Каталог книг

Флагман корабельной науки

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Книги

Описание

Сборник содержит воспоминания ученых-кораблестроителей ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова о становлении и развитии экспериментально-опытной базы института, об уникальных испытаниях различных средств морской техники. За 110 лет своего существования ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова превратился в многопрофильный научный центр, результаты деятельности которого востребованы во всем мировом судостроении.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
семена огурец Флагман F1 12шт семена огурец Флагман F1 12шт 18 р. maxidom.ru В магазин >>
Конструктор Lepin Creator Корабль Имперский флагман 1717 дет. 22001 Конструктор Lepin Creator Корабль Имперский флагман 1717 дет. 22001 4698 р. pleer.ru В магазин >>
Зеркало Mixline Флагман 535х740 с полкой (4620001981069) Зеркало Mixline Флагман 535х740 с полкой (4620001981069) 932.78 р. techport.ru В магазин >>
Кружка Rainbow «Флагман» Кружка Rainbow «Флагман» 164 р. top-shop.ru В магазин >>
Дистиллятор проточный Добрый Жар Универсальная система Флагман 30 литров Дистиллятор проточный Добрый Жар Универсальная система Флагман 30 литров 24750 р. techport.ru В магазин >>
Дистиллятор проточный Добрый Жар Универсальная система Флагман 35 литров Дистиллятор проточный Добрый Жар Универсальная система Флагман 35 литров 26100 р. techport.ru В магазин >>
Naomi Чайный сервиз "Флагман" 40 предметов на 12 персон Naomi Чайный сервиз "Флагман" 40 предметов на 12 персон 16490 р. thefurnish.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Флагман корабельной науки

Флагман корабельной науки

. В науку пламенно влюбленный,

В делах всегда «неугомонный»,

Сумел земляк наш доказать,

Что «может собственных Платонов

И быстрых разумом Невтонов

Российская земля рождать.»

(Из стихотворения поэта-поречанина В.И.Грибанова

«Он живет», посвящённого памяти А.Н.Крылова).

Крупнейший математик, кораблестроитель, механик, астро­ном, педагог А.Н.Крылов принадлежит к замечательной плеяде великих русских ученых, творческий труд которых прославил и возвеличил нашу Родину. Его авторитет был очень высок и за рубежом. Недаром в сентябре 1944 года во время вручения ему диплома почетного члена Английского общества инженеров-кораблестроителей чрезвычайный и полномочный посол Вели­кобритании в СССР г-н А.Керр, выступая с приветственной речью, заметил: «Академик Крылов, как многие его знаменитые соотечест­венники во главе с самим Петром и Ломоносовым, является живым примером многосторонности гения». Вряд ли эта справедливая оценка нуждается в комментариях.

Алексей Николаевич родился 3(15) августа 1863 года в д.Висяга бывшего Алатырского уезда (ныне деревня Крылово Порецкого района), в семье отставного офицера-артиллериста. Николай Александрович Крылов, отец будущего академика, участвовал в Крымской войне 1853-1856 годов. После службы поселился в своем поместье в Висяге. Он был человеком талантливым, самобытным и разносторонне образованным, обладал литературным даром. С сыном был очень близок и сызмала называл его «друг Алеша». Мать, Софья Викторовна (она родилась в Казани), принадлежала к старинному дворянскому роду Ляпуновых, была необыкновенно умной, энергичной и красивой женщиной.

Усадьба Крыловых находилась на берегу речки Висяжки, в которой в детстве Алеша вместе со своими сверстниками ловил гольцов и пескарей. Эту речушку воспел однодеревенец академика поэт Иван Краснов. Его стихотворение «Висяжка» заканчивается образным обращением: «Чтоб вечно на виске России ты билась жилкой голубой». Украшением селения был большой ухоженный пруд. А неподалеку простиралась Семеновская степь, где можно было видеть стаи журавлей, уток и других птиц. В этих живописных местах и зародилась в Алеше любовь к здешней природе. Впоследствии А.Н.Крылов с душевной теплотой вспоминал милые его сердцу «родные алатырские края», куда любил приезжать навестить родственников, отдохнуть, поохотиться. 0бстоятельно об этом он, обладавший феноменальной памятью, рассказал в широко известной книге «Мои воспоминания».

В 1872 году Крыловы переехали на юг Франции, в г.Марсель. Там в частном пансионе Алеша освоил курс математики и фран­цузский язык. По возвращении в Россию он с родителями неко­торое время жил в Севастополе, где познакомился с моряками, героями славной обороны этого города. Позднее семья перебралась в Ригу. Там А.Крылов научился свободно говорить по-немецки, а затем в классической гимназии изучил латинский и греческий языки.

Пятнадцати лет, в сентябре 1878 года, он поступает в одно из самых привилегированных учебных заведений России — в Петербургское морское училище (с 1939 г. — Высшее военно-морское училище имени MB . Фрунзе), выдержав вступительные экзамены «с небывало высокими баллами». Понимая, что без глубокого изучения математики немыслимо стать настоящим моряком, он все свое свободное время посвящал изучению этого предмета. Учился блестяще, помогал товарищам по учебе; один из воспитанников, М.Глотов, отвечал у доски по вопросу, который в учебнике «Навигация» был изложен не совсем верно. В связи с этим случаем впоследствии А.Н.Крылов вспоминал: «Преподаватель, капитан 2-го ранга Александр Алексеевич Бар­тенев, подсел ко мне на последнюю парту и тихо говорит мне:

— Я вижу, что он рассказывает чего в учебнике нет; не сам он это придумал, наверное, вы его научили, покажите мне.

Я объяснил. Бартенев пожал мне руку и благодарит:

— Вам у меня учиться нечему; чтобы не скучать, занимайтесь на моих уроках чем хотите, я вас спрашивать не буду, а раз навсегда поставлю вам 12».

Оценки тогда ставились по двенадцатибалльной системе, У Крылова по всем общим предметам и специальным дисциплинам была одна оценка, высшая — 12 баллов. В летние месяцы вместе с воспи­танниками училища он отправлялся в плавание на корветах, и суровая Балтика закаляла его волю и характер. С большой пользой для него прошли все шесть лет учебы.

По окончании училища в октябре 1884 года А.Крылов был произведен в мичманы и награжден специальной денежной пре­мией, а его имя занесено на мраморную доску. Молодого способ­ного офицера при эполетах и кортике ждали море и корабли. Однако все сложилось иначе. Оказалось, что к концу учёбы Алексей, испор­тив свое зрение, сделался совсем близоруким. Стало ясно: кора­бельная служба ему противопоказана.

Крылов выбирает научное поприще и принимает приглашение известного математика-магнитолога И.П.Колонга работать в компасной мастерской Главного гидрографического управления. Под его руководством он выполняет свои первые научные работы по девиации магнитного компаса. Некоторые из них опубликованы в «Морском сборнике» и в «Записках по гидрографии». А сконструи­рованный им дромоскоп, в отличие от созданных за границей аналогичных приборов для определения девиации, позволял точнее вести корабль в открытом море.

Позже, в 1887 году, началась судостроительная практика А.Н.Кры­лова на Франко-русском заводе в Петербурге. Здесь им написана научная работа по усовершенствованию орудийной башни строя­щегося броненосца «Император Николай I ». На том предприятии Алексей Николаевич окончательно убедился: его главной специ­альностью, «сердцевиной его души» стало кораблестроение, или, как он потом выразился, «приложение математики к разного рода вопросам морского дела».

В 1890 году Крылов заканчивает по первому разряду корабле­строительное отделение Морской академии. И вновь его имя, как и при выпуске из Морского училища, золотыми буквами было за­несено на мраморную доску почета. Как лучший выпускник он оставляется при академии для научной и педагогической работы.

С того времени А.Н.Крылов почти 50 лет преподавал в ней а также в Петербургском (Ленинградском) политехническом инсти­туте и других вузах. В своей неутомимой деятельности он умело сочетал теорию и практику кораблестроения, педагогику и публи­цистику. Главным в его исследованиях были работы по теории (мореходным качествам) корабля. Классическими стали разработанные им приемы и схемы для вычисления основных харак­теристик корабля — его плавучести и устойчивости, или, как говорят моряки, «остойчивости». А.Н.Крыловым также была разработана теория килевой качки корабля на волнении. Позже он напишет: «Я достиг успеха, приложив к разбору такого чисто морского явления те же способы математических исследований, которые астрономы прилагают к изучению движения небесных тел». В 1898 году в Лондоне на заседании представителей мирового кораблестроения Алексей Николаевич сделал доклад - «Общая теория качки корабля на волнении». Выступление имело не­обычайный успех, и впервые в истории высшая награда Англий­ского общества корабельных инженеров - золотая медаль — была присуждена иностранцу. Это событие, конечно же, вызвало сенсацию.

Руководя с 1900 года Опытовым бассейном для испытания моделей судов, А.Н.Крылов, развивая передовые идеи адмирала С.О.Макарова, сосредоточил свое внимание на разработке учения о непотопляемости корабля, учения, получившего практическую проверку в суровых условиях русско-японской войны 1904-1905 годов.

К изучению любой проблемы Алексей Николаевич тщательно готовился. Например, приступая к исследованиям напряжений связей корабля, он в 1902 году совершает заграничное плавание на крейсере «Аскольд» в Алжир, а в 1903-м — на учебном корабле «Океан» в Порт-Артур. К тому же периоду относятся его работы в области морской артиллерии и по изучению вибрации.

Крылов много готовился и к своим публичным выступлениям: продумывал свою речь, подбирал впечатляющие примеры, готовил чертежи и схемы, заранее осматривал аудиторию, где ему пред­стояло говорить. И как результат: его лекции поражали слушателей глубиной, аргументированностью и последовательностью изло­жения. Член-корреспондент Академии наук СССР Т.П.Кравец вспоминал: «У доски стоит высокий ростом, с окладистой черной бородой, с хорошей строевой выправкой, с хорошими команд­ными нотками в голосе человек. Он пишет — необычное для военного дело - целый ряд шестикратных интегралов и выводит из них простые механические и физические следствия, вплоть до числовых результатов. А мне, недавно вернувшемуся с японской войны. так и представляется, что А. Н. командует всеми уравнениями и интегралами и они по его команде послушно сами проделывают все те преобразования, которые он им указывает».

В морских и научных кругах все больше рос авторитет А.Н.Крылова. В 1908 году ему было поручено возглавить кораблестроение всей России. Уже в генеральском чине, являясь главным инспектором кораблестроения и исполняющим обязанности председателя Морского технического комитета, он руководил проектированием и постройкой мощных боеспособных линкоров типа «Севастополь», эсминцев типа «Новик»,длительное время остававшихся лучшими кораблями своего класса в мире.

Назначенный в 1910 году профессором Николаевской морской академии, генерал-лейтенант флота Крылов принимает деятельное участие в решении важнейших вопросов военно-морского дела. В одном из документов тех лет, подписанном группой академиков, отмечалось, в частности, что Алексей Николаевич является «авто­ром целого ряда специальных, в высшей степени остроумных, но секретных приборов, имеющих громадное значение в боевой обста­новке при управлении кораблем и артиллерийским огнем».

В 1916 году А.Н.Крылов единогласно избирается действи­тельным членом Академии наук по кафедре математической фи­зики. В том же году становится директором Главной физической обсерватории.

После Октябрьской революции он, несмотря на дворянское происхождение и предложение переехать в Америку, продолжает, как истинный патриот Отечества, с присущей ему добросовестностью и усердием трудиться на благо молодой Советской республики, на благо народа. В полной мере его талант педагога и организатора раскрылся на посту начальника Морской академии (ныне Военно-морская академия имени Адмирала Флота Совет­ского Союза Н.Г.Кузнецова). В неимоверно тяжелых условиях гражданской войны и разрухи он осуществляет реорганизацию этого высшего военно-учебного заведения.

С 1921 года в течение шести лет Алексей Николаевич по заданию Советского правительства находился в заграничной командиров­ке - решал сложные научно-технические задачи. Он обеспечил перевозку морским путем в нашу страну нескольких сотен паро­возов стендерами, приобретенных в Германии и Швеции, а также паровозных котлов из Англии. В Ньюкасльском порту при погрузке котлов в трюм парохода «Маскинонж» Крылов, находясь рядом с шкивидором, отставным боцманом, наблюдал за работой таке­лажников и. помогал им в принайтовке груза. «Ньюкасл - город морской, издающиеся в нем газеты падки до всяких морских известий, — вспоминал впоследствии Алексей Николаевич. — Узнали они про необыкновенную погрузку 85 паровозных котлов в трюм корабля - сенсация! Явилась ко мне целая толпа кор­респондентов, фотографов, кинооператоров, просили моего разре­шения описать погрузку, дать им интервью, снимать фотографии и делать киносъемки. Само собой разумеется, что я это все разрешил, и на следующий день все ньюкасльские газеты поместили фотографии «Маскинонжа», его трюма с котлами и мой портрет с надписью «адмирал Крылов, автор проекта погрузки». Этим портретом и подписью немало был смущен шкивидор:

— Я вас считал боцманом, а вы адмирал, и своими руками кувалдой распорку загнали, чтобы показать - что вам надо: won ­ derful you Soviet people (удивительный вы советский народ)». Во Франции А.Н.Крылов добился возвращения Пушкинскому дому в Ленинграде уникальных коллекций - богатейшего собрания рукописей А.С.Пушкина, находившегося в Париже у историка литературы А.Ф.Онегина.

После возвращения на родину Алексей Николаевич продолжал преподавательскую деятельность в академии и читал отдельные курсы в других вузах и различных учреждениях. Как педагогу ему были свойственны отличительные особенности: предельная ясность изложения, умение сосредоточить внимание на главном, ориги­нальность, изящество и глубина мысли; остроумие* «Он каждую свою лекцию непременно сопровождал многими примерами из русской истории, морской жизни, собственного опыта, — отме­чается в книге Э.Ф.Кузнецовой «Академик А.Н.Крылов», изданной в 1988 году в Чебоксарах. - Его речь, сверкающая изумительным юмором, полная афоризмов, поговорок, образных сравнений, неизменно захватывала слушателей, оставляя яркое глубокое впе­чатление. Никогда не забывал Алексей Николаевич познакомить слушателей со всеми новейшими достижениями мировой науки и техники. Его лекции всегда давали гораздо больше, нежели любое учебное пособие. Вместе с тем, каждый, кому довелось слушать Крылова, обязательно отмечает одну чрезвычайно характерную черту: касаясь самых сложных проблем, он умел изложить материал в высшей степени просто и доступно: Но это, по словам академика Л.И.Мандельштама, была «та простота, которая в науке достигается с такими же трудностями, как и в искусстве, и которая доступна только крупнейшим ученым, только истинным классикам знания».

В марте 1928 года А. Н. Крылова утвердили директором физико-математического института. В последующие годы он принимал активное участие в создании новых кораблей, гироскопических приборов, в строительстве мостов, доков. Из печати вышли его фундаментальные труды «Вибрация судов», «Качка корабля» и другие. Общепризнано, что нет такой области военно- м opc кого дела, в которой не проявился бы многогранный талант академику Крылова, поэтому с полным основанием его называют адмиралом корабельной науки. Ряд его работ был посвящен астрономии. Им переведены на русский язык с дополнениями и комментариями работа Л.Эйлера «Новая теория движения Луны», творение И.Ньютона «Математические начала натуральной философии», труды других зарубежных ученых.

В 1939 году Алексею Николаевичу присваивается почетное звание заслуженного деятеля науки и техники, а 13 марта 1941 года за работы по теории компасов и гирокомпасов ему при­суждается Сталинская премия первой степени.

С началом Великой Отечественной войны корабли, в проек­тировании и постройке которых он участвовал, успешно дейст­вовали в боевых операциях. В 1942-м, в апреле, А. Н Крылов во­шел в состав специальной комиссии для оказания помощи Военно-Морскому Флоту, и его можно было встретить на заводах, в конструкторских бюро, институтах. А раньше он написал заявление об удержании на все время войны ежемесячно его однодневного заработка, начиная с августа сорок первого года. Шел ему тогда 79-й год.

За выдающиеся достижения в области математических наук, теории и практики отечественного кораблестроения и большие заслуги в подготовке высококвалифицированных специалистов для Военно-Морского Флота академику А.Н.Крылову 13 июля 1943 года было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Он трижды удостаивался ордена Ленина. Были у него и царские на­грады. Как сообщалось в печати, «в силу характера и здравого смысла Крылов по-чиновничьи орденам не поклонялся и мистически их не обожествлял». .

«В общении, — писали о нем, — это был интереснейший человек, в котором причудливо соединились добродушие с тон­кой усмешкой, степенность с молниеносной сметливостью и математическая точность с выразительным художественным языком».

Умер Алексей Николаевич 26 октября 1945 года в Ленинграде во время работы над «Историей открытия планеты Нептун». Похоронили его с воинскими почестями на «Литераторских мостках» Волкова кладбища, в некрополе выдающихся деятелей русской науки и культуры, рядом с И.П.Павловым и Д.И.Мен­делеевым. «Такие люди, - сказал о А.Н.Крылове его друг академик А.Ф.Иоффе, - не повторяются в жизни».

Память о нашем великом земляке достойно увековечена. Его именем названы учреждения и корабли, улица в Санкт-Петербурге, а на доме, где он жил и работал, установлена мемориальная доска. В ряде высших учебных заведений выдаются стипендии имени А. Н. Крылова. Бюст академика в 1960 году установлен в Москве, в парке, у здания Северного речного вокзала. Имя А.Н.Крылова присвоено улице в г. Алатыре, мысу на берегу Харитона Лаптева в Карском море, а также полуострову в Антарктиде. На родине корифея русской науки, в деревне Крылово, по инициативе местных краеведов во главе с Д.Г.Красновым создан мемориальный музей и перед ним установлен памятник академику. Приезжающие сюда, в Крылово, со всех концов страны люди, особенно посещающие его впервые, испытывают волнующее чувство: ведь не в стольном городе, а здесь, в глубинной деревушке, родился замечательный человек, ученый и мыслитель, ставший адмиралом корабельной науки.

Источник:

krylov-akademik.narod.ru

Национальная оборона

Флагман корабельной науки

Подводные лодки проекта 667БДРМ составляют основу морских сил ядерного сдерживания России.

Размышления о малоизвестных фактах мужества и дальновидности выдающегося конструктора подводных лодок Сергея Никитича Ковалева, по проектам которого построено без малого 100 ПЛ с межконтинентальными баллистическими ракетами, решительно выступившего за продолжение постройки ПЛ проекта 667БДРМ – основы сегодняшних МСЯС.

Текст публикуется в авторской редакции.

Несмотря на сложившуюся терминологию любая ПЛ, даже не атомная может в определенном оснащении считаться ракетной, стратегической и др. В данном материале мне хотелось бы обратить внимание на уроки истории создания АПЛ с баллистическими ракетами межконтинентальной дальности. Теперь мы их называем ракетными подводными крейсерами стратегического назначения – РПК СН.

Основой для написания послужили воспоминания участника работ по обоснованию комплекса Д-9 моего однокурсника А.А.Токмакова, публикуемые в периодическом сборнике «Флагман корабельной науки», материалы книги академика С.Н. Ковалева «О том, что есть и было…», книги академика Ю.С. Соломонова «Ядерная вертикаль» и личные впечатления.

В действительности создание ракетных ПЛ сопровождается большим количеством проблем, и к чести наших ученых, специалистов и конструкторов они, как правило, решаются, хотя не всегда своевременно. В данной статье мне хотелось бы осветить историю решения важнейшего, как показала жизнь, вопроса о типе межконтинентальной ракеты для ПЛ и способа ее старта. За весь период создания таких ПЛ у нас было принято три определяющих решения, чему и посвящено данное изложение фактов. Представляется, что вникнув глубоко в эти факты, можно взвешенно оценить перспективность того или иного пути.

Валентин Михайлович ПАШИН

1962 год. «Карибский кризис» – мощный импульс к энергичным мерам ускорения развертывания БР межконтинентальной дальности. Создание «вероятным противником» рубежных стационарных систем освещения подводной обстановки сводило на нет сдерживающий потенциал ПЛАРБ с дальностью стрельбы 1500-2500 км. В 1963 г. Комиссия по военно-промышленным вопросам (ВПК) по указанию политического руководства ставит задачу разработать аванпроект ракетного комплекса (РК) Д-9 с жидкостной ракетой большой дальности стрельбы и выполнить проработки его размещения на ПЛ. Разработчиком аванпроекта РК определили СКБ-385 (ныне ОАО «Государственный ракетный центр имени академика В.П. Макеева»). Проектные проработки ПЛ поручены ЦКБ-16 и ЦКБ-18, а надводного носителя ЦКБ-17. Впервые в отечественной практике для решения принципиальных вопросов системы «оружие – носитель» привлечены головные институты трех ведомств: ЦНИИ-88, Миноборонпром; ЦНИИ-45 и ЦМНИИ-1 Минсудпром; 1, 24 и 28 институты Минобороны, ВМФ. В конце 1963 г. НИР «Проектно-исследовательская работа по обоснованию кораблей флота с РК Д-9» закончена. ЦНИИ-45 рекомендовал: дальность 9000 км, число ракет 16-24, одновальная атомная ПЛ, мощность 40 мВт. Главный конструктор РК В.П. Макеев признал эти результаты убедительными и пригласил институт войти в состав участников разработки аванпроекта. Но конкуренция разработчиков не является признаком только рыночной экономики. Она существовала как среди проектантов ПЛ так и между создателями ракет В.Н. Челомеем, В.П. Макеевым и др. Достаточного опыта создания морских ракет для ПЛ со стартом из-под воды не было. Предлагались в основном сухопутные ракеты. С.Н. Ковалев*: «На одном из совещаний В.Н.Челомей обратился ко мне с предложением принять для подводной лодки ракету, длина которой соизмерима с длиной подводной лодки, а пускать ее следовало, поставив подводную лодку вертикально («на попа»). Естественно, я сказал, что это невозможно». Затем московское ОКБ-52 (руководитель В.Н. Челомей) предложило поставить на ПЛ и надводные корабли доработанную наземную твердотопливную ракету УР-100 (дальность 11000 км, но массо-габариты примерно в 1,5 раза больше, чем у ракеты комплекса Д-9, сухой старт из транспортно-пускового стакана с зазором между ним и шахтой

0,5 м.) Авторитет ОКБ и лично В.Н. Челомея были столь высоки, что ВПК поручила проработать и этот вариант, причем в разных исполнениях (погружаемые стартовые площадки, ДЭПЛ и надводный корабль). За головными институтами – сравнение вариантов и рекомендации. Именно этот «необъявленный тендер» и стал ареной столкновений принципиально различных мнений. Институт последовательно убедил с помощью ГСПИ «Союзпрпоектверфь» и ЦНИИ ТС в неоптимальности предложенных вариантов стартовых площадок, показал проблемы размещения УР-100 на ДЭПЛ. Надводный вариант отпал сам собой по понятным причинам. В оппонентах оставался ЦНИИ-88, находящийся в одном ведомстве с СКБ-385 и ОКБ-52. После горячих дискуссий стало понятно, что ЦНИИ-88 на морской прописке УР-100 настаивать не будет.

В итоге на заседании Совета Обороны политическим руководством, вникнувшим в техническую суть вопроса, было принято решение идти по пути создания РК Д-9 на базе жидкотопливной ракеты в варианте В.П. Макеева, что и было впоследствии реализовано на ПЛАРБ «семейства» 667Б – сегодняшней основе российских МСЯС.

АПЛ проекта 971 могли стать прототипом РПКСН «переходного» периода.

Прошло около 10 лет. И вновь на повестку дня встает вопрос о РК с твердотопливной ракетой. На этот раз политическое руководство страны (Д.Ф. Устинов – фактически руководитель военно-промышленного комплекса) приняло решение о создании нового РПК СН проекта 941 на базе новой твердотопливной ракеты РК Д-19.

Ракетоносец проекта 941 с твердотопливным комплексом Д-19 создан, и всплывает вопрос о целесообразности продолжения строительства жидкотопливных ракетоносцев второго поколения. К этому времени готов проект 667БДРМ с жидкостной ракетой Д-9 РМУ. С.Н. Ковалев: «По технологическому циклу и техническому обеспечению строительство этих лодок (941 и 667БДРМ – авт.) было не лимитировано. Учитывая эти обстоятельства, при всей моей приверженности к твердотопливным ракетам, я был сторонником одновременного строительства ракетоносцев проектов 667БДРМ и 941… К счастью или несчастью, но сторонники строительства и ремонта ракетоносцев 667БДРМ, в том числе и я, оказались правы… Этот печальный опыт показал, что при рассмотрении проблем подобной важности и многогранности нужна не только красивая решительность, но и осмотрительность, которая, если Бог даст, окажется излишней. А если Он не даст – На этот раз не дал, и осмотрительность оправдалась».

ЦНИИ имени академика А.Н. Крылова, ЦНИИ МАШ и др. также были на стороне этой точки зрения.

После длительных обсуждений решение принято – строить РПК СН проектов 941 и 667БДРМ одновременно. Прошло немногим более 10 лет и ПЛ проекта 667БДРМ становятся основой сегодняшних МСЯС, пройдя соответствующую модернизацию с целью продления срока службы и повышения боевой эффективности.

Пуск твердотопливной ракеты Р-39 комплекса Д-19 с подводной лодки проекта 941.

Народная мудрость гласит: «нельзя войти в одну и ту же реку дважды». Но нет правил без исключения. В середине 90-х вновь возникает вопрос о создании нового (4 поколения) РПК СН на базе твердотопливной ракеты, унифицированной с наземным вариантом с сухим стартом из транспортно-пускового стакана. Сегодня этот вариант хорошо освещен в СМИ и заявлениях руководителей МО, ВМФ и др. Это РПК СН типа «Борей» с ракетой «Булава-30». Состояние дел на момент написания данной статьи известно.

В постсоветский период головные институты корабле- и ракетостроения в основном не были задействованы в борьбе концепций. Важной была позиция ЦКБ-проектанта РПК СН – ЦКБ МТ «Рубин». В своей книге «Ядерная вертикаль», Москва, 2010 г., генеральный конструктор МИТ Ю.С. Соломонов словами главного героя книги Ю.С. Соломатова пишет: …«Центральное конструкторское бюро морской техники… обладало непререкаемым авторитетом во властных структурах. Возглавляемое многоопытными руководителями, действительно много сделавшими в области обеспечения безопасности страны, конструкторское бюро, однако, к концу ХХ века, оставаясь монополистом в своей области, практически исчерпало свой творческий потенциал из-за отсутствия плодотворной идеи…» На совещании с руководителями ЦКБ Ю.С. Соломатов отметил, что речь идет об исключении воздействия горящего топлива на конструкцию шахты во время пуска ракеты из подводного положения. Говорилось о применении пускового контейнера, «в котором ракета эксплуатируется в течении всего жизненного цикла». Эта идея в принципе очень схожа с тем, что было отвергнуто в начале 60-х годов при сравнении морской жидкостной Д-9 и сухопутной твердотопливной УР-100. «То, о чем я рассказал, безусловно важно, но, тем не менее, это частность. Более общим является отказ от строительства сверхтяжелых крейсеров, что само по себе связано с характеристиками размещаемой в них ракеты. Гигантизм в строительстве подводных кораблей со стратегическим оружием был, на наш взгляд, абсолютно необоснованным, если говорить о боевой эффективности системы вооружения. Анализ, проведенный институтом убедительно доказывает, что того же результата можно достичь гораздо меньшими материальными стоимостными затратами, что в конечном счете приведет к существенному уменьшению габаритов крейсера и его водоизмещения. Хотелось бы услышать ваше мнение по затронутым вопросам», – завершил Ю.С. Соломатов.

Как следует из последующего описания, воцарилась тягостная тишина. Затянувшуюся паузу прервал генеральный конструктор, руководитель и непосредственный участник создания нескольких поколений РПК СН: «Мы всю жизнь боремся с проблемой защиты нашего «железа» от пагубного воздействия огнедышащего дракона – стартующей ракеты, а они хотят быть настолько деликатными, что, сделав дело, даже не лишат нас девственности. Это же замечательно». Сказано образно и не без юмора, но нам никогда не узнать истинный смысл этих слов.

А вот, что касается отношения к ракетному топливу, приведу фрагмент из этой же книги С.Н. Ковалева: «Требования к топливу различных ступеней очень жесткие. Оно должно быть энергетически весьма эффективным, должно соответствовать нужным характеристикам по времени горения заряда и температуре, не должно быть взрывоопасным при внешних воздействиях, … не должно растрескиваться со временем (что приводило бы к взрыву при пуске ракеты)… Я совсем не специалист в этой области и не претендую на точность и полноту изложения, но общаясь с создателями твердых топлив, я понял, что это дело очень ответственное, сложное, опасное и не имеет однозначных решений».

Мне не довелось, к сожалению, быть участником этой исторической встречи, хотя было что сказать. Мнение ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова по поводу нового варианта РПК СН изложено в 1999 г. в заключении по одному из вариантов технического проекта 955 *. Институт отмечал, что РК «Булава-30» базируется на прогрессивных технических решениях… Однако в связи с ранней стадией разработки РК, был определенный технический риск срыва сроков, особенно с учетом трудностей финансирования. Предлагалось продолжить работы по РК «Булава-30», ориентируясь на сдачу головного корабля после 2010 г. и на уровень ТТХ IV – V поколений ПЛ. До этого пополнять МСЯС ПЛ на базе пр. 971 с РК Д-9РМУ. Это мнение неоднократно озвучивалось: в 1999 г. на заседании военно-промышленной комиссии под руководством тогдашнего Председателя Правительства РФ В.В. Путина (правда в его отсутствие), специальных совещаниях Госкомоборонпрома РФ и др. Ответ один: «на переправе коней не меняют». Что ж? Надо признать: либо институт не прав, либо его аргументы не были достаточно убедительными. И вот наступил 2011 г. Готовые «Ю. Долгорукий» и «А. Невский» ждут окончания работ по РК. А РПК СН проекта 667БДРМ даже после серьезной модернизации и ремонта имеют остаточный срок службы меньше срока службы «Синевы». Снова тот же вопрос: что делать?Что касается существенного «уменьшения габаритов крейсера и его водоизмещения», то здесь все ясно уже сегодня. По опубликованным данным водоизмещение РПК СН 667БДРМ и 955 проектов составляют соответственно

Подводная лодка «Юрий Долгорукий» выходит на испытания.

В действительности вопрос о ракетных ПЛ не прост не только по причине выбора типа ракеты и старта. Он тесно связан с необходимостью наличия сил сопровождения ПЛ, главным качеством ПЛ – скрытностью, потенциальным бюджетом и оптимальностью его распределения между различными силами ВМФ, темпами постройки, возможностью унификации и др. В этой связи нельзя не упомянуть о появившейся информации создавать американскую SSNB(X) (на смену «Огайо») на базе единой платформы с перспективным вариантом «Вирджинии». Жаль, что около 7 лет назад нас в очередной раз не «услышали» ни ЦКБ, ни ВМФ.

Что бы сказал сегодня этот неизменно дальновидный и глубоко и системно оценивающий ситуацию конструктор – академик. Уверен, что Сергей Никитич призвал бы к осмотрительности и оценке далеко идущих последствий той «красивой решительности», о которой он написал в своей удивительно поучительной книге.

* Сергей Ковалев. О том, что есть и было… С-Пб., «Элмор», 2006. * После этого заключения другие варианты технического проекта в институт на рассмотрение не присылались.

Валентин Михайлович ПАШИН – научный руководитель – директор ФГУП ЦНИИ им. акад. А.Н. Крылова, инженер-кораблестроитель, профессор, академик РАН

Источник:

www.oborona.ru

Флагман корабельной науки в городе Брянск

В данном каталоге вы сможете найти Флагман корабельной науки по доступной стоимости, сравнить цены, а также найти иные книги в группе товаров Книги. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Транспортировка производится в любой населённый пункт России, например: Брянск, Волгоград, Тула.