Каталог книг

Максим Федорченко Шість казок

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Кажуть, людині треба дорости до того, аби знову читати казки. Саме казки зустрічають дитину, яка вперше видобула сенс із безнадійного мурмотіння над абеткою: А-Б-А-Б-А-Г-А-Л-А-М-А-Г-А… Далі дитинство минає, починається доросле життя, а казкам настає край. Та згодом дорослішій, досвідченій й спокушеній людині відкривається, що простенькі дитячі оповідки не такі вже й прості. Казкові сюжети готували до справжнього життя, з усіма його прекрасними й страшними речами, з перемогами й поразками. Як стати великим, якщо ти найменший? Що робити, коли в твоєму серці оселився дракон? Чи справді білий світ, то суцільна вода в очі? Чому важливо навчитися чекати? Що трапиться з тим, хто не володар собі? – Про це та інше цікаво для дітей та захопливо для дорослих розповідають ці казки. З іншими казками Максима Федорченка читачі вже знайомі за книгою «Сванте Свантесон. Сказки прежних времен».

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Максим Федорченко Шість казок Максим Федорченко Шість казок 149 р. litres.ru В магазин >>
Федорченко Л., Федорченко С. Российский политический консалтинг. Консьюмеризация и технологии. Монография Федорченко Л., Федорченко С. Российский политический консалтинг. Консьюмеризация и технологии. Монография 399 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Василий Федорченко Ты самая-самая… 500 стихотворений о любви Василий Федорченко Ты самая-самая… 500 стихотворений о любви 20 р. litres.ru В магазин >>
Василий Федорченко Здесь моё сердце. 350 стихотворений о природе Василий Федорченко Здесь моё сердце. 350 стихотворений о природе 16 р. litres.ru В магазин >>
Олексій Полосін Казки Олексій Полосін Казки 149 р. litres.ru В магазин >>
Федорченко С. Народ на войне Федорченко С. Народ на войне 329 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Егоров В., Абрамов А., Федорченко С. Сравнительная политология постсоветского пространства. Учебное пособие Егоров В., Абрамов А., Федорченко С. Сравнительная политология постсоветского пространства. Учебное пособие 803 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

При дворе: max_fedorchenko

При дворе

Не так уж давно и не так уж далеко во дворе одного покинутого жильцами дома жил-был Цветник. Как и дом, Цветник тоже был покинут и заброшен, и никто за ним уже много лет не ухаживал. Летом он зарастал травой, осенью его засыпала палая листва, а зимой заваливал снег. А еще некоторые прохожие, иногда забредавшие во двор, бросали на Цветник всякий хлам. Так что со временем Цветник уже совсем и ничем цветник не напоминал – просто куча мусора посреди двора!

Однако кое-где среди травы, листвы и мусора в Цветнике все еще жили цветы, посаженные прежними обитателями дома: Маргаритки, Незабудки и Люпин. А в самой его середине росла Роза - последняя из пяти кустов, когда-то украсивших Цветник. А еще среди травы, Маргариток, Незабудок, Люпина и у корней Розы ютился Подорожник.

Роза очень гордилась собой и своим королевским достоинством. При всяком удобном и неудобном случае она сообщала прочим цветам:

- Я - цветок королевского рода, а все прочие цветы мои придворные! Я самая достойная и красивая и потому живу в центре дворца! - Дворцом Роза называла свой неухоженный Цветник. Правда, нынешнее состояние дворца оскорбляло и унижало Розу, но она не подавала виду: ведь это ее королевское достоинство Цветник делает дворцом, а не наоборот!

Маргаритки, Незабудки и Люпин молча слушали Розу: сказать им было нечего, действительно, роду-семени они были не королевского, что уж тут скажешь? Их, как и Розу, тоже очень смущало обветшание королевского дворца, и потому цветы ощущали себя придворными королевы с некоторой неловкостью. Однако и сами они при всяком удобном и неудобном случае говорили Подорожнику:

- Мы - придворные цветы, мы состоим при дворе ее королевского величества Розы, живем в королевском дворце, а ты вообще - неизвестно кто!

А Подорожник обычно помалкивал: гордиться ему было нечем, зеленые листья - вот и все его достоинство! Да и поселился он на Клумбе самовольно: его никто не сажал, не сеял. Ветер принес его семена, так он на Клумбе и поселился. Вот он и молчал.

Но вот как-то весной в заброшенный дом въехали новые жильцы: двое взрослых, отец и мать, и трое детей – мальчишки, братья-погодки. Сначала они навели порядок в доме, а потом и за двор принялись. А Цветник после долгой зимы стал похож на копну старого перепрелого сена, из которого кое-где виднелись зеленые листочки и зеленые иголочки молодой травы. Поглядев на него, отец сказал:

- А вот это безобразие надо убрать. Мы тут цветник разобьем. Мальчики, займитесь!

Роза, Маргаритки, Незабудки и Люпин пришли в негодование и принялись возмущаться. Роза сказала:

- Неслыханно! Мой дворец назвать безобразием! Это оскорбление моего королевского достоинства! Это заговор!

Прочие цветы роптали:

- Это дворец ее величества Розы! Мы - придворные, свита королевы! Мы тут издревле живем, а эти наглецы нас безобразием называют и уничтожить хотят! Преступники!

А Подорожник по своему обыкновению промолчал.

Меж тем мальчишки принялись убирать «безобразие», только ничего у них не вышло. Они немедленно изранили себе пальцы битым стеклом, ржавыми гвоздями и старыми жестянками, которых на Цветнике скопилось препорядочно. Мальчишки стояли у Клумбы, трясли окровавленными ладошками и вопили от боли.

На крики мальчишек прибежали взрослые. Мать сразу же сказала:

- Нужно к ранам подорожник приложить. Он тут как будто растет. - И она наклонилась к Цветнику и принялась осторожно выискивать листья подорожника среди мусора, прошлогодней травы и гнилых осенних листьев. Сорвав несколько листочков подорожника, она размяла их пальцами и приложила к ранам мальчишек. Кровь остановилась, и плакать мальчишки прекратили.

И тогда мать сказала отцу:

- Я, когда подорожник искала, там еще незабудки, люпин и маргаритки заметила. Это вовсе не безобразие, это, наверное, у прежних жильцов клумба была. Давайте ее сохраним, только немного в порядок приведем. Да и подорожник всегда в доме пригодится. - И отец согласился.

Роза была уязвлена в самое сердце – ее, особу королевской крови, даже не заметили! От такого оскорбления она даже не нашлась, что сказать и промолчала, едва ли не впервые в жизни.

Прочие цветы перестали роптать об оскорблении их достоинства и королевского дворца. Они загалдели:

- Нас заметили, нас оценили по достоинству, нам будут служить, как и подобает! - Хотя они и считали Розу королевой, им было приятно, что на нее не обратили внимания. В конце концов, королей и королев делает их свита! Пусть и королева Роза об этом, наконец-то, узнает!

А Подорожник, как всегда, промолчал.

И скоро Цветник был очищен от мусора, сухой травы и палой листвы. Когда всё это убрали, то и Розу нашли. Она порядком одичала без ухода и заботы, ведь никто не обрезал ее ветви много лет подряд. И потому летом на ней теперь бывали не крупные алые цветы, а целые соцветия мелких цветочков, едва ли крупнее незабудок. Да уж, о королевском достоинстве Розы теперь напоминала только она сама - при всяком удобном и неудобном случае.

Розу первым делом как следует обрезали, ведь на дворе стояла весна, самое время обрезки роз. Мальчишки следили, чтобы в Цветнике не поселялись сорняки-кочевники, и каждый день щедро поливали цветы. А их отец и мать обложили Цветник красным кирпичом, чем очень порадовали всех обитателей королевского дворца. И летом на Розе, как в старые добрые времена, появились крупные душистые цветы с алыми лепестками – да, такого же цвета, как кровь мальчишек, остановленная Подорожником. Да и прочие цветы - Незабудки, Маргаритки и Люпин - при уходе, заботе и поливе приободрились и обильно цвели. Меньше всего хлопот было с Подорожником - он рос себе в Цветнике совершенно так же, как раньше, и скромно молчал.

Вот так Цветник вновь стала похож на настоящую клумбу. Роза чрезвычайно гордится собой и своим новым дворцом, обложенным красным кирпичом, и при всяком удобном и неудобном случае напоминает другим цветам:

- Я - цветок королевского рода, а все прочие растения мои придворные! Я самая достойная и красивая и потому расту в центре дворца!

Остальные цветы слушают Розу молча, но с достоинством: как ни крути, они - ее королевская свита, а королей и королев без свиты не бывает! Однако и сами они при всяком удобном и неудобном случае говорят Подорожнику:

- Мы - придворные цветы, состоим при дворе ее королевского величества Розы, живем в королевском дворце, а ты вообще неизвестно кто!

А Подорожник, как прежде и всегда, помалкивает: гордиться ему нечем, зеленые листья - вот и все его достоинство!

Другие сказки автора:

Android Выбрать язык Текущая версия v.211.4

Источник:

max-fedorchenko.livejournal.com

Ш - сть казок

Шість казок

Из серии: книга вне серий

Ознакомительный фрагмент содержит не более 20% исходного текста книги. Текст фрагмента предоставлен распространителем легального контента ООО "Литрес". Полный текст книги доступен после покупки.

Кажуть, людині треба дорости до того, аби знову читати казки. Саме казки зустрічають дитину, яка вперше видобула сенс із безнадійного мурмотіння над абеткою: А-Б-А-Б-А-Г-А-Л-А-М-А-Г-А… Далі дитинство минає, починається доросле життя, а казкам настає край.

Та згодом дорослішій, досвідченій й спокушеній людині відкривається, що простенькі дитячі оповідки не такі вже й прості. Казкові сюжети готували до справжнього життя, з усіма його прекрасними й страшними речами, з перемогами й поразками.

Як стати великим, якщо ти найменший? Що робити, коли в твоєму серці оселився дракон? Чи справді білий світ, то суцільна вода в очі? Чому важливо навчитися чекати? Що трапиться з тим, хто не володар собі? – Про це та інше цікаво для дітей та захопливо для дорослих розповідають ці казки.

З іншими казками Максима Федорченка читачі вже знайомі за книгою «Сванте Свантесон. Сказки прежних времен».

Книги для детей: прочее больше книг жанра

Классный журнал №13/2016

Правила мудрого Гаврюши

Сурок, который не хотел спать. Сказка

ПониМашка. Развлекательно-развивающий журнал. №19 (май) 2013

Источник:

dabook.pro

Книга Шість казок - скачать бесплатно в pdf, epub, fb2, txt, Максим Федорченко

"Шість казок"

Кажуть, людині треба дорости до того, аби знову читати казки. Саме казки зустрічають дитину, яка вперше видобула сенс із безнадійного мурмотіння над абеткою: А-Б-А-Б-А-Г-А-Л-А-М-А-Г-А… Далі дитинство минає, починається доросле життя, а казкам настає край. Та згодом дорослішій, досвідченій й спокушеній людині відкривається, що простенькі дитячі оповідки не такі вже й прості. Казкові сюжети готували до справжнього життя, з усіма його прекрасними й страшними речами, з перемогами й поразками. Як стати великим, якщо ти найменший? Що робити, коли в твоєму серці оселився дракон? Чи справді білий світ, то суцільна вода в очі? Чому важливо навчитися чекати? Що трапиться з тим, хто не володар собі? – Про це та інше цікаво для дітей та захопливо для дорослих розповідають ці казки. З іншими казками Максима Федорченка читачі вже знайомі за книгою «Сванте Свантесон. Сказки прежних времен».

ОСТАВЛЯТЬ СВОИ МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ, ПРИНИМАТЬ УЧАСТИЕ В ОБСУЖДЕНИИ, ВЫ СМОЖЕТЕ ТОЛЬКО ПОСЛЕ ТОГО КАК СТАНЕТЕ ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ ЧИТАТЕЛЕМ

ЕСЛИ ВЫ ЯВЛЯЕТЕСЬ ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫМ ЧИТАТЕЛЕМ, ТО ВАМ НЕОБХОДИМО ВОЙТИ В СИСТЕМУ СО СВОИМИ УЧЕТНЫМИ ДАННЫМИ

Источник:

litportal.ru

Максим Федорченко: «Не бойся сказки, бойся лжи…» - 18 Декабря 2009 - Неопалимая Купина

Mongoose Меню сайта

Форма входа Календарь новостей Друзья сайта

Статистика От грехопадения Адама пострадало всё мироздание. Общая катастрофа не могла не отразиться и на человеческой речи. Слова стали нести не только Истину и правду, но и скрывать ложь. Слова стремительно обесцениваются. Под слоем словесной шелухи сердца людей стали недостижимы для обжигающих глаголов. Как же вернуть слову его первозданную чистоту? Придёт ли она через калёное железо или через очищение человеческого сердца? Почему так притягательны сказки?

В сказках явное зло противостоит явному добру. Сказочное зло имеет неприкрытые злые цели, к достижению которых оно стремится отчётливо злыми методами. Кроме того, зло в сказках всегда уродливо, чем выдаёт себя с головой.

Сказочное добро, как правило, много слабее сказочного зла. Добро оказывается связанным множеством ограничений, даже по отношению к своим врагам ведёт себя благородно, а к победе над злом идёт всегда через тяжкие испытания. Тем не менее, победа добра всегда предсказуема и неизбежна. Но знание того, что «наши победят», не мешает нам — ещё и ещё — читать, смотреть и слушать наши любимые сказки.

В отличие от сказок, реальность часто вызывает сомнения, — кто же «наши» и победят ли они. Все «герои нашего времени» имеют только добрые намерения. Однако вот тут возникает недоумение — кто же противостоит всем им, таким «добрым»? Кто им мешает, чьи коварные планы препятствуют воплощению благих намерений?

Бить или не бить?

Бывают времена, когда нам указывают — вот он, враг (враг государства в Древнем Риме, враг народа в СССР, евреи, коммунисты, цыгане, христиане, диссиденты, «цветные» и т. д. — наверное, нет социальной или национальной группы, которая не побывала в «шкуре» врага). Появляются простенькие, а потому действенные лозунги, типа «бей-спасай». После оказывается, что назначенных «врагов» выбили, а ничего не спасли. Наступает мрачное нравственное похмелье. И возвращается наконец горькое воспоминание, что когда-то ходил по земле человек, называемый Спасителем, Который спасал, не призывая бить иных, а отдавая Себя — на пытки, распятие и смерть.

Значит, в этой схеме что-то не так. Если наш враг — зло, а мы — добро, то и методы наши должны быть только добрыми, ведь «благая цель не „оправдывает" и не „освящает" неправедного средства» (И. А. Ильин). Как в сказке, где добро никогда не изменяет себе и не уподобляется злу. Как в Евангелиях, где Иисус отвергает власть над всеми царствами мира и отказывается поклониться нечистому, отвечая: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи (Мф. 4, 10). Можно долго рассуждать о критериях выбора, однако последние две тысячи лет не дали нам ничего более ёмкого, чем слова: во всём, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с нимикакою мерою мерите, такою и вам будут мерить (Мф. 7, 2). Или по-сказочному: как аукнется, так и откликнется. (Мф. 7, 12). Или короче:

Волки в овечьих шкурах

А как быть в ситуации, когда вокруг — только добрые, порядочные, нравственные люди? Когда намерения их — только благие? Когда эти добрые, порядочные и нравственные люди называют врагами (своими и нашими) других — тоже добрых, порядочных и нравственных людей, которые незамедлительно отвечают им такими же разоблачениями? Не зря же сказано в Писании: приходят к вам в овечьей одежде, а внутри суть волки хищные (Мф. 7, 15), — то есть если кто-то лжёт, то его ложь не может скрывать ничего доброго. Не наблюдаем ли мы ситуацию, когда «всяк другого мнит уродом, несмотря что сам урод»?

Есть ещё такая штука — лицемерие. Прекрасное разоблачение этого свойства характера дал Некрасов в стихотворении «Нравственный человек». Его персонаж утверждал, что, «живя согласно с строгою моралью, я никому не сделал в жизни зла»; при этом неукоснительное соблюдение «строгой морали» этим типом стоило жизни четверым — его жене, другу, крепостному и дочери. Возможно, он был искренне привержен канонам «строгой морали», однако лицемерие его состоит в нежелании, неготовности понять, что судить по этим канонам можно только себя, но не ближнего. Что средства достижения высоконравственных целей могут иметь только высшую моральную пробу. Что между правдой, истиной и Истиной может пролегать «трудная дорога» (С. Довлатов). Тут не только лицемерие, но и колоссальная гордыня, влекущая осуждение ближнего и неспособность признать за собой — не за другими — ошибку. Искренняя вера в свою праведность и непогрешимость — страшная штука, с ней можно дойти и до морального человекоядения, и до физического людоедства.

Евангельские лицемеры, только в Евангелии от Матфея упомянутые 15 раз, демонстрируют все уровни нравственного падения. Они трубят перед собой в синагогах и на улицах, подавая милостыню (Мф. 6, 2), и демонстративно молятся на углах улиц (т. е. в людных местах) (Мф. 6, 5). Они замечают сучок в чужом глазу, имея в собственном бревно (Мф. 7, 5). Они затворяют Царство Небесное человекам, ибо сами туда не входят и хотящих войти не допускают (Мф. 23, 13). Они поедают домы вдов и лицемерно долго молятся (Мф. 23, 14). Они дают десятину с мяты, аниса и тмина, но игнорируют важнейшее в законе: суд, милость и веру (Мф. 23, 23). В их жизни форма полностью подменила содержание, лишившись всякого смысла: они чтут Истину устами, сердце же их далеко отстоит от Неё (Мк. 7, 6). Они — лжецы, лжеапостолы, лжепропроки и лжеправедники; их словам нельзя верить — испытал тех, которые называют себя апостолами, а они не таковы, и нашёл, что они лжецы (Откр. 2, 2).

Подмена понятий

Добро и зло реальной жизни были бы так же легко различимы, как их сказочные аналоги, если бы все люди в обществе — все мы — считали смыслом своей жизни спасение души. Нет сомнений в том, что мы бы и ошибались, и оступались, однако наше стремление к этой цели постоянно вело бы нас — и к исправлению, и к покаянию. По сути, нам необходимы наши ошибки (они в природе человека), чтобы через их осознание, исповедание и покаяние мы могли оценить, насколько строго мы придерживаемся избранного пути к спасению. Но как только этот единственный смысл подменяется разнообразными «смыслами» (а по сути житейскими, суетными интересами и поспешениями), логика и сущность наших мнений и поступков скрываются под наслоениями лицемерия и лжи. Мы лжём себе, мы лжём своим ближним, стыдливо (а порой и бесстыдно) стремясь скрыть уклонение от прямого пути. И шествуем мы по жизни, словно окрашенные гробы, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны костей мёртвых и всякой нечистоты (Мф. 23, 27).

Ушлые сценаристы из фельетона Ильфа и Петрова сочиняли положительного героя «от противного»: отрицательный — пьёт, положительный — не пьёт; отрицательный — лодырничает, положительный — ударно работает; отрицательный обедает, положительный — не обедает. В результате у них получился «сверхположительный герой, которому не хватает только крыльев, чтобы стать заправским ангелом, играющим на цимбалах в райских кущах». Этот абсурд помогает понять, что ложь — не просто антипод, антоним правды (неправда). Любая ложь противоречит прежде всего Истине. Иначе мы пойдём по пути товарища Фарфуркиса, который утверждал, что ложь — это отрицание или искажение факта, но факт как таковой есть нечто весьма эфемерное, расплывчатое, недостоверное, поэтому ни лгать, ни лжесвидетельствовать в принципе невозможно (А. и Б. Стругацкие, «Сказка о тройке»).

Отклонение от Истины начинается со лжи, а ложь (и лицемерие как форма лжи) начинается с терминологии. Остап Бендер знал 400 сравнительно честных способов отъёма денег. Ведь между честностью и отъёмом денег — явное противоречие; разве его можно сгладить квалификацией честности как «сравнительной»? Честность — как свежесть, которая «бывает только одна — первая, она же и последняя» (М. Булгаков). Однако словесная эквилибристика позволяет нам дипломатично обходить негативные значения. Можно сказать «взял на работе» вместо «украл на работе», «оптимизировал налогообложение» вместо «уклонился от налогообложения». Вариантов множество, однако главное здесь то, что лексическое «облагораживание» проступков примиряет наше сознание с их греховной сущностью, которая для нас, в принципе, очевидна. Именно потому мы и скрываем её от себя — ложью. Обманувшему себя становится легче обмануть других. Но начинается всё с убаюкивающей совесть лжи, с подмены понятий, а заканчивается — реальными делами.

Нравственные ориентиры

Смысл правдивого — вслух — именования вещей надлежащими именами — в сохранении нравственных ориентиров. Эта задача подчас оказывается более трудной, чем совершение реальных преступлений: «Довольно трудно вслух сказать о том, что ты обворовал, предал, опозорил и убил учителя. Труднее, оказывается, чем всё это сделать» (братья Вайнеры).

Нравственные ориентиры — звучит довольно пафосно, а пафосное звучание за последние века претерпело сильную инфляцию. Но ведь не обесценились же те вещи, о которых без благоговения говорить трудно. Проблема в том, что так — пафосно, торжественно — часто говорят о мелком и суетном. Митрополит Сурожский Антоний писал, что «мы живём бесконечным количеством вещей, которые слишком мелки даже для нашего человеческого сердца, даже для человеческого ума».

Моряк не станет прокладывать путь, по прихоти или из лени глядя на Альфу Центавра вместо Полярной звезды, потому что такая навигация приведёт к крушению. Не парадокс ли, что пространственные ориентиры и координаты, следование которым спасает недолгую жизнь бренного тела, значат для нас больше, чем ориентиры и координаты нравственные, ведущие нас сквозь тьму к вечной жизни бессмертной души?

Враг — внутри

Сегодня часто можно услышать, что для государства и общества хорошо, когда есть некий враг (лучше всего выдуманный). Это, дескать, стимулирует и консолидирует народ. Возможно, что непосредственный результат угрозы (пусть вполне виртуальной) действительно таков. Однако насколько такая метода достижения благих целей далека от той, к которой прибегнул вочеловечившийся Бог. Ведь Он призывал человека изменять мир, начиная с себя, со своей «офтальмологической» проблемы (бревно, кстати, оказалось таким мощным символом, что В. И. Ленин на первом субботнике, по легенде, нёс именно бревно). То есть наш враг — внутри, это — наши собственные слабости. Создание врага внешнего переносит фокус внимания с нашего несовершенства, ещё требующего доказательств, на несовершенство врага, которое не вызывает сомнений. Его недостатки вполне искупают наши. Аналогичный приём можно рассмотреть не только на межгосударственном уровне, но и на более мелких уровнях, вплоть до семьи. Конфликты вспыхивают из-за недостатков оппонента, а не наоборот. Кажется, очевидно, что такая форма воздействия, как разоблачение чужих пороков, противоречит христианским заповедям, которые предлагают высшую форму воздействия на человека, а именно — воспитание в себе самом моральных качеств, освящённых заветом Господа.

Очищение сердца

Конечно, не всегда высшая форма воздействия оказывается наиболее эффективной. Тому пример есть и в Евангелиях: Иисус пришёл в Иерусалим и нашёл, что в храме продавали волов, овец и голубей, и сидели меновщики денег. И, сделав бич из верёвок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул. И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда и дома Отца Моего не делайте домом торговлидом молитвы превратился в вертеп разбойников (Мк. 11, 17). И это безобразие необходимо было немедленно пресечь, и пресечь его можно было только одним способом — бичом. Кажется, к такому — сопряжённому с насилием — способу воздействия Христос прибегает лишь с одной целью — для очищения Храма. Не говорит ли это о том, что насилие — не метод, а исключительная мера в исключительной ситуации? Ведь Иисус учил народ: не противься злому (Мф. 5, 39), любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас (Мф. 5, 44). (Ин. 2, <nobr>13–16).</nobr> Однако не следует полагать, что бич заменяет слово; в данном случае имело место явное безобразие —

Следует также вспомнить, что Евангелия, помимо чисто событийной стороны, всегда имеют внутреннюю сторону, аллегорическую. Иисус, изгнав торговцев из Иерусалимского Храма, сказал иудеям, что сможет в три дня восстановить разрушенный храм. Иудеи усомнились, ведь Храм строили 46 лет. Только после Воскресения ученики поняли, что Господь говорил о храме Своего тела (Ин. 2, 21). Не означает ли это, что изгнание торговцев из Храма — это насыщенная аллегория, призывающая к очищению сердца? «Смотри и ты, чтобы храм Божий, то есть твоё сердце, не сделалось вертепом разбойников, то есть жилищем демонов. Мы сами себя обратим в вертеп разбойников, если будем продавать и терять голубей, то есть не сохраним в себе даров духовных» (блаженный Феофилакт Болгарский).

. Действительность начинает казаться нам неимоверно сложной, когда мы сами в себе путаемся и разобраться не можем. Внешний мир — отражение нашего внутреннего мира, мы воспринимаем его через наши идеи, идеалы и стремления. Поэтому прояснение собственного «я», очищение собственной души — лучшее средство упорядочивания мира вокруг нас. И тогда становятся понятны слова апостола: Я написал вам не потому, чтобы вы не знали истины, но потому, что вы знаете её (1 Ин. 2, 21). Истина — не только в алтарях, она в каждом из нас, и в наших силах принести свет миру, если мы сами не будем изгонять её из наших сердец и оставлять за плечами, выходя после службы из храма.

Источник:

zaistinu.ucoz.ru

Это кот (Федорченко Максим)

Это кот (Федорченко Максим) / Проза.ру

Лестничная клетка многоквартирного дома.

- А почему она у вас без намордника? И поводок не мешало бы, все-таки собака.

- А эта ваша собака - она привита от бешенства? Это что - сторожевая?

- Что вы сердитесь, вы нервируете собаку, смотрите, еще бросится на меня.

- Это кот. И он спит.

- Вы что меня, будете этой собакой травить?! Это же приравнивается к холодному оружию! Это тюрьма!

- Это кот, кот, кот!

- Алло, милиция, на меня сосед собаку натравил! Милиция, убивают, сейчас же приезжайте!

- Я вызывал, а вот он на меня спустил свою собаку!

- Граждане, разберемся. Где собака?

- Это кот. Он спит. Собаки нет.

- Да она же и вас сейчас искусает, милиция вы или нет, да пристрелите же ее!

- Граждане, разберемся, успокойтесь. Где собака?

- Это кот. Собаки нет.

- Она же меня на ваших глазах жрет! Это должностное преступление! Вы преступник! Помогите!

- Гражданин, тут нет собаки, успокойтесь. Алло, скорая, тут нужна помощь, подъезжайте.

- А! Помогите! Помогите! Меня травят собакой!

- Это кот. И он спит.

- Гражданин, вы себя хорошо чувствуете? Давайте пройдем в отделение, составим протоколы, вас осмотрит врач, виновных накажем, пострадавшим окажем помощь, все, как положено по закону.

- Соседи! Убивают! Помогите! АААААААА! Меня искусала собака!

- Товарищ, где травма?

- Вот же, вот, руки, ноги - все искусала, проклятая собака, это он ее на меня натравил! Милиция, убейте же ее!

- Гражданин, это кот.

- Товарищ, я не вижу никаких укусов. И собаки тоже не вижу. Давайте выйдем на воздух?

- Не выйдем - я уже не могу идти, я истекаю кровью, помогите мне, где носилки? Граждане, прохожие, не останавливайтесь! Меня травят собакой, милиция бездействует, врач нарушает клятву Гиппократа и не оказывает мне помощи! Люди, помогите! Заберите от меня эту собаку!

- Что, человеку плохо? Что случилось?

- Меня искусала собака!

- Это кот. И он спит.

- На тебе! Сволочь! Гадина! Собакой меня травить! Ты меня всегда ненавидел! И тебе на! - Тоже мне милиция! продался! И тебе на - тоже мне врач, продался! И вам всем – на! На! На! - продались! Все продались! Но я вас всех спасу. И собаку эту убью, и продажную милицию убью, и продажную медицину убью, и сволочь эту, которая людей собаками травит, и вас, равнодушные прохожие, я вас всех убью! На, на, на! Сволочи! Всех убить! Собачники! Продажные шкуры!

- Это кот. И он спит.

- Эй, ты ручонками не размахивай, звал на помощь, а кидаешься.

- Сволочи, сволочи! Всех убью!

- Граждане, отойдите, это может быть небезопасно. Доктор, я его подержу. Так, граждане, помогайте, придержите ему ноги! Доктор, побыстрее, уколите ему что-нибудь успокаивающее. Спасибо.

- АААА! Собака! Собака!! Собака. Собака. Собака. Собак. Со.

- Так, везите его в психиатрию. Граждане, не расходитесь, будете свидетелями, составим протокольчик. И спасибо всем за помощь.

- Но собака была? Которая искусала?

- Это кот. И он спит.

- Милиция, вы собаку все-таки разыщите. Мало ли, тут люди ходят, дети, а она, может, бешеная.

- Гражданин, успокойтесь, во всем разберемся.

- Что значит успокойтесь, а если она на меня нападет? Ищите собаку!

- Гражданин, собаки нет. Есть кот, и он спит в своей клетке. Гражданин, которого увезла скорая, очевидно, болен. Свидетели, останьтесь, остальные могут быть свободны.

- Мы в свободной стране живем, что значит "расходитесь"! Ищите собаку! Раз скорая его увезла, значит, искусала его таки собака! Саботажник!

- Гражданин, прошу сохранять спокойствие. Я, оперуполномоченный, прибыл на место происшествия по вызову потерпевшего. Также на место был вызван врач. Собака на месте происшествия не обнаружена. Обнаружен кот, он спит. Врач на теле потерпевшего травм, укусов, царапин не обнаружил. Несколько случайных свидетелей, я, оперуполномоченный, и доктор получили легкие телесные повреждения. Потерпевший отправлен на скорой в психиатрическое отделение для обследования и оказания помощи. Заявлений от тех, кто получил легкие телесные повреждения, пока не поступало. Будете писать заявления?

- Нет, мы уже уходим.

- Так все-таки был потерпевший? Значит, и собака была! Вы мне тут не впаривайте, страж порядка, знаю я вас, не просто так его в больницу увезли. Покрываешь собачника, сука?!

- Гражданин, я при исполнении, за оскорбление будете отвечать. Успокойтесь, нет собаки, очевидно, что и не было.

- А! Суки! Развели собак! Купили милицию! Я вас всех на чистую воду выведу!

- Гражданин, призываю вас сохранят спокойствие. Алло, скорая? Пришлите снова машину в тот же адрес. Да, еще один буйный.

- Да ты сам буйный! Смотрите, вот она, эта собака!

- Это кот, и он спит.

- Кидается, она же бешеная, помогите!

- Это кот, и он спит.

- Гражданин, здесь нет собаки.

- А, спасите, меня собака кусает! А! Люди, на помощь, бешеная собака! Продажная милиция! А! Больно! Держите ее!

- Гражданин, сейчас приедет доктор, мы вам поможем, граждане, разойдитесь, это может быть небезопасно.

- Ах ты, гад! В КГБ тренировался! Фашист! В лагерях людей мучил! Фашист! Изверг! Собака! А! Помогите! Собака!

- Это кот, и он спит.

- Так, укололи? Забирайте его.

- Граждане, уже ничего не происходит, расходитесь, все в порядке.

- Нет, а все-таки? Среди бела дня милиция, скорая, мало ли что вы тут удумали. А это что у вас, собака? Почему без намордника и поводка? Милиция, куда вы смотрите?!

- Так тут заговор?! Вы тут людей собакой травите под прикрытием милиции, а пострадавших сразу в больницу забирают?! Ни фига себе развлечение! Да уберите Вы от меня эту собаку.

  • Добавить комментарий
  • 0 комментариев

Android Выбрать язык Текущая версия v.211.4

Источник:

kyella.livejournal.com

Максим Федорченко Шість казок в городе Оренбург

В нашем интернет каталоге вы сможете найти Максим Федорченко Шість казок по разумной цене, сравнить цены, а также найти другие книги в группе товаров Детская литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Доставка производится в любой населённый пункт России, например: Оренбург, Воронеж, Калининград.