гидравлических тормозов Shimano Калипер гидравлических тормозов Shimano "M9000 post mount", G02A, без адаптера 7890 р. ozon.ru В магазин >>
RV-145Фигурка Овца RV-145Фигурка Овца "Без тормозов" (W.Stratford) 870 р. mrdom.ru В магазин >>
Калипер гидравлических тормозов Shimano Калипер гидравлических тормозов Shimano "M4050 post mount", без адаптера 1349 р. ozon.ru В магазин >>
Март Л. Когда люди лают - собаки улыбаются. Роман Март Л. Когда люди лают - собаки улыбаются. Роман 310 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Книга Без тормозов читать онлайн Михаил Март

Книга Без тормозов читать онлайн

Михаил Март. Без тормозов Специалист - 10

6 июня текущего года

На дверной ручке номера висела табличка «Не беспокоить!» На стук никто не отозвался. О встрече они договорились месяц назад. Что-то случилось. Аркашка, учитывая его склад ума, нерешительность, трусость и неуверенность в себе, сумел сделать невозможное и дал знать о результатах. Кирилл приехал в Москву и ждал брата в условленном месте, но тот не пришел, вот почему пришлось пойти к нему в отель. Рискованное мероприятие, Кириллу вовсе не хотелось светиться в многолюдном городе. Конечно, его появления в столице никто не ждал, но случайностей избежать невозможно, будь у тебя хоть семь пядей во лбу. Такое уже случалось. Везет, везет, и вдруг срыв и ты со своей гениальностью и расчетливостью становишься мальчиком для битья.

Он достал отмычки и с легкостью открыл дверь гостиничного номера. Войдя, тут же закрыл ее за собой.

Брата он нашел в ванной с удавкой на шее. Никаких следов насилия, стопроцентное самоубийство: Аркадий сделал петлю из гибкого шланга от душа.

Это все, что смог сказать Кирилл. Плакать он не умел, жалеть людей тоже. Глупость вызывала в нем лишь злость. Он огляделся. Постель не убрана, у тумбочки пустые бутылки из-под водки, на столе записка: «Прости, брат. Я потерял все деньги. Все до гроша. Никчемная я сволочь! Ничего путного из меня не вышло. Не дано! Жить тошно! Прощай».

Кирилл понял: брат писал сам, не под диктовку. Его манера. Сунув записку в карман, обыскал костюм. Нашел халтурно сделанный паспорт на чужое имя, визитку отеля, визитную карточку некоего Лазаря Курбахина с телефонами фирмы «Топаз», счет из бара отеля, оплаченный за двоих, и квитанции из фотоателье. Все это он забрал. В бумажнике не было ни копейки. Кирилл сунул туда несколько тысячных купюр. На тумбочке увидел фотографию Аркадия, обнимавшего милую женщину. Такой же снимок брат прислал ему в колонию три года назад, когда женился на Оксане.

Кирилл только что оказался на свободе, так что с невесткой видеться ему не пришлось. Прихватив снимок, он приоткрыл дверь и выглянул. В коридоре было пусто. Он быстро спустился на первый этаж и вошел в бар, продолжая рисковать. Нужно хоть что-то узнать до того, как менты обнаружат труп, чтобы опередить их на два, а лучше на четыре шага.

Посетителей было немного. За стойкой скучал бармен, на первый взгляд парень опытный, такие все замечают. С одной стороны, это хорошо, с другой — плохо. Кирилл имел примечательную внешность. Высокий, с широкими плечами, яркими светлыми глазами, рубленным грубым лицом и немного сбитым на бок орлиным носом — память о знаменитом поединке на зоне с Циклопом, которого никто не мог одолеть. Кирилл поединок выиграл, но нос был сломан, ключица тоже. Циклоп сдох через три дня в больничке.

Бармен листал журнальчик. Когда рядом легла фотокарточка, поднял голову и увидел перед собой человека, которому лучше ни в чем не отказывать. Очень красивые с загнутыми длинными ресницами глаза просверливают насквозь. Даже мурашки по коже пробежали.

— Помните его? — спросил незнакомец хриплым низким голосом. Такой не забудешь.

— Видел раза три, — ответил бармен.

— С кем? Врать не советую.

— С девицей видел. Красивая, но не шлюха. Уши рваные. Похоже, кто-то серьги с нее сорвал. Натуральная блондинка. Не москвичка. За день до этого я его в компании Батона видел. Пили за столиком. Разговора не слышал, но догадываюсь, о чем шла речь.

— Батон тут часто ошивается. Ищет партнеров для покера. Одиноких командировочных мужиков в хорошем прикиде. Обаяшка. Умеет вызывать доверие.

— Понятия не имею. Все зовут его Батоном.

Источник:

knijky.ru

Читать книгу Без тормозов Михаила Марта: онлайн чтение - страница 1

Текст книги "Без тормозов - Михаил Март"

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Михаил Март

6 июня текущего года

На дверной ручке номера висела табличка «Не беспокоить!» На стук никто не отозвался. О встрече они договорились месяц назад. Что-то случилось. Аркашка, учитывая его склад ума, нерешительность, трусость и неуверенность в себе, сумел сделать невозможное и дал знать о результатах. Кирилл приехал в Москву и ждал брата в условленном месте, но тот не пришел, вот почему пришлось пойти к нему в отель. Рискованное мероприятие, Кириллу вовсе не хотелось светиться в многолюдном городе. Конечно, его появления в столице никто не ждал, но случайностей избежать невозможно, будь у тебя хоть семь пядей во лбу. Такое уже случалось. Везет, везет, и вдруг срыв и ты со своей гениальностью и расчетливостью становишься мальчиком для битья.

Он достал отмычки и с легкостью открыл дверь гостиничного номера. Войдя, тут же закрыл ее за собой.

Брата он нашел в ванной с удавкой на шее. Никаких следов насилия, стопроцентное самоубийство: Аркадий сделал петлю из гибкого шланга от душа.

Это все, что смог сказать Кирилл. Плакать он не умел, жалеть людей тоже. Глупость вызывала в нем лишь злость. Он огляделся. Постель не убрана, у тумбочки пустые бутылки из-под водки, на столе записка: «Прости, брат. Я потерял все деньги. Все до гроша. Никчемная я сволочь! Ничего путного из меня не вышло. Не дано! Жить тошно! Прощай».

Кирилл понял: брат писал сам, не под диктовку. Его манера. Сунув записку в карман, обыскал костюм. Нашел халтурно сделанный паспорт на чужое имя, визитку отеля, визитную карточку некоего Лазаря Курбахина с телефонами фирмы «Топаз», счет из бара отеля, оплаченный за двоих, и квитанции из фотоателье. Все это он забрал. В бумажнике не было ни копейки. Кирилл сунул туда несколько тысячных купюр. На тумбочке увидел фотографию Аркадия, обнимавшего милую женщину. Такой же снимок брат прислал ему в колонию три года назад, когда женился на Оксане.

Кирилл только что оказался на свободе, так что с невесткой видеться ему не пришлось. Прихватив снимок, он приоткрыл дверь и выглянул. В коридоре было пусто. Он быстро спустился на первый этаж и вошел в бар, продолжая рисковать. Нужно хоть что-то узнать до того, как менты обнаружат труп, чтобы опередить их на два, а лучше на четыре шага.

Посетителей было немного. За стойкой скучал бармен, на первый взгляд парень опытный, такие все замечают. С одной стороны, это хорошо, с другой – плохо. Кирилл имел примечательную внешность. Высокий, с широкими плечами, яркими светлыми глазами, рубленным грубым лицом и немного сбитым на бок орлиным носом – память о знаменитом поединке на зоне с Циклопом, которого никто не мог одолеть. Кирилл поединок выиграл, но нос был сломан, ключица тоже. Циклоп сдох через три дня в больничке.

Бармен листал журнальчик. Когда рядом легла фотокарточка, поднял голову и увидел перед собой человека, которому лучше ни в чем не отказывать. Очень красивые с загнутыми длинными ресницами глаза просверливают насквозь. Даже мурашки по коже пробежали.

– Помните его? – спросил незнакомец хриплым низким голосом. Такой не забудешь.

– Видел раза три, – ответил бармен.

– С кем? Врать не советую.

– С девицей видел. Красивая, но не шлюха. Уши рваные. Похоже, кто-то серьги с нее сорвал. Натуральная блондинка. Не москвичка. За день до этого я его в компании Батона видел. Пили за столиком. Разговора не слышал, но догадываюсь, о чем шла речь.

– Батон тут часто ошивается. Ищет партнеров для покера. Одиноких командировочных мужиков в хорошем прикиде. Обаяшка. Умеет вызывать доверие.

– Понятия не имею. Все зовут его Батоном. Он грузин и ко всем обращается с их приставкой в качестве уважения. Батоно Сергей, например… Вот и прозвали его Батоном.

– Сюда он заходит не часто. Обычно на ипподроме бывает, ошивается около конюшен. Кто-то скидывает ему информацию о результатах скачек. Не для себя, для высоких лиц старается. Те таким образом свои доходы оправдывают. Выиграл пять лимонов – купил дочке «феррари». Все законно. Хорошо прикрыт. Карты не в счет. Это баловство.

– Щуплый, тщедушный, малорослый. Среди жокеев – как свой, они тоже больше пятидесяти кило не весят. Так, секундочку.

Бармен нагнулся, пошарил под стойкой и вынул фотографию.

– Вот он. Видно плохо, но узнать можно. Один тип тут свой день рождения отмечал, ну Батон и присосался. А потом какого-то лоха увел с собой. Думаю, что тот без штанов остался. У Батона нюх на клиентуру. В кадр он случайно попал.

Посетитель внимательно разглядел снимок и вернул бармену, а свой забрал со стойки.

– Если из всего тобой сказанного хоть одно слово попадет в протокол, ты покойник. Ни его, ни меня ты никогда не видел.

– Могли бы не предупреждать. Я все понял.

Кирилл бросил на стойку две сотни долларов. Такой щедрости бармен не ждал.

Выйдя из отеля, Кирилл сел в ожидавшую его неподалеку машину. За рулем был мужчина лет сорока с бородой и усами.

– Нашел. С петлей на шее.

Он протянул записку, найденную в номере.

– Черт! Быть такого не может! – воскликнул мужчина.

– Может, Гаврик, может. Я Аркашку с детства учил: карточный долг надо отдавать. Нет денег, не садись играть. Законы и понятия он выучил, но мозгами так и не обзавелся.

– Ты же ему отца и мать заменил, Керя! Аркашка тебе сыном был.

– Был да весь вышел. Материнские гены победили мое воспитание. Мамочка наша смирной лошадкой слыла. Натерпелась от папашки. Тот зверюгой был, мне до него далеко. Оба сгорели заживо. Одни головешки остались. Мать была прикована к батарее цепью, а батя лежал на кровати. Когда нажирался, ему казалось, будто она на ночь к мужикам уходит, вот он ее и приковывал цепью. Тот еще псих! Керосиновая лампа со стола упала. Забулдыга так и не проснулся, но она-то видела, как весь дом пламенем накрылся. Смерти в глаза смотрела. За что ей такая казнь? Вот с тех пор, Гаврила, я крест не ношу.

– А где вы с Аркашкой находились?

– Нас к бабке в деревню на каникулы отправили. Аркашке восемь было, а мне семнадцать, я уже ПТУ закончил. Из-за него и не женился. Не мог без присмотра оставить. Он всю жизнь хлюпиком был. И вот голову в петлю со страха сунул.

– Помянуть бы надо, Керя?

– Не пил и не буду пить. На папашку на своего насмотрелся. На всю жизнь отрубило. Да и не время сейчас, дело надо закончить, пока следы горячи. Поехали на ипподром.

Спустя два часа

У Кирилла была фотографическая память. Хватало одного взгляда, чтобы запомнить человека. К тому же он умел наблюдать, оставаясь незамеченным. Главное – не сталкиваться с объектом лицом к лицу и без надобности не входить в контакт. Он был из тех людей, которые оставляют тяжелый осадок после общения с ним, и знал об этом. Господь лишил его обаяния, тут уж ничего не поделаешь. Но он умел договариваться с теми, кто его интересовал, и все шли на его условия. Хотя их интересы его не трогали, он никого не пытался унизить, умел ждать и терпеть, и его слово всегда было последним.

Батона Кирилл узнал сразу же. Трусливый фраерочек то и дело оглядывался. Зашел в одну из конюшен, пробыл там минут десять, потом быстро ушел куда-то. Кирилл не стал за ним следить, чтобы не спугнуть, а направился к той же конюшне. Ему повезло. Конюхи ушли обедать, только один невысокий мужичок мыл жеребца жесткой щетинистой щеткой. Кирилл, морщась от резкого запаха навоза, распахнул дверцу и вошел в стойло.

– Э… э… э! Осторожно! Этот парень может лягнуть, – попытался остановить его конюх. Вид незнакомца ему не понравился. Такие типы ходят в телохранителях у ипподромных баронов.

– На кого ты дал ему наводку? – прохрипел Кирилл.

– О чем это вы? – испуганно спросил конюх.

– Если я лягну, ты не выживешь.

– Зураба послал Кореец. Ему не откажешь.

Боковым зрением Кирилл охватил стойло. Седло, уздечки, подковы, кувалда, гвозди, щетки, шампуни, вилы, грабли… Не зря многие считали, что у него и на затылке глаза.

– Где я найду Зураба?

– Вы от господина Храпова?

– Отвечай на вопрос.

Такому попробуй не ответить. Раздавит в объятиях.

– Он не хотел обманывать Храпова. Просто решил немного подзаработать и сделал ставку. Два-три процента снял, разве это деньги… Парень-то полезный. Он свое отработает.

– Адрес! – рявкнул Кирилл.

– Подвал арендовал на Чистых прудах. Дом двадцать четыре. Во дворе лестница вниз. Номера квартиры нет, там раньше дворник жил.

– Не найду – ответишь.

– Да там он. В свою квартиру боится возвращаться.

Кирилл повернулся, чтобы уйти, но передумал. Снова взглянул на конюха. На такого надавят, сразу расколется. Схватил кувалду. Крепкий получился ударчик. Процедил сквозь зубы:

– Тоже ведь лошадь могла лягнуть.

Бросив окровавленную кувалду в железную бочку, наполненную мутной водой, и услышав глухой удар о дно, неторопливо ушел.

Кирилл понимал, что в Москве ему не место. Через два дня из Одессы должен уйти сухогруз, где для него, Аркашки и Гаврилы заготовлены места в грузовом трюме. Но кому они нужны за кордоном без денег? Конечно, деньги достать можно, однако не в такие короткие сроки. А брата уже не вернешь. Жил непутево и кончился, как бездомный пес, подбитый сытыми сволочами!

Угнанная в Саранске машина стояла на Ленинградском проспекте. Гаврила терпеливо ждал своего хозяина.

16 часов 22 минуты

Эксперты закончили свою работу.

– Ну что думаете, специалисты? – спросил подполковник Марецкий, не любивший высказывать своего мнения первым. Возможно, у него его попросту не было, или, как считали многие, он просто был тугодумом. При этом подполковник числился самым результативным оперативником, ни одного дела не сдал в архив не раскрытым. Все доводил до суда.

– Самоубийство, Степан Яковлевич, – уверенно заявил медэксперт. – Тут все очевидно.

– Не все, – заявил криминалист со странной фамилией Несемейный. – Следы от обуви сорок пятого размера остались на кафельном полу ванной. У покойничка сорок третий. Не могу спорить с таким авторитетом, как наш медэксперт, но если это был не убийца, то свидетель. Пришел, увидел и ушел. В комнате следов нет, уборщица постаралась. Она трижды приходила, но ее смущала табличка «Не беспокоить». На четвертый раз постучала. Не услышав ответа, открыла номер своим ключом. Вымыла пол, убрала постель, зашла в ванную и потеряла сознание.

– Когда наступила смерть?

– Полагаю, между двумя и четырьмя часами ночи, – ответил медик.

– Следы сорок пятого размера появились после десяти утра, – добавил криминалист. – Подошвы были мокрыми. Дождик шел лишь утром, с девяти до пол-одиннадцатого. Вопрос возник у меня по поводу этого визитера – как он вошел в номер. Покойник ему отрыть не мог. Повреждений на замке нет. Дверь балкона закрыта. Седьмой этаж, в окошко не войдешь.

Марецкий что-то пробурчал, потом спросил капитана Сквознова, проводившего обыск помещения:

– Чего у тебя, Юра?

– Ничего. Уборщица вытащила из комнаты пустые бутылки из-под водки. Стакан еще воняет. Думаю, мужик нажрался для храбрости.

– В бумажнике только карточка отеля, двенадцать тысяч рублей и переделанный паспорт.

– Сами гляньте. Администрация гостиницы не заметила, а я тут же определил: фотка переклеена.

– Поменьше «якай», капитан. Подделка видна невооруженным глазом. Администрация не обязана всматриваться, особенно если номер был забронирован. Паспорт, принадлежащий Александру Чилинину из города Александрова. Иди-ка на ресепшен и выясни детали. Фотка из паспорта нам пригодится, на ней наш герой еще живым сфотографирован.

– Идею понял, Степан Яковлевич.

– Не идею, а приказ, капитан Сквознов. Действуй.

Марецкий приступил к опросу обслуживающего персонала гостиницы. Никто ничего толком объяснить не мог. Гость прожил в отеле пять дней, ничем не отличался от остальных, разве что девушек приводил к себе в номер. Ну так что такого? Может, холостой. Кольца на руке не видели. Нестыковки обнаружились в баре. Бармен такого клиента не помнил, но уборщица, молодая девушка, в чьи обязанности входит протирка столиков и уборка грязной посуды, хорошо запомнила жильца. Он к ней приставал и в номер приглашал. Деньги предлагал. Таскал с собой целую пачку долларов. Потом видела его еще. С другой девушкой.

Очень красивой блондинкой и в компании Батона. Так кличат какого-то кавказца, который ошивается в баре раз или два в неделю. Но она о нем ничего не знает. Плюгаш какой-то.

Марецкий заметил, что бармен недоволен ее болтовней, и предложил выйти в холл. Похоже, покойничек чем-то обидел девушку, она говорила о нем с некоторой злостью. И поведение бармена было странным. Он явно нервничал, будто его самого закладывали. Да и вообще история странная. Проезжий тип, тратящий деньги на женщин, гуляющий от души, вдруг взял и повесился. Нет, не так все просто. Ну а кто говорил, что самоубийство можно приравнивать к карманной краже!

– Заявка пришла из Дубны, Степан Яковлевич. Номер бронировала фирма «Электрон» для своего сотрудника Чилинина, что соответствует паспорту, найденному у висельника.

– Свяжись с фирмой и выясни подробности. При необходимости езжай на место. Тут многие карты спутаны. У покойника имелась крупная сумма денег, а мы нашли гроши в его кошельке. Подключи к делу лейтенанта Добрушина. Он у нас видный и современный. Фотографию из паспорта увеличим. Пусть лейтенант походит в местный бар и пообщается с ночными бабочками, но не привлекая внимания бармена. Этот парень мне не нравится. Похоже, знает немало, но такого не разговоришь. Покойник девочек водил в номер, а где он их цеплял, если не в баре? След женщины очевиден.

– А может, его клофелинщица обчистила. Вот взял и удавился с горя. Вряд ли местные шлюхи будут с нами откровенничать. Они друг дружку не закладывают. Чем мы можем их напугать? Штрафом?

– СПИДом. Сначала надо вычислить всех жриц любви, работающих в отеле. Сюда чужих не пускают, конкуренцию эти девочки не терпят. На такой отель штук пять хватит. Вычислим, а потом слух пустим, будто клиент из семьсот двадцать третьего номера ВИЧ-инфицированный, оттого и удавился. Посмотрим, кто из девочек первой засуетится.

– Не идея, а приказ. Действуй, капитан.

Девушка шла по улицам небольшого городка прогулочным шагом, сосредоточенно глядя под ноги. Мимо неслись машины с включенными сиренами, завывающий визг которых заставлял ее морщиться. Сначала проехали пожарные, потом полицейские, следом кареты скорой помощи. Девушка знала, что и где случилось, она возвращалась с места происшествия. Ноги сами ее туда привели, несмотря на то что город был ей незнаком. И так было всегда, она просто шла и попадала туда, куда надо.

Марта приехала сюда на пару дней. Как обычно, в поездке ее сопровождал Гоша, то ли ассистент, то ли партнер. Девушке едва исполнилось двадцать пять, а Гоше уже перевалило за шестьдесят, но это не мешало им относиться друг к другу с доверием. Авантюрист Гоша оказался хорошим организатором, все заботы взял на себя. Даже еду готовил, для чего возил с собой электроплитку. Марте не приходилось ни о чем думать.

Жили они очень скромно либо в частном секторе, либо в самых дешевых гостиницах. Гошу жаба давила. «Давай, давай, ну еще годик, ну еще полгодика и разбежимся. У нас уже куча денег, еще капельку наберем и всю оставшуюся жизнь в потолок плевать будем». Такие люди не останавливаются, их принцип прост – денег много не бывает. Марта давно бы его бросила, но ей некуда было идти, никто ее нигде не ждал. Вот и плывет она по течению, плюя на все. Всевышний одарил ее прекрасной внешностью, но она прятала ее под кошмарной мешковатой одеждой, ходила сутулясь, как старуха. На сцене она становилась подобием ангела, но стоило ей уйти за кулисы, как она вновь превращалась в убогую старуху. Смазливые мальчики, поджидавшие красавицу на улице, ее не узнавали. Марта не любила общения, не заводила знакомств. Гоша ничего не знал о ее прошлом, оно его и не интересовало.

Марта дошла до дома, где они сняли у старушки комнату на три дня. Входя во двор, оглянулась на свист. У старенького уазика топтался Гоша, махал руками и корчил гримасы. Марта даже спросить ничего не успела, как он затолкал ее в железный салон «буханки» и крикнул шоферу, что сидел за перегородкой:

В машине лежали два их чемодана, сидений не оказалось, пришлось сесть на пол.

– Что случилось, Гоша?

– Они пришли! – Толстяк вытер пот с лица рукавом и затараторил: – Говорил же тебе, будь мягче. Вечно с плеча рубишь. Вчера половине зрителей объявила о смерти их близких, но все были живы. Одному мужику сказала, что слышала его голос из преисподней, а он в зале сидел, живой и здоровый.

– То вчера… Сейчас я была там. Шахта взорвалась. Опять метан. И видела многих, кто вчера приходил на сеанс. Волосы на себе рвут. Все мужчины города работают шахтерами, и тот мужик из зала наверняка шахтер. Значит, он погиб.

– Взрыв не только на шахте произошел. Он начался вчера в зале. Люди деньги забрали из кассы, а сегодня пришли к нам. Целая толпа баб. Требовали ведьму и кричали, что сожгут тебя на костре. Я едва ноги унес. Они ментов подключат, нас еще и во взрыве обвинят. Народ же тупой, Марта! Им бы только виноватого найти. Черт! На вокзал опасно, едем на автобусную станцию, а там до Липецка.

– Как люди узнали наш адрес? – спокойно спросила девушка.

– Да я сдуру дал его завклубом, чтобы тот за афишами зашел. Точнее, зашла. Она приходила. Все отдал. Теперь новые придется заказывать. Опять траты.

– Сам отнести не мог? Ханку жрал? Скоро сдохнешь, Гоша. Водкой захлебнешься.

Он загородился руками, будто его хотели ударить.

– Типун тебе на язык! Ты что мелешь, окаянная? Не знаешь, что твои слова сбываются? Дура!

– Надоел ты мне до смерти, Гоша. Хватит! Я от тебя ухожу.

– Ну-ну, ты так не шути. У нас с тобой грандиозные планы. Из Липецка махнем в Москву…

– Не мечтай! Я ненавижу Москву и выступать там не буду.

– Тихо, тихо, – зашептал Гоша. – В Москве настоящие деньги можно снять. Выступать не надо. Тихие, мирные приемы на дому. Я уже говорил со своим приятелем. Деловой мужик, со связями. Получит долю – от клиентов отбоя не будет. Полгодика пошустрим и все. Квартиру в Питере купишь, как хотела, да и мне на покой пора. Выдохся.

На автовокзале Гоша оставил Марту с чемоданами, а сам ушел за билетами. Вернулся через час с мутными глазами и покачиваясь.

Он помотал головой:

– Короче так. Автобус через пятнадцать минут. До Липецка просплюсь, а там на поезд. С божьей помощью завтра будем в Москве.

Он хлопнул себя по груди и икнул.

В Москве их встретил невзрачный грузинчик по имени Зураб. На платформе он с Гошей разыграл встречу со слезами, точно нашлись два потерявшихся брата.

Уж кого-кого, а Марту на мякине не проведешь, она видела людей насквозь. Но ей было на все плевать, она опять впала в депрессию.

Зурик, как его называл предприимчивый администратор, не повез их на квартиру, обещанную ранее, а пригласил в какой-то ресторан обедать. Георгий Васильевич от приличной еды никогда не отказывался. На питании, приготовленном на плитке в гостиничных номерах, он уже заработал язву, алкоголь тоже не сопутствовал здоровью. Марта почти не ела, попивала красное сухое вино. Зураб постоянно косился на нее. Девушка и впрямь была хороша, особенно без платка. Она знала, что в обычной своей одежде, с покрытой платком головой будет привлекать ненужное внимание. Спортивный стиль, выбранный для столицы, превратил ее в безликую единицу из толпы: глаза за темными стеклами солнцезащитных очков, красивые волосы спрятаны под бейсболкой.

– Как вы находите общий язык? – спросил Зураб. – Вы же не папочка с дочкой.

– Бизнес, Зурик! Бизнес! – гордо произнес Гоша. – Только не думай, будто Марта вешает лапшу на уши. Она настоящий медиум. А познакомились мы случайно. На переходе через Невский проспект. Я тогда был экстрасенсом. Копеечный бизнес. Просто находил подход к людям. Как-никак дипломированный психиатр. В больнице копейки платили, вот я и нашел свою нишу. Народ у нас доверчивый.

– Да, – кивнул Зураб, – за это я тебя и ценил. Ты с любым умел договориться. Любого врага превратить в приятеля.

– Так вот, – продолжал Гоша. – На переходе жду я светофора. Рядом стоит девушка. И вдруг говорит: «Их сейчас собьет машина». Я глянул на нее, как на своего потенциального клиента, подумал, у девочки не все хорошо с головой. И спросил:

– Молодую парочку на другой стороне улицы. Они уже там. Я слышу их голоса с того света.

Все произошло точно так, как она сказала. Их сбила скорая помощь, мчавшаяся как угорелая. Насмерть. Я был поражен! Марта может предвидеть будущее.

– Ну а меня что ждет?

– Петля. Я вижу ее у вас на шее вместо галстука.

Грузин рассмеялся еще громче, а потом сделал серьезное лицо.

– Вот что, ребята. С вашими талантами деньги делать вы можете. Я нашел для вас две квартирки. Одна напротив другой. В одной работаете, в другой живете, так что застукать вас будет непросто. Клиенты – моя забота. Но для начала вы должны оказать мне услугу.

– Все, что можем, Зурик! – воскликнул Гоша, вытирая рот салфеткой.

– Дело не сложное. Марта должна соблазнить одного клиента, пойти к нему в номер… Спать с ним не требуется, достаточно напоить клофелинчиком. Обычная разведка. Меня интересует, сколько он хранит при себе денег. Красть тоже ничего не нужно. Мы не воры, не убийцы, чтим кодекс и святые заветы Остапа Бендера. Ты, Гоша, посидишь за карточным столом. Всего пару вечеров. Место безопасное.

– Я хреновый игрок, Зурик, – напрягся Гоша.

– Это не важно. Меня интересует твое умение ладить с людьми. Можешь проигрывать, деньги на проигрыши тебе дадут. Нас интересует человек, который проиграет много. Он должен отдать свои деньги добровольно.

– Хорошо! Идея понятна, – кинул Гоша. – Что мы с этого будем иметь?

– Две квартиры. За первое полугодие я заплачу, а это удовольствие не дешевое, здесь столичные цены.

– Так ты зарабатываешь на жизнь? – спросила Марта.

– Я даже за стол не сажусь, милая дама. Черноглазым клиентам не доверяют. Я разношу напитки. Играют асы. Для них и стараюсь. Люди с большими связями. Один из них нашел вам квартирки. Мое дело – лошади. Я на бегах деньги зарабатываю. Ваша игра будет честной. С «пустышками» мои друзья за стол не садятся, нужна разведка. Так вы согласны?

Гоша ждал, что ответит Марта, она решала серьезные вопросы и была непредсказуемой. Что и проявилось, когда она дала согласие. При этом добавила:

– Помните, я обработаю вашего клиента, но вы мне будете поставлять по два пациента в день в течение месяца. Дальше сработает сарафанное радио. Покажите ваш объект, но не в отеле, а на улице. И еще мне нужна хорошая машина. Я говорю о бизнес-классе, а не о «жигулях». Сроком на месяц. Раз уж я вернулась в эту помойку, то должна жить достойно.

– Ты умеешь водить машину? – удивился Гоша.

Выполнить условия красотки Зурабу не стоило больших трудов. В его гараже стояли четыре классные иномарки. С деньгами тоже не было проблем. Парень мог позволить себе многое. Другое дело характер. Грузин не мог жить, как все богатые люди, только купаясь в роскоши. Ему требовался адреналин, постоянное самоутверждение. С каждой аферой он усложнял себе задачи и когда выполнял задуманное, то получал удовлетворение, подобное половому оргазму. Это позволяло ему не замечать собственные комплексы. Все живут в конфликте, и нередко с самим собой. Если у тебя все есть и тебе не о чем мечтать, значит, ты уже мертв. Благоденствие – чушь. Без клыков сегодня не выживешь. Без мозгов сгниешь. Такой философии придерживался этот небольшой человечек грузинской национальности.

Аркадий редко выходил из отеля, но на днях купил себе новый костюм – не по размеру, а потому, что похожий был у старшего брата, которому он во всем старался подражать. Пришлось отдать костюм на переделку. Закройщик обещал все сделать за два дня.

Срок пришел. До ателье решил пройтись пешком. И тут она! Красивее он не видел. Думал, что такие могут являться только в эротических снах. Девушка в легком, обтягивающем фигуру, платье стояла перед открытым капотом белого «БМВ» пятой серии и, прижав кулачки к шикарным бедрам, гневно смотрела на молчащий двигатель. Она глянула на него:

– Долго будешь пялиться? Помог бы.

– Запросто. В обмен на ужин в ресторане.

– Сделай сначала, потом торгуйся.

Он сразу же понял, этой женщине условий не диктуют, ее желание – закон.

С такой машиной, где двигатель еще не успел запылиться, ничего серьезного случиться не может. Скорее всего, кто-то пошутил. Клемму с аккумулятора снял или провода из свечей выдернул. Так оно и оказалось. Плюсовая клемма была снята и прикрыта колпачком. Аркадий поставил ее на место.

– Так что насчет ужина?

– Ладно. Я все равно сама не готовлю. Но сейчас мне ехать надо.

Аркадий глянул на элитную высотку, возле которой они стояли.

– Очевидно, ваш приятель не хотел, чтобы вы уезжали… Садитесь за руль и попробуйте завести движок.

Машина завелась. Аркадий был уверен – красотка сразу уедет. Он знал, что не пользуется у женщин большим спросом, а так как женская красота была его главной слабостью, все лишние деньги тратил на красивых проституток.

С иронической улыбкой на лице он продолжал стоять перед капотом.

– Слушай, парень, – окликнула его девушка, – встретишь меня у фитнес-клуба «Венера» в восемь вечера. Маросейка, двенадцать. И еще. В столовых я не ужинаю. До вечера.

Он буквально окаменел. Чтобы его объехать, девушка сдала назад и вырулила на проезжую часть.

У Аркадия выросли крылья. Москву он знал плохо, пришлось купить карту, справочник и схему метро. Нашел в справочнике ресторан «Савой», отмеченный пятью звездочками, приобрел сотовый телефон, чтобы заказать места. Заказ на два места приняли на восемь тридцать. Костюм оказался готов. Темный, в полоску, двубортный – как раз к случаю. Аркадий третий день был в Москве и все вечера проводил в баре отеля. Так велел брат. Сам-то он мечтал посмотреть город, сходить на Красную площадь, но сейчас решил, что не велика потеря.

Времени до вечера еще было много. Он попарился в сауне, сходил в парикмахерскую. К фитнес-клубу «Венера» подъехал на такси, купив по дороге букет белых роз. Девушка его не обманула, ее машина стояла неподалеку.

– Как тебя зовут, ухажер? – сказала красавица, подойдя со спины.

Он и забыл, что жил в отеле по фальшивому паспорту, да и откликаться на чужое имя не хотелось. Чего от нее прятаться, видимся первый и последний раз.

– Из Перми. Как это ты определила, что я приезжий?

– В таких костюмах гангстеры тридцатых годов в Америке ходили. После войны наши этот фасончик передрали. Но сегодня это кажется убожеством.

– Черт. Я гангстерские фильмы не видел. Мне понравилось, я и купил.

– Ходи как хочешь, мне плевать. Куда едем?

– В «Савой». Столик я заказал.

– Допотопная дыра. Со скуки сдохнешь, но кухня там хорошая.

Она направилась к своей машине, он семенил следом, протягивая букет.

Девушка взяла букет и бросила его на заднее сиденье. Ее изящная небрежность Аркадию нравилась, но он терялся. Королевские замашки!

Они сели в машину, и та сорвалась с места, как пришпоренный конь. Баранку дамочка крутила ловко. Такого бы водителя брату. Катались бы втроем по миру – сказка!

– Как тебя зовут? – спросил он.

– Черт! Мою жену тоже зовут Оксаной… – И осекся. Как рот откроет, так глупость ляпнет. Про Пермь зачем-то сказал, теперь про жену.

– Дети есть? – поинтересовалась Оксана.

– Сын. Шесть лет. Хороший малый. Сейчас у матери гостит.

– Ты в командировке?

– Частным порядком. Брат будет в Москве проездом. Он… это, как там… дипломат. Живет за границей. Постоянно. В Москву приезжает в отпуск раз в три года. Здесь у него семья. В Перми не бывает, далековато. Я сюда приезжаю, чтобы повидаться.

– Ты симпатичный парень, Аркаша. Вот только врать не умеешь. Не люблю, когда меня считают за идиотку. Мы друг другу ничем не обязаны. Просто я устала и решила немного расслабиться. Но не для того, чтобы мне лапшу на уши вешали.

– Извини, Ксюша. Я так, машинально. Просто нет в моей жизни ничего интересного. Рассказать не о чем. Все чего-то жду, но ничего не происходит. Скоро сорок стукнет, а вспомнить нечего. Тоска собачья.

Марте, назвавшейся Оксаной, стало жалко этого неустроенного чудика. К тому же она видела в его глазах обреченность. Смерть к нему еще не принюхалась, черной ауры не видно, но казалось, он пытается надышаться перед тем, как над ним захлопнется крышка. Человек без пульса. Марта пыталась заглянуть в него, но ничего, кроме пустоты, не видела. Темный колодец.

– Твою мать звали Прасковья?

Аркадий даже вздрогнул:

– А ты откуда знаешь?

– Голос ее слышала. Она умерла много лет назад. Так к кому же ты сына отправил гостить?

– К Оксаниной тетке. Она за городом живет. А тебе палец в рот не клади. Знал я одну бабульку. Тоже прошлое видела. Церковь запретила хоронить ее на местном кладбище, в саду у дома и закопали. А, по сути, она никому ничего плохого не делала. Деревенские ее кормили, кто что нес. Сама-то она с огородом не справлялась, руки скрюченные были. Люди ее уважали.

– Ну хватит скулить. Приехали, – оборвала его девушка. – Ты на свидание пришел или на похороны?

В ресторане Марта взяла бразды правления в свои руки, заметив, что кавалер смотрел в меню, как на китайскую грамоту.

Еда, действительно, была вкусная. Пили водку, смеялись, и Аркаша многое еще успел рассказать. Голова кружилась от удовольствия, а не от выпитого. Марте давно уже не уделяли столько внимания. В последние годы она не носила облегающих дорогих платьев, шпилек и не делала причесок, хотя умела выглядеть «от кутюр», причем чувствовала себя совершенно свободно. Это как велосипед. Десять лет не ездил, сел и поехал. Заново учиться не надо. Сейчас влюбленный взгляд мужчины, готового на любые подвиги, ей льстил.

Из ресторана они поехали в его отель и больше часа просидели в баре. Марта где-то потеряла одну клипсу, вторую пришлось выбросить. Такие ошибки она никогда не допускала: у нее были порваны мочки ушей, а это уже особая примета. Сейчас она почему-то вспомнила об этом.

В номер к Аркадию они пришли пьяными. Марта уложила дружка в кровать и просто погладила его по голове. Он тут же отключился без всякого клофелина.

Девушка знала – содержимое карманов расскажет о человеке больше, чем он сам о себе. Так оно и вышло.

Квитанция на аренду личного сейфа отеля. Уже хорошо. Если женщины там хранят золотые побрякушки, то мужчины – деньги. И не мелочь. Пластиковая карточка Visa. Причем этот дурачок вместе с ней держал листок с пинкодом. Паспорт на имя Чилинина Александра Трофимовича. Фотография Аркадия. Вряд ли он стал бы представляться ей чужим именем. И точно. В бумажнике лежал пропуск на работу. Пластиковая карточка, похожая на водительские права. Город Дубна, ООО «Электрон». Аркадий Антонович Витепаж. Доступ везде. Но при чем тут Пермь? А еще она нашла телеграмму, адресованную до востребования на Московский Главпочтамт на имя Аркадия.

Это произведение, предположительно, находится в статусе 'public domain'. Если это не так и размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Похожие книги

2. Текст должен быть уникальным. Проверять можно приложением или в онлайн сервисах.

Уникальность должна быть от 85% и выше.

3. В тексте не должно быть нецензурной лексики и грамматических ошибок.

4. Оставлять более трех комментариев подряд к одной и той же книге запрещается.

5. Комментарии нужно оставлять на странице книги в форме для комментариев (для этого нужно будет зарегистрироваться на сайте SV Kament или войти с помощью одного из своих профилей в соц. сетях).

2. Оплата производится на кошельки Webmoney, Яндекс.Деньги, счет мобильного телефона.

3. Подсчет количества Ваших комментариев производится нашими администраторами (вы сообщаете нам ваш ник или имя, под которым публикуете комментарии).

2. Постоянные и активные комментаторы будут поощряться дополнительными выплатами.

3. Общение по всем возникающим вопросам, заказ выплат и подсчет кол-ва ваших комментариев будет происходить в нашей VK группе iknigi_net

Источник:

iknigi.net

Март М. Без тормозов. Роман в городе Волгоград

В представленном каталоге вы можете найти Март М. Без тормозов. Роман по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть похожие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и обзорами товара. Транспортировка может производится в любой населённый пункт РФ, например: Волгоград, Астрахань, Курск.