Каталог книг

Троицкий С. Христианская философия брака

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Троицкий С. Христианская философия брака Троицкий С. Христианская философия брака 581 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
С. В. Троицкий Христианская философия брака С. В. Троицкий Христианская философия брака 579 р. ozon.ru В магазин >>
Троицкий, Сергей Викторович Христианская философия брака Троицкий, Сергей Викторович Христианская философия брака 381 р. bookvoed.ru В магазин >>
Кронштадтский И. Христианская философия Кронштадтский И. Христианская философия 151 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Майкл Суини Лекции по средневековой философии. Выпуск 2. Средневековая политическая философия Запада Майкл Суини Лекции по средневековой философии. Выпуск 2. Средневековая политическая философия Запада 249 р. litres.ru В магазин >>
Бачинин В. Малая христианская энциклопедия. В четырех томах. Том 1. Религиозная философия Бачинин В. Малая христианская энциклопедия. В четырех томах. Том 1. Религиозная философия 526 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Бачинин В.А. Малая христианская энциклопедия в 4-х тт. Т.1.: Религиозная философия Бачинин В.А. Малая христианская энциклопедия в 4-х тт. Т.1.: Религиозная философия 497 р. bookvoed.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Троицкий Сергей Викторович, профессор Христианская философия брака

Троицкий С.В., проф. Христианская философия брака

Разбивка страниц настоящей электронной книги соответствует оригиналу.

Оглавление перенесено в начало книги.

христианская Философия брака

«Брак – это остаток рая на земле и источник всякой радости. Но как часто он превращается в одно из отделений Дантова ада».

Что такое брак? Каковы отношения вступивших в брак? Чем является брак в деле спасения души? На эти и многие другие вопросы отвечает книга профессора Троицкого – одно из глубочайших современных исследований на тему брака.

В книге, обильно проиллюстрированной примерами, прослеживается история института брака от первой четы до наших дней. Рассматривается история церковного и граждан­ского права по отношению к брачующимся, разбирается во­прос о благодатности гражданского брака.

Взятое за основу издание 1953 г. (YMCA-Press, Париж) отредактировано и дополнено переводами иностранных слов и выражений.

Книга предназначена для всех, кто интересуется столь сложной и важной темой, как брак.

Страница сгенерирована за 0.17 секунд !

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.

Источник:

www.odinblago.ru

Читать онлайн Христианская философия брака автора Троицкий Сергей Викторович - RuLit - Страница 2

Читать онлайн "Христианская философия брака" автора Троицкий Сергей Викторович - RuLit - Страница 2

«Но есть и еще более высокое и лучшее. Благодаря браку, мы являемся руками, ушами и ногами друг для друга; благодаря ему мы получаем двойную силу к великой радости друзей и горю врагов. Общие заботы уменьшают затруднения. Общие радости становятся приятнее. Радостнее является богатство, благодаря единодушию. А у небогатых единодушие радостнее богатства. Брак есть ключ, открывающий путь к чистоте и любви» [2].

Вопрос о браке не только важен, но и труден. Человечество знает химический состав звезд, отстоящих от нас на многие миллиарды километров, но с трудом разбирается в том, что касается его всего ближе. «Что вопрос о браке есть самый трудный и запутанный, — пишет один из наиболее авторитетных и глубоких древних западных богословов блаженный Августин, — это я, конечно, знаю и не осмеливаюсь утверждать, что выяснил или выясню трудности в своей работе», и в другом месте он говорит, что о браке излагает лишь «вероятные мнения» [3]. И теперь, несмотря на многовековые старания лучших умов человечества, тщетно стали бы мы искать общепризнанных положений в этой области. Разногласия, и притом в самых существенных пунктах, мы находим и в истории, разно решающей вопрос о происхождении и первобытной форме брака, и в юриспруденции, которая сознательно избегает затрагивать здесь основные вопросы, и в философии и даже в богословии.

Учение о браке трех важнейших христианских исповеданий — католического, православного и протестантского — различно.

Нет согласия даже в границах одного христианского исповедания, например, православного. Мы находим здесь борьбу двух течений богословской мысли в решении даже основных вопросов, например, новозаветное или ветхозаветное таинство брака, кто совершает это таинство— священник или сами брачующиеся, где совершительный момент таинства, какое значение в браке имеет его физическая сторона и т.д. [4]

Нет, наконец, согласия в понимании и самой существенной стороны в философии брака — его цели. Говорим, наиболее существенной, потому что, как показал Иеринг [5], цель есть творец и душа права, цель известного правового института определяет всю его конструкцию, а о трудности вопроса о цели брака говорит то обстоятельство, что многие юристы в трудах, посвященных именно брачному праву, сознательно обходят его, хотя потом им невольно приходится его касаться [6].

Глава 1. РЕАЛИЗМ И ИДЕАЛИЗМ В УЧЕНИИ О БРАКЕ

Реалистическая теория о потомстве, как цели брака в классическом мире, в иудействе, в Римско-католической церкви

Copula-tbeorie (теория брака) и теория промисквитета

Идеалистическая теория о полноте бытия как цели брака

Древняя христианская письменность

Фихте, Гегель и Шлейермахер

В истории человеческой мысли встречаем две главные теории в учении о браке, красной нитью проходящие по всему ее течению. Одну можно назвать реалистической, другую — идеалистической. Первая смысл брака видит в размножении, в потомстве. Это воззрение, то в его чистом виде как стремление иметь в браке продолжение своего существования, то осложненное религиозными и патриотическими мотивами в виде стремления иметь заместителей в служении богам и хранителей могил предков или защитников отечества, мы встречаем как в древнеиндийских, греческих и римских законах, так и у классических писателей. Уже самое наименование брака у греков и римлян указывает на эту цель. Matrimonium, то есть matris munus (букв. обязанность материнства), сущность брака указывает в материнстве. Греческое слово gamos; происходит от корня gen — рождаться [7]. «Uxorem ne liberorum quaerendorum habes?» («Для рождения ли детей берешь жену?») — спрашивал римский цензор заключившего брак гражданина и только после утвердительного ответа признавал его брак как matrimonium justum (брак законный) [8]. Есть свидетельство, что уже древнейший полумифический римский законодатель Нума Помпилий видел в детях продолжение существования родителей и главную цель брака [9]. Справедливо поэтому Августин, резюмируя взгляд римского законодательства на брак, говорит: «По принятым для брачных документов формам брак бывает для рождения детей» [10]. О детях как продолжателях культа упоминалось и в самой священной формуле заключения брака [11].

Poemata moralia//Migne. Patrologia. Series graeca. 37, 541-542. Ср. также о влиянии брака на культуру у блаженного Августина. De civitate Dei. 22, 24, Migne, series latina, 41, 432; в дальнейшем изложении мы будем отмечать греческую серию Патрологии Миня латинскими буквами Mg, латинскую — Ml.

De adult, conjug. 1, 25, 26. Ср.: In Gen. ad litt. 9, 1. Рус. пер., 142. О трудности вопроса о браке говорит и Святитель Григорий Нисский в своем труде «О природе человека». Глава 16. Mg. 44, 180. Ср.: глава 20. Mg. 44, 200.

См. об этом книгу проф. А. С. Павлова «50-я глава Кормчей Книги». М., 1887 и мою статью «О браке, как таинстве». «Странник», № 1 и 2. Белград 1924, 1925.

Der Zweck im Recht. Vorwort.

Например, Л. Маркович. Породично право. Белград, 1920. На с. 11 — 12 он пишет, что «выкидывает из книги вопрос о цели брака», а на с. 14, 32, 62, 82 и других решает отдельные вопросы брачного права с точки зрения цели брака.

Авлий Гелий. Noct. art. 18, 6. Блаженный Августин. Contra Faust. 19, 26.

Макрабий. Sat. I, 16; Светоний. Jul. Caesar, 52 и др. Ср.: Августин. Sermo de cone, inter. Matthaeum et Lucam, cap. 22.

Феофан. Instit. de jure natur.

Contra Jul. 3, 21, 43; Sermo 51, 13.

Менандр. Fragm. 185; Лукиан. Тимон, 17; Эсхил. Агамемнон, 1207; Апкифрон, 1, 16.

Источник:

www.rulit.me

Читать книгу Христианская философия брака, автор Троицкий С

Христианская философия брака

СОДЕРЖАНИЕ. СОДЕРЖАНИЕ

Сергей Викторович Троицкий родился 14 марта 1878 г. в Томске в семье священника. В 1897 г. окончил Тверскую духовную семинарию, в 1900 г. - Петербургский археологический институт, а в 1901 г. окончил обучение в Петербургской духовной академии с ученой степенью кандидата богословия. С 1901 г. был преподавателем в Петербургском Александро-Невском духовном училище. В 1910 г. был командирован с научной целью в Болгарию, Сербию, Грецию и на Св. Гору Афон. На Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1917—1918 гг. был делопроизводителем соборной канцелярии. 25 января 1920 г эмигрировал в Югославию, где продолжал церковнообщественную и научную деятельность на факультете права в Суботице, а затем в Белградском университете. В 1925 и 1930 гг. Сергей Викторович преподавал Церковное право в Русском Богословском институте святого Сергия в Париже. В 1947 и 1948 гг. проф. Троицкий читал лекции по кафедре Церковного права в Московской духовной академии и состоял членом Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата. Святейший патриарх Московский и всея Руси Алексий I за заслуги перед Русской Православной Церковью наградил С. В. Троицкого орденом св. равноапостольного князя Владимира, а Совет Московской духовной академии за широкую научную деятельность в области церковного права присудил Троицкому ученую степень доктора церковного права.

27 ноября 1972 г. на 95-м году жизни Сергей Викторович почил в Бозе. Погребен он на русском кладбище в Белграде.

Ученые труды С. В. Троицкого, среди которых духовные, богословские, церковно-канонические, исторические, философские исследования (всего числом более 700) поражают своей глубиной и энциклопедичностью. Они новы и актуальны для всех знакомящихся с ними.

• Значение половой жизни в природе

• Важность вопроса о браке для личности в обществе

• Трудность вопроса и разногласия в его решении в науке и религии

Кажется, нет вопроса, о котором так бы много говорили и писали, как вопрос о поле и браке. Не говоря уже о научной литературе, особенно многочисленной в последнее время, почти вся изящная литература издавна вращается около этой темы.

И это особое внимание к данному вопросу вполне естественно. Объясняется оно, с одной стороны, важностью вопроса, как в общей жизни природы, так и для отдельного человека и общественных организаций, а с другой — его трудностью.

«Одного взгляда на природу, — пишет шведский ученый Риббинг, — вполне достаточно, чтобы убедиться в бесконечно широком значении и влиянии половой жизни. Только для нее и благодаря ей цветут в поле лилии, благоухают розы, в дубраве поют дрозды и соловьи, одеваются в пестрые одежды и принимают роскошные формы растительный и животный мир. Только для нее и благодаря ей мужчины и женщины стремятся к физическому и умственному совершенству. Если бы прекратилась половая жизнь человека, все обратилось бы в мрачную пустыню. Искусство, наука, общественная жизнь и даже значительная область религии не могли бы существовать» [1].

Для отдельного человека вопрос о браке — это вопрос сфинкса, который он, хочет или не хочет, должен решить так или иначе, а от удачного или неудачного его решения зависит если не вся жизнь, то счастье всей жизни, которое кажется нам важнее самой жизни, а жизнь дается нам только один раз.

В социальном отношении брак является основой и рассадником семьи, общества, Церкви и государства, а вместе с тем охранителем и регулятором морали, права и всех вообще положительных элементов человеческого общества.

Часто христианство упрекают если не в отрицательном, то в подозрительном отношении к браку. Но вот что пишет о значении брака древний христианский писатель, корифей богословской мысли IV века святитель Григорий Богослов в своей глубокой «Моральной поэме»:

Смотри, что дает людям союз любви, мудрый брак.

Кто научил мудрости? Кто исследовал таинственное?

Кто дал городам законы и, ранее законов, кто основал города и изобрел вдохновенно искусства?

Кто наполнил площади и дома?

Кто — места для состязаний?

Войско в битве и столы на пирах?

Хор певцов в душистом дыме храма?

Кто укротил животных? Кто научил пахать и сеять растения?

Кто послал в море борющийся с ветром черный корабль?

Кто, как не брак, соединил море и сушу влажной дорогой и объединил раздельное друг от друга?

«Но есть и еще более высокое и лучшее. Благодаря браку, мы являемся руками, ушами и ногами друг для друга; благодаря ему мы получаем двойную силу к великой радости друзей и горю врагов. Общие заботы уменьшают затруднения. Общие радости становятся приятнее. Радостнее является богатство, благодаря единодушию. А у небогатых единодушие радостнее богатства. Брак есть ключ, открывающий путь к чистоте и любви» [2].

Вопрос о браке не только важен, но и труден. Человечество знает химический состав звезд, отстоящих от нас на многие миллиарды километров, но с трудом разбирается в том, что касается его всего ближе. «Что вопрос о браке есть самый трудный и запутанный, — пишет один из наиболее авторитетных и глубоких древних западных богословов блаженный Августин, — это я, конечно, знаю и не осмеливаюсь утверждать, что выяснил или выясню трудности в своей работе», и в другом месте он говорит, что о браке излагает лишь «вероятные мнения» [3]. И теперь, несмотря на многовековые старания лучших умов человечества, тщетно стали бы мы искать общепризнанных положений в этой области. Разногласия, и притом в самых существенных пунктах, мы находим и в истории, разно решающей вопрос о происхождении и первобытной форме брака, и в юриспруденции, которая сознательно избегает затрагивать здесь основные вопросы, и в философии и даже в богословии.

Учение о браке трех важнейших христианских исповеданий — католического, православного и протестантского — различно.

Нет согласия даже в границах одного христианского исповедания, например, православного. Мы находим здесь борьбу двух течений богословской мысли в решении даже основных вопросов, например, новозаветное или ветхозаветное таинство брака, кто совершает это таинство— священник или сами брачующиеся, где совершительный момент таинства, какое значение в браке имеет его физическая сторона и т.д. [4]

Нет, наконец, согласия в понимании и самой существенной стороны в философии брака — его цели. Говорим, наиболее существенной, потому что, как показал Иеринг [5] , цель есть творец и душа права, цель известного правового института определяет всю его конструкцию, а о трудности вопроса о цели брака говорит то обстоятельство, что многие юристы в трудах, посвященных именно брачному праву, сознательно обходят его, хотя потом им невольно приходится его касаться [6].

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Источник:

booksonline.com.ua

HUBRIS-IPOD: Христианский брак и христианское отношение к любви

Христианское отношение к любви

по книге С. Троицкого «Христианская философия брака»

“Die Ewigweibliche zieht uns hinan” И.В. Гете

Многие сейчас понимают, что «фундаменталисткие религии отдают власть мужчине и основаны они на страхе перед женщиной. И чем больше страх перед женщиной, тем более фундаменталистична религия»[1]. Несомненным фактом является то, что многие православные христиане считают брачные отношения, даже узаконенные церковным таинством, безусловным злом, неизбежным лишь в силу необходимости продолжения рода, во-первых, и необходимым для предотвращения ничем не ограниченного разврата, во-вторых. Насколько такое воззрение является православным? За ответом я предлагаю обратиться к книге профессора Свято-Сергиевского богословского института в Париже С. Троицкого.[2].

Проф. Троицкий говорит о двух главных теориях в учении о браке, зафиксированных в истории человеческой мысли: реалистической и идеалистической. «Первая смысл брака видит в размножении, в потомстве. Это воззрение в чистом его виде как стремление иметь в браке продолжение своего существования, осложненное религиозными и патриотическими мотивами в виде стремления иметь заместителей в служении богам и хранителей могил предков или защитников отечества, мы встречаем как в древнеиндийских, греческих и римских законах, так и у классических писателей» (стр.44). Идеалистическая теория намечена уже у Платона, восходит к книге Бытия, живет в православном вероучении и мыслит брак как «институт, независимый от родовой жизни и имеющий свою, самостоятельную цель – достижение вышеличного единства супругов, возносящего их в сферу Божественной жизни, объединяющего их с Церковью, но вместе с тем требующего трудного подвига всецелого их самопожертвования» (стр. 173).

Подобно тому как «в животном мире половая любовь или, вернее, половое притяжение (и сила размножения – М.Ш.) находятся в обратном отношении: чем сильнее одно, тем слабее другое» (стр. 53), так и «в человечестве половая любовь часто стоит в прямом противоречии с целями размножения» (стр 54). С рождением ребенка сила любовного идеализма и поэзия взаимного обожания неизбежно несколько рассеиваются. Недаром Н.В. Гоголь оставил бездетными своих старосветских помещиков!

Подробно анализируя библейский первоисточник, проф. Троицкий приходит к выводу, что об установлении брака и о творении жены Библия говорит в той главе, «где нет ни малейшего указания на размножение», но где «начинается история человека как индивидуальной нравственной личности…» (стр. 62). Мы привыкли думать о творении жены как помощницы мужу, но «Библия не говорит: «не хорошо человеку трудиться одному», а говорит: «не хорошо человеку быть одному»; не говорит: «который трудился бы с ним», а говорит: «который был бы перед ним» (стр. 65). То есть речь идет о создании помощника в бытии. Что значит «не двое, но одна плоть» (Мф 19,6)? О единстве двух природ во Христе похоже сказано: «Слово плоть бысть». Оказывается, ««человек» в устах Божиих – это мужчина и женщина как одно целое и только как такое целое, а не как самозамкнутая монада, человек является образом говорящего о себе во множественном числе Бога[3], тогда как о существовании человека в качестве «единого», самозамкнутого бытия, сказано, что это существование «недоброе» (Быт 2,18), а недоброе не может быть образом Божиим» (стр. 67). Итак, человек в виде вышеличного единства мужчины и женщины создан по образу Божию, или является иконой Пресвятой Троицы. Проще всего сказал об этом А.П. Чехов в черновых набросках к рассказу «Перед зеркалом»: «брак это всегда трое: он, она и сама жизнь». Идея Троицы суть образ любого нетоталитарного диалога или такого общения, когда участников в действительности всегда на одного больше, чем по номиналу. И этот дополнительный участник и есть жизнь, Бог, чувство сложности, непредрешенности, то самое «последнее слово мира и о мире», которое «пока не сказано» и «никогда не будет сказано», ибо «мир открыт и свободен; все находится в будущем и всегда так и останется в будущем». Это вышеличное, нетоталитарное единство, установленное в раю, и есть, по Троицкому, Церковь.

Многие думают, что источником брака может быть либо государство, либо церковь. Между тем как Семье, так и Церкви можно дать, как мы видим, одно и тоже определение: Скиния (союз) Бога и человека, существующая на основе нетоталитарного диалога (=партнерства=соборности). Т.о. «брак есть источник и церкви, и государства» (стр. 150). Еще в «Древнем риме (у язычников! – М.Ш.) (…) всякая семья была «малою церковью и святым обществом», с которым государство, как федерация суверенных семей, вступало во взаимоотношения» (стр. 147). Из идеи «суверенности, независимости от какой-либо высшей власти семьи как таковой» вытекают образы князя, княгини, брака как воцарения. В древней церкви брак заключался путем свободного и гласного волеизъявления брачующихся. Венчание из поощрения и необязательного в принципе свидетельства личного благочестия супругов стало нормативным вследствие склонности государства к авторитарному контролю ««сферы прав личности» и ««упадке уважения к ее свободе» гораздо позднее».

«В браке супруги смотрят друг на друга sub specie aeternitatis и потому идеализируют или обожают друг друга» (стр. 83). Понимание это библейское, ибо «жена создана, по апостолу, для того, чтобы быть «славой мужа» (1 кор 11,7, чтобы быть живым отображением богоподобия мужа, как бы живым зеркалом мужа, ибо, как замечал Платон, «в любящем, как в зеркале видит самого себя»» (стр. 83). О метафизической сути этого явления лучше всего сказал Л.Н. Толстой: ««После семи лет супружества Пьер чувствовал радостное, твердое сознание того, что он недурной человек, и чувствовал это потому, что он видел себя отраженным в своей жене. В себе он чувствовал обычно все хорошее и дурное смешанным и затемнявшим одно другое. Но на жене его отражалось только то, что было истинно хорошо; все же не совсем хорошее было откинуто. И отражение это произошло не путем логической мысли, а другим, таинственным, непосредственным отражением». Именно здесь коренится вышеупомянутый страх мужчины перед женщиной, особая беззащитность мужа перед изменой жены и определенное лидерство жены в браке.

Перейдем к вопросу половых или, как называет их проф. Троицкий, родовых отношений. Выясняется, что первое безгрешное рождение было еще в раю. «Если тебя спросит иудей: скажи мне, как родила Дева без мужа, то спроси его и ты: «А как родил Еву Адам без жены» – пишет св. Иоанн Златоуст (стр. 107). Подробный филологический анализ Библейского и святоотеческих первоисточников приводит проф. Троицкого к выводу о творении Евы в том же самом смысле, в котором был сотворен каждый из нас, то есть через рождение. «И слова Адама жене: «Вот это кость от костей моих и плоть от плоти моея» (Быт. 2, 23), - указывают именно на кровное родство, на родство по рождению» (стр. 107). Что касается знаменитого ребра, то его Троицкий переводит как сторону, бок. Получается вполне библейский оборот. О рождении Христа Девой Марией мы тоже привыкли слышать: «из боку», где «боку» на церковно-славянском суть двойственное число слова «бок». Две природы, мужская и женская, в Адаме, так же как Божественная и человеческая во Христе сосуществовали неслитно и нераздельно, таинственно и неизъяснимо. Таким образом, в рождении Евы «участвовали и мужская и женская природы, а если это было рождением не от двух, а от одного лица, то, как увидим мы далее, то, что составляет личность, - сознание и свобода, не должно иметь участия в родовой жизни» (стр.111). Безгрешность рождения Евы Троицкий видит в наведении на Адама крепкого сна (Быт 2, 21-22), а «различие греховного рождения от безгрешного сводится к различию (…) «крепкого сна» и «познания» (стр. 112). То есть греховное связано с познанием, а не наоборот. И далее: «Причина нормативной бессознательности родовой жизни у человека лежит в основном различии его от животного мира, в силу которого обычная библейская квалификация творения органических существ по «роду» (Быт 1,22, 25) или «по роду и по подобию» «Быт 1,11) по отношению к человеку заменена новой: «по образу Божию и по подобию». «По роду» и «по образу Божию» (а мы помним: по образу Пресвятой Троицы – М.Ш.) – формулы взаимно друг друга исключающие» (стр. 113). Чем же может не устраивать сознательная жажда растительного размножения? Вспоминаю проповедь мюнхенского протоиерея Николая Артемова, в которой батюшка, тоже на основе изучения первоисточника, фразу «И были оба наги, Адам и жена его, и не стыдились» (Быт 2,25) трактовал буквально следующим образом: «взглядом не оскорбляли друг друга». Другими словами, растительная сфера питания и размножения неотвратимо сопричастна агрессии. Как ее избежать? Мы все помним Евангельскую историю о том, как Петр пошел по воде, «но, видя сильный ветер, испугался и, начав утопать, закричал: Господи! Спаси меня» (Мф 14,30). Лично я испугался бы и без сильного ветра, познал бы, что можно утонуть и выпал бы из состояния экстаза и исступления, в котором Петр хоть сколько-то прошел по воде. Выделенные мною слова экстаз и исступление есть термины, по мнению проф. Троицкого, синонимичные в данном контексте «глубокому сну».

Итак, творение любви по православному учению подобает совершать, – как сейчас принято говорить – в измененном состоянии сознания, при выключенном «тарахтении» или в исступлении ума, эротопоэзе сердца, отдавши растительную часть своего существа в послушание сотворенной Богом матери природе. Реально ли это? Я думаю, да. Во-первых, в прежние времена этому способствовали ранние браки («Мой Ваня/Моложе был меня, мой свет,/А было мне тринадцать лет» Пушкин, «Евгений Онегин»). В этом возрасте молодые люди не успевали приучиться смотреть на партнера как на объект корысти и сексуальной агрессии. Во-вторых, я считаю, что Христос не зря пострадал. До сих пор с каждым годом человечество в целом становится умнее, добрее, утонченнее, изящнее душой. Впрочем, это отдельная тема. В-третьих, лично меня к оптимизму побуждает знакомство с основателем Школы рациональной йоги Львом Тетерниковым, который предложил мне выступить с этой статьей. Мне возразят, что Тетерников проповедует свободную смену половых партнеров, и, следовательно, упоминание о нем здесь не к месту. Отвечу так. Троицкий пишет, что церковь не то, что не одобряет последующий брак, Она возражает против расторжения предыдущего как недостигшего идеала вышеличного единства в Боге, возможно, в силу недостатка жертвенной всепоглощающей любви со стороны супругов. Но есть идеал, а есть здравый смысл. Зачем препятствовать разрушению брака, если он разрушил человеческую личность одного из партнеров? - риторически вопрошал еще Ницше. С другой стороны Тетерников преподает нам науку взаимного обожания партнеров в браке, и то, как он это делает, привлекая весь свой жизненный опыт зрелой и сильной личности, на мой взгляд, реально ведет нас к идеалу моногамии, хотим мы этого или нет.

Из всего сказанного следует сделать вывод, что Православие не отрицает сексуальность, ибо сексуальность – это талантливость и человечность, но выступает против бездумной ее диссипации (наоборот, приветствует ранние браки) как попрания Богом данной святыни. Православие не гнушается естественной хотью растительной части человеческого естества, но отвергает по-хоть как неразумную страсть падшего и не ко времени тарахтящего рассудка.

[2]В. Соловьев «Смысл любви» С. Троицкий «Христианская философия брака» Протоиерей Иоанн Мейендорф «Брак в Православии». М., «Путь», 2001 г.

[3]Кто не знает, почему во множественном числе, см внимательнее начало Книги Бытия!

Источник:

hubris-ipod.narod.ru

Троицкий С. Христианская философия брака в городе Ярославль

В этом интернет каталоге вы имеете возможность найти Троицкий С. Христианская философия брака по доступной цене, сравнить цены, а также посмотреть прочие предложения в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка может производится в любой населённый пункт РФ, например: Ярославль, Красноярск, Саратов.