Каталог книг

Недошивин, Вячеслав Михайлович Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Книга Вячеслава Недошивина воссоздает вольную, загадочную атмосферу ве­ликолепного и незабываемого Серебряного века. События, о которых повествует­ся, имеют конкретные адреса - улицы и дома Петербурга, где легенды русской поэзии: Блок, Есенин, Мандельштам, Хлебников, Ахматова, Гумилев, Волошин, Ходасевич, Кузмин, Северянин - жили, встречались, писали стихи, дружили, ссо­рились, влюблялись и даже, случалось, вызывали друг друга на дуэль... Снабженное указателем адресов, издание «Прогулки по Серебряному веку» мо­жет служить литературным путеводителем по Санкт-Петербургу.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Недошивин В. Прогулки по Серебряному веку: Санкт-Петербург. Очень личные истории из жизни петербургских зданий Недошивин В. Прогулки по Серебряному веку: Санкт-Петербург. Очень личные истории из жизни петербургских зданий 626 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Вячеслав Недошивин Адреса любви: Москва, Петербург, Париж. Дома и домочадцы русской литературы Вячеслав Недошивин Адреса любви: Москва, Петербург, Париж. Дома и домочадцы русской литературы 349 р. litres.ru В магазин >>
Вячеслав Недошивин Прогулки по Серебряному веку: Санкт-Петербург Вячеслав Недошивин Прогулки по Серебряному веку: Санкт-Петербург 349 р. litres.ru В магазин >>
Вячеслав Недошивин Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург Вячеслав Недошивин Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург 509 р. ozon.ru В магазин >>
Вячеслав Недошивин Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург Вячеслав Недошивин Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург 512 р. book24.ru В магазин >>
Издательство Clever Издательство Clever Настольная игра Прогулки из шкатулки. Санкт-Петербург. Набор юного краеведа Издательство Clever Издательство Clever Настольная игра Прогулки из шкатулки. Санкт-Петербург. Набор юного краеведа 966 р. kinderly.ru В магазин >>
Издательство Clever Издательство Clever Настольная игра Прогулки из шкатулки. Санкт-Петербург. Набор юного краеведа Издательство Clever Издательство Clever Настольная игра Прогулки из шкатулки. Санкт-Петербург. Набор юного краеведа 966 р. kinderly.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Вячеслав Недошивин - Прогулки по Серебряному веку

Вячеслав Недошивин - Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург

Все авторские права соблюдены. Напишите нам, если Вы не согласны.

Описание книги "Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург"

Описание и краткое содержание "Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург" читать бесплатно онлайн.

ВЯЧЕСЛАВ НЕДОШИВИН. ПРОГУЛКИ ПО СЕРЕБРЯНОМУ ВЕКУ. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

У каждого здания своя история, каждое несет через столетия рассказ о жизни своих обитателей и о происшествиях того времени. В них стиль, вкус и характер эпохи дней прошлого…

Гале – жене и помощнице…

По этому городу нужно ходить на цыпочках, а если разговаривать – то шепотом. Этого, разумеется, никто не делает: ни туристы, ни уж тем более шумная и растрепанная молодежь, перелетающая с улицы на улицу. Я думаю, это – временно. Рано или поздно, если захотят всмотреться в город, прислушаться к его камням, они все равно перейдут с безумной побежки, с привычного ора на почти беззвучный шепот и очарованный шаг. Иначе ведь не понять этого чуда, этой необъятной гранитной иконописи, с которой можно слой за слоем, как это делают терпеливые реставраторы, «смывать» историю за историей. Вообще историю – в прямом смысле этого слова. Иначе никогда не увидеть мелькнувшую в окне за серо-палевой шторой тень бесплотной Ахматовой; не поймать жуткого взгляда летящего в таксомоторе на свою первую и единственную дуэль Волошина; не улыбнуться прыгающей походке Мандельштама, спешащего сквозь танцующую метель на Марсовом поле за широко шагающим Гумилевым, и не услышать за плеском вёсел и криками потревоженных чаек на рассветных Островах, что же там, в лодке, нашептывает улыбчивой красавице с пепельными волосами Александр Блок…

Я люблю ходить к домашним «гнездам» поэтов. «Шоколадные, кирпичные невысокие дома, здравствуй, здравствуй, петербургская несуровая зима. » Их, домов, где жили или бывали мои любимые поэты, сохранилось всего-то, ну, сотня, ну, может быть – другая. Отнюдь не шоколадные – всякие, в том числе совсем обветшавшие, – они стоят и в маленьких переулках, и на широких проспектах. И по-прежнему безымянны, ибо никто не зовет их «блоковскими» или «есенинскими» домами. На фасадах их пока еще не висят мемориальные доски, сообщающие, кто здесь жил и когда.

Повезло «золотому веку» русской литературы – мемориальные доски, как ордена, сияют на его домах. А вот поэтам века Серебряного – как с легкой руки писателя Иванова-Разумника была названа первая четверть XX века – повезло значительно меньше. Их имена не только не выбивались на мраморных досках – они, на моей еще памяти, буквально выжигались из нашей жизни. Ведь век-то, стоит копнуть любой исторический документ, всегда готов обернуться, сверкнуть отнюдь не праздничным серебром – диким переливом парной крови.

Но именно тогда довелось жить Блоку и Сологубу, Кузмину и Мандельштаму, Ходасевичу и Северянину, Ахматовой и Гумилеву – легендам русской поэзии. И нам, с каждым вздохом отдаляющимся от их эпохи, все интереснее становится, где, а главное, как жили они под грозными небесами колыбели трех русских революций. В каких домах снимали квартиры, в каких углах устраивали жилища, по каким лестницам поднимались, где влюблялись, пировали, стрелялись на дуэлях и встречались порой в последний раз? Ведь образно говоря, если есть история литературы, то есть и живая «география» ее. Тот неизвестный, ушедший, казалось, в небытие Петербург, по которому, зная факты и имея хоть капельку воображения, можно легко, следя за судьбами поэтов, пройтись след в след – пешком.

Знаете ли вы, про какое окно Блок написал, что оно «горит не от одной зари»? Из какого окна Владислав Ходасевич высматривал идущую к нему на свидание Нину Берберову или у какого подоконника сидела Анна Ахматова, когда к ней, перед арестом и расстрелом, в последний раз пришел Гумилев? А ведь эти окна и тысяча других таких же еще живы. И разве они не являются, если говорить шире, окнами в глубочайшую духовную культуру Петербурга, в великую историю России?

Звучит, согласен, несколько пафосно. Но если снизить тон, если говорить о вещах приземленных, то нельзя не заметить: сегодня, когда опубликовано то, что так долго было под запретом, когда открываются самые закрытые архивы, когда появляются никогда ранее не читанные мемуары и воспоминания свидетелей того времени, когда сошлись наконец три великих пласта, три необъятных «архипелага» русской словесности – литература запрещенная, эмигрантская и написанная «в стол», – мы вправе констатировать: история ее требует если не создания наново, то хотя бы значительной корректировки. Ведь вчерашние «великие» поэты ныне на наших глазах превращаются вдруг в «знаменитых», а иногда – по нисходящей! – вообще в просто «известных». И, разумеется, наоборот – безвестные дотоле имена неожиданно становятся позарез необходимыми всем. Я и сам, признаюсь, если отбросить холодную объективность повествователя, когда-то считал Ахматову более значимым поэтом, нежели Цветаева, а Пастернака – более великим, чем Мандельштам. Что говорить, сегодня даже знакомые со школы имена Блока, Есенина, Маяковского после новых публикаций, возникших из небытия мемуаров, обнародованных документов вдруг начинают выглядеть иначе – не так, как мы понимали их вчера. По сути, мы открываем сегодня неизвестных, хотя и давно знакомых нам поэтов.

Кто-то очень верно сказал однажды: «правда – в деталях». В бытовых подробностях и творческих экстазах, в шокирующих ситуациях и «говорящих» обстоятельствах, в грубых фактах и трогательных мелочах – в том «соре», из которого и «растет» настоящая поэзия. Именно это больше всего интересовало и вдохновляло меня. Свыше десяти лет выписывал я из мемуаров и воспоминаний даже не важные, казалось, события жизни поэтов, бесконечные «истории любви», сцены и сценки ушедшей уже жизни, сравнивал разные мнения о них и добирал недостающие факты, которые могли бы «дорисовать» знакомые уже портреты. Это сопоставление фактов, когда тени свидетелей жизни поэтов словно садились в кружок и вспоминали, как все было на самом деле, это сравнение мемуаров, когда об одном и том же случае рассказывают и два, и даже пять человек, было, пожалуй, самым увлекательным в работе над этой книгой. Особенно если «держать в уме» при этом чье-то ироническое выражение, бытующее в мире историков: «Врет, как очевидец». Вот разобрать­ся: где правда, а где ложь, где легенда, миф, сплетня, а где все-таки реальность, – это и было некоей сверхзадачей моей, увы, конечно же, несовершенной и незаконченной еще работы…

Знаю, мне, возможно, возразят: правда – в стихах поэтов. И я соглашусь с этим. Но стихов в этой книге вы почти не найдете. Во-первых, потому, что они, по счастью, все опубликованы ныне и читателю остается только протянуть руку к книжным полкам. А во-вторых, оттого, что жизнь поэтов, включающая в себя и мотивацию создания бессмертных стихов, и темы их, не менее интересна и глубока, но о ней почему-то либо не рассказывается вовсе, либо сообщается скороговоркой, биографическими эпизодами в сугубо литературоведческих трудах. Упаси меня бог, я ничего не имею против этого достойного труда уважаемых мной людей – из крупиц их изысканий, как в детской игре пазл, складывается в конце концов общая картина жизни писателей. Без их работ не было бы и этой книги. Я – о другом. О том, кто же и когда нарисует эту общую картину? И главное, как? Другими словами, я не раз замечал: те, кто знают и творчество, и жизнь поэта, не пишут, как правило, для «широкого читателя». Пишут научным, «птичьим» языком, который иному человеку не просто скучен – непонятен. А те, кто могут рассказать о поэте увлекательно, чья профессия – писать, те, к сожалению, зачастую не знакомы с предметом и глубоко, и всесторонне. И неосведомленность свою в фактах и деталях (это же сколько, простите, надо прочитать!) пытаются подменить некоей «художественностью», попыткой «реконструировать» жизнь великого человека в меру своего понимания. Примеров тому тьма, я не открываю здесь Америку, вы и сами, не сомневаюсь, не раз «корчились», читая фразы: «Гумилев подумал…», «Блок засомневался…», «Ахматова решила…». Да откуда вы знаете, хочется сказать им, что он «подумал», а она – «решила». И именно этого мне больше всего хотелось (опираясь более чем на три сотни проштудированных свидетельств) избежать в своей книге. А уж что получилось – судить вам, читатели…

Книга, которую вы держите в руках, довольно откровенна. Вы можете спросить: а есть ли предел откровенности в представленных очерках? Есть. Он ровно такой, каким был в первоисточниках – в мемуарах, воспоминаниях, письмах и дневниках моих героев. Вот еще почему, скажу заранее, никаких упреков иных пуритан вроде «подглядывания в замочную скважину» или «копания в грязном белье» я не принимаю. Во-первых, откровенным и даже грешным было само «серебряное» время. Во–вторых, знание любовных и прочих «интимных» обстоятельств помогает (что тут поделаешь?) понять и мотивы творчества, и поводы рождения стихов. А в-третьих, и это главное, – не будем забывать, что начиная с символистов (конец XIX века) основным принципом стихотворцев стало, как известно, соединение ЖИЗНИ поэта и его ПОЭЗИИ. Поэты считали (и в этом была известная революционность их), что надо «творить» не столько в стихах, сколько в жизни. И необычную жизнь эту «делать» потом, иногда сознательно бесстыдно (подчеркиваю для стыдливых!), «объектом» своей поэзии. События биографии (дуэли, измены, банальные драки, «нетрадиционная ориентация», а порой и не вполне благовидные поступки), равно как и тончайшие переживания поэтов, – все переплавлялось ими в стихи. Это было ошеломляюще ново для России, но в конце концов стало одной из отличительных черт поэзии Серебряного века. Вот еще почему рассказ о жизни поэтов не только может – должен быть предельно откровенен. Другое дело, как заметил один критик, тонкое все равно должно остаться тонким, простота не вправе превращаться в грубость, а вещи чисто житейские должны не унижать героев, а по необходимости «дорисовывать» их. Ведь все в конечном итоге упирается в авторскую меру понимания поэта и его жизни, а та, в свою очередь, зависит уже только от меры личности рассказчика. Подлый рассказчик и напишет подло, за что бы он ни брался…

Эта книга стоит меньше чем чашка кофе!

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях.

Будьте в курсе последних книжных новинок, комментируйте, обсуждайте. Мы ждём Вас!

Похожие книги на "Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург"

Книги похожие на "Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург" читать онлайн или скачать бесплатно полные версии.

Все книги автора Вячеслав Недошивин

Вячеслав Недошивин - все книги автора в одном месте на сайте онлайн библиотеки LibFox.

Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Отзывы о "Вячеслав Недошивин - Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург"

Отзывы читателей о книге "Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург", комментарии и мнения людей о произведении.

Вы можете направить вашу жалобу на или заполнить форму обратной связи.

Источник:

www.libfox.ru

Cкачать книгу Прогулки по Серебряному веку

Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург

Книга Вячеслава Недошивина воссоздает вольную, загадочную атмосферу великолепного и незабываемого Серебряного века. События, о которых повествуется, имеют конкретные адреса - улицы и дома Петербурга, где легенды русской поэзии: Блок, Есенин, Мандельштам, Хлебников, Ахматова, Гумилев, Волошин, Ходасевич, Кузмин, Северянин - жили, встречались, писали стихи, дружили, ссорились, влюблялись и даже, случалось, вызывали друг друга на дуэль.

Снабженное указателем адресов, издание "Прогулки по Серебряному веку" может служить литературным путеводителем по Санкт-Петербургу.

Рекомендуемые книги

Книга доктора исторических наук Ю. Жукова предлагает совершенно нестандартную версию событий в СССР второй половины 30-х годов. Написанная на основе уникальных документов, многие из которых и поныне н..

Жанр: Наука, Образование, История Год: 2003 Страниц:

Иной Сталин. Политические реформы в СССР в 1933-1937 гг.

Как гитлеровцы оправдывали провал блицкрига баснями про «лучших полководцев Сталина генерале Грязь и генерале Мороз», так и красноармейцы первые годы войны четко делили «фрицев» на «зимних» и «летних»..

Жанр: Наука, Образование, История Год: Страниц:

Освобождение 1943. «От Курска и Орла война нас довела. »

Книга «Подвиг Магеллана» — одна из вершин творчества классика австрийской литературы, мастера биографической прозы Стефана Цвейга (1881–1942). В центре повествования — португалец Фернао де Магельаеш, ..

Жанр: Наука, Образование, История Год: Страниц:

Подвиг Магеллана

Эта книга посвящена внутренним факторам и условиям, которые ослабили СССР и привели его к кризису 80-х годов. Она написана уже с новым знанием о советском периоде нашей истории. Катастрофы — жестокий ..

Жанр: Наука, Образование, Политика Год: Страниц:

Жанр: Наука, Образование, Политика Год: Страниц:

Между идеологией и наукой

Жанр: Наука, Образование, История Год: Страниц:

ЗОЛОТАЯ ОРДА И ЗАРОЖДЕНИЕ КАЗАЧЕСТВА

Владимир Сергеевич Соловьев - крупнейший представитель российской религиозной философии второй половины XIXв., знаменитый своим неортодоксальным мистическим учением о Софии - Премудрости Божьей, - у..

Жанр: Наука, Образование, Философия Год: Страниц:

Источник:

sanctuarium.info

Вячеслав Недошивин: Прогулки по Серебряному веку: Санкт-Петербург

LiveInternetLiveInternet -Рубрики
  • = Вокруг Ахматовой/Черепки (22)
  • = Бродский/Лица необщим выраженьем (18)
  • = Образ Италии (3)
  • Другие места (1)
  • Милан (1)
  • Флоренция (1)
  • = Книжный ряд (11)
  • = Персоналии/Культура (22)
  • Судейкины (3)
  • Артур Лурье (2)
  • Нувель В.Ф. (2)
  • Карсавина Т.П. (2)
  • Дягилев С.П. (2)
  • Волконский С.М. (2)
  • Бурлюки (1)
  • Маковский С.К. (4)
  • = Персоналии/Литераторы (206)
  • Фофановы (5)
  • Волошин М.А. (3)
  • Нарбут В.И. (1)
  • Андрей Белый (1)
  • Анненский И.Ф. (8)
  • Ахматова А.А. (25)
  • Бальмонт К.Д. (7)
  • Блок А.А. (17)
  • Брюсов В.Я. (3)
  • Бунин И.А. (3)
  • Герцык А.К. (5)
  • Гиппиус З.Н. (10)
  • Гумилев Н.С. (13)
  • Кузмин М.А. (6)
  • Куприн А.И. (1)
  • Лохвицкая М.А. (2)
  • Лохвицкая Н.А. (Тэффи) (2)
  • Мандельштам О.Э. (37)
  • Мережковский Д.С. (5)
  • Набоков В.В. (13)
  • Парнок С.Я. (1)
  • Пастернак Б.Л. (4)
  • Петровых М.С. (6)
  • Северянин И.В. (4)
  • Соловьева П.С. (5)
  • Цветаева М.И. (14)
  • Чуковский К.И. (2)
  • Шаховская З.А. (3)
  • = Персоналии/Мыслители (6)
  • Розанов В.В. (2)
  • Соловьев В.С. (1)
  • Флоренские П.А. и О.А. (3)
  • = Персоналии/Художники (58)
  • Анненков Ю.П. (3)
  • Бакст Л.С. (2)
  • Бенуа А.Н. (1)
  • Борисов-Мусатов В.Э. (4)
  • Врубель М.А. (4)
  • Головин А.Я. (3)
  • Гончарова Н.С. (2)
  • Добужинский М.В. (4)
  • Жуковский С.Ю. (2)
  • Коровин К.А. (9)
  • Кустодиев Б.М. (4)
  • Левитан И.И. (3)
  • Милиоти Н.Д. и В.Д. (1)
  • Нестеров М.В. (1)
  • Серов В.А. (6)
  • Сомов К.А. (10)
  • = Портреты/Автопортреты (18)
-Поиск по дневнику -Подписка по e-mail Вячеслав Недошивин: Прогулки по Серебряному веку: Санкт-Петербург

Редактор: Шубина Елена

Издательство: Москва АСТ, 2014 г. , 508 с.

• ПЕТЕРБУРГ АННЫ АХМАТОВОЙ 2

• ПЕТЕРБУРГ АЛЕКАСНДРА БЛОКА 29

• ПЕТЕРБУРГ ОСИПА МАНДЕЛЬШТАМА 48

• ПЕТЕРБУРГ МАКСИМИЛИАНА ВОЛОШИНА 60

• ПЕТЕРБУРГ ФЕДОРА СОЛОГУБА 67

• ПЕТЕРБУРГ СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА 73

• ПЕТЕРБУРГ НИКОЛАЯ ГУМИЛЕВА 80

• ПЕТЕРБУРГ ВЛАДИСЛАВА ХОДАСЕВИЧА 91

• ПЕТЕРБУРГ МИХАИЛА КУЗМИНА 97

• ПЕТЕРБУРГ ВЕЛИМИРА ХЛЕБНИКОВА 103

• ПЕТЕРБУРГ ИГОРЯ СЕВЕРЯНИНА 109

• ПЕТЕРБУРГ ВЛАДИМИРА МАЯКОВСКОГО 116

• СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 123

По этому городу нужно ходить на цыпочках, а если разговаривать – то шепотом. Этого, разумеется, никто не делает: ни туристы, ни уж тем более шумная и растрепанная молодежь, перелетающая с улицы на улицу. Я думаю, это – временно. Рано или поздно, если захотят всмотреться в город, прислушаться к его камням, они все равно перейдут с безумной побежки, с привычного ора на почти беззвучный шепот и очарованный шаг. Иначе ведь не понять этого чуда, этой необъятной гранитной иконописи, с которой можно слой за слоем, как это делают терпеливые реставраторы, «смывать» историю за историей. Вообще историю – в прямом смысле этого слова. Иначе никогда не увидеть мелькнувшую в окне за серо-палевой шторой тень бесплотной Ахматовой; не поймать жуткого взгляда летящего в таксомоторе на свою первую и единственную дуэль Волошина; не улыбнуться прыгающей походке Мандельштама, спешащего сквозь танцующую метель на Марсовом поле за широко шагающим Гумилевым, и не услышать за плеском вёсел и криками потревоженных чаек на рассветных Островах, что же там, в лодке, нашептывает улыбчивой красавице с пепельными волосами Александр Блок…

Звучит, согласен, несколько пафосно. Но если снизить тон, если говорить о вещах приземленных, то нельзя не заметить: сегодня, когда опубликовано то, что так долго было под запретом, когда открываются самые закрытые …

  • Запись понравилась
  • 0 Процитировали
  • 0 Сохранили
    • 0Добавить в цитатник
    • 0Сохранить в ссылки

    С первого мгновения знакомства город рождает в душе благоговейный трепет, не терпящий суеты и шума. Жила в городе пять лет, в самом его центре на Мытнинской набережной. Окна нашей студенческой комнаты выходили на Стрелку Васильевского, Эрмитаж. Была ежедневная возможность бродить по улицам и переулочкам, дворам, мостам, набережным. И всегда не оставляло ощущение непосредственного прикосновения к живой истории. Понимаю, что в этой книге иная история - история-жизнь людей, но не смогла не поделиться С Вами крупицей своих воспоминаний и поблагодарить Вас за то волнение, которое испытала сейчас, прочитав эти строки.

    Источник:

    www.liveinternet.ru

Вячеслав Недошивин Прогулки по Серебряному веку

Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург

ВЯЧЕСЛАВ НЕДОШИВИН. ПРОГУЛКИ ПО СЕРЕБРЯНОМУ ВЕКУ. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

У каждого здания своя история, каждое несет через столетия рассказ о жизни своих обитателей и о происшествиях того времени. В них стиль, вкус и характер эпохи дней прошлого…

Гале – жене и помощнице…

По этому городу нужно ходить на цыпочках, а если разговаривать – то шепотом. Этого, разумеется, никто не делает: ни туристы, ни уж тем более шумная и растрепанная молодежь, перелетающая с улицы на улицу. Я думаю, это – временно. Рано или поздно, если захотят всмотреться в город, прислушаться к его камням, они все равно перейдут с безумной побежки, с привычного ора на почти беззвучный шепот и очарованный шаг. Иначе ведь не понять этого чуда, этой необъятной гранитной иконописи, с которой можно слой за слоем, как это делают терпеливые реставраторы, «смывать» историю за историей. Вообще историю – в прямом смысле этого слова. Иначе нико…

Приветствуем тебя, неведомый ценитель литературы. Если ты читаешь этот текст, то книга "Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург" Недошивин Вячеслав Михайлович небезосновательно привлекла твое внимание. В главной идее столько чувства и замысел настолько глубокий, что каждый, соприкасающийся с ним становится ребенком этого мира. Умеренное уделение внимания мелочам, создало довольно четкую картину, но и не лишило читателя места для его личного воображения. Произведение, благодаря мастерскому перу автора, наполнено тонкими и живыми психологическими портретами. Глубоко цепляет непредвиденная, сложнопрогнозируемая последняя сцена и последующая проблематика, оставляя место для самостоятельного домысливания будущего. Созданные образы открывают целые вселенные невероятно сложные, внутри которых свои законы, идеалы, трагедии. Яркие пейзажи, необъятные горизонты и насыщенные цвета - все это усиливает глубину восприятия и будоражит воображение. Долго приходится ломать голову над главной загадкой, но при помощи подсказок, получается самостоятельно ее разгадать. Темы любви и ненависти, добра и зла, дружбы и вражды, в какое бы время они не затрагивались, всегда остаются актуальными и насущными. Казалось бы, столь частые отвлеченные сцены, можно было бы исключить из текста, однако без них, остроумные замечания не были бы столь уместными и сатирическими. Всем словам и всем вещам вернулся их изначальный смысл и ценности, вознося читателя на вершину радости и блаженства. "Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург" Недошивин Вячеслав Михайлович читать бесплатно онлайн можно неограниченное количество раз, здесь есть и философия, и история, и психология, и трагедия, и юмор…

Добавить отзыв о книге "Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург"

Источник:

readli.net

Прогулки по Серебряному веку

«Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург» (Недошивин В.) - скачать книгу бесплатно без регистрации

Поделиться ссылкой на книгу!

Книга Вячеслава Недошивина воссоздает вольную, загадочную атмосферу великолепного и незабываемого Серебряного века. События, о которых повествуется, имеют конкретные адреса - улицы и дома Петербурга, где легенды русской поэзии: Блок, Есенин, Мандельштам, Хлебников, Ахматова, Гумилев, Волошин, Ходасевич, Кузмин, Северянин - жили, встречались, писали стихи, дружили, ссорились, влюблялись и даже, случалось, вызывали друг друга на дуэль.

Снабженное указателем адресов, издание "Прогулки по Серебряному веку" может служить литературным путеводителем по Санкт-Петербургу.

Правообладателям! Представленный фрагмент книги размещен по согласованию с распространителем легального контента ООО "ЛитРес" (не более 20% исходного текста). Если вы считаете, что размещение материала нарушает Ваши или чьи-либо права, то сообщите нам об этом.

Самый Свежачок! Книжные поступления за сегодня

Цю книжечку написала для вас Ольга Мак. Вона народилася в Україні і там вчилася в місті Ніжені. Але довгі роки свого життя мусила провести на чужині, в Бразилії і Kaнaді. Написала вона багато книжок для українських дiтей та молоді. [. ] Писала вона також оповідання-казки про те, що діялося на українській землі, коли Україна була славною й могутньою державою і звалася Київська Русь. Саме такі дві історичні казки ви зараз і почнете читати. Гapного та веселого вам читання! (c) Леся Храплива-Щур

  • Putin’s Praetorians contains the stories of some of the people involved in a unique movement to debunk those who would demonize Russia in general and Putin in particular. The “confessions” of those labeled as “Kremlin Trolls” reveal the psychology behind one of the most effective social crusading moments in history.

    The colorful personalities and passionate stories in the book also reveal a largely unspoken truth about Vladimir Putin — the real reasons why so many admire and support Russia’s leader. The combination of contributions from some of the Internet’s most famous and influential media stars, combined with stories from typical Internet aficionados blows holes in the foundations of Russiagate.

    “Today a war against freedom of the press is being waged by the self-described guardians of democracy. Too few grasp the danger of this war. The book of Phil Butler could open your eyes…”

    — F. William Engdahl, author, Manifest Destiny: Democracy as Cognitive Dissonance

    “This book blows up the Russiagate conspiracy and debunks the whole idea that the internet revolution against the demonization of Russia is anything other than a spontaneous popular reaction against what is demonstrably a pack of lies.”

    — Charles Bausman — Editor and Publisher of Russia Insider

    “Why does the Kremlin need trolls when Google, who everybody gives permission to track all of their internet activity, claims to know what you are going to do before you do? Do you really think anyone but an Intelligence agency would have built such a vehicle?”

    — Jim W. Dean — Managing Editor of Veterans Today

  • It is winter 1943 and the once victorious armies of the Third Reich are on the retreat, burning, slaughtering and destroying everything in their path.

    Under the command of Captain Josef Kleiser, an SS unit massacres the villagers of Prokev.

    But seventeen-year-old Anatole Boniak survives, and taking refuge in the hills, he conceives a deep and brooding hatred for the SS Captain.

    It is an obsession that will end in a violent confrontation and colour the Russian snows with the crimson stain of blood.

  • In this searing and surprising memoir, Samantha Geimer, the girl at the center of the infamous Roman Polanski sexual assault case, breaks a virtual thirty-five-year silence to tell her story and reflect on the events of that day and their lifelong repercussions.

    March 1977, Southern California. Roman Polanski drives a rented Mercedes along Mulholland Drive to Jack Nicholson’s house. Sitting next to him is an aspiring actress, Samantha Geimer, recently arrived from York, Pennsylvania. She is thirteen years old. The undisputed facts of what happened in the following hours appear in the court record: Polanski spent hours taking pictures of Samantha—on a deck overlooking the Hollywood Hills, on a kitchen counter, topless in a Jacuzzi. Wine and Quaaludes were consumed, balance and innocence were lost, and a young girl’s life was altered forever—eternally cast as a background player in her own story.

    For months on end, the Polanski case dominated the media in the United States and abroad. But even with the extensive coverage, much about that day—and the girl at the center of it all—remains a mystery. Just about everyone had an opinion about the renowned director and the girl he was accused of drugging and raping. Who was the predator? Who was the prey? Was the girl an innocent victim or a cunning Lolita artfully directed by her ambitious stage mother? How could the criminal justice system have failed all the parties concerned in such a spectacular fashion? Once Polanski fled the country, what became of Samantha, the young girl forever associated with one of Hollywood’s most notorious episodes? Samantha, as much as Polanski, has been a fugitive since the events of that night more than thirty years ago.

    Taking us far beyond the headlines, The Girl reveals a thirteen-year-old who was simultaneously wise beyond her years and yet terribly vulnerable. By telling her story in full for the first time, Samantha reclaims her identity, and indelibly proves that it is possible to move forward from victim to survivor, from confusion to certainty, from shame to strength.

  • He’s a rookie spy chasing a violent Russian KGB man. She’s a young student looking for a friend who has mysteriously disappeared. Can he save her?

    It’s the height of the Cold War and Finland is the playground of the Russian KGB.

    A former Royal Navy officer Iain is asked to work undercover. He’s to investigate Vladislav Kovtun, a violent KGB spy, dubbed The Red King of Helsinki by the Finnish secret service. This is Iain’s first assignment, and when he discovers the bodies left in Kovtun’s wake, he quickly gets embroiled in danger.

    Young student Pia has two goals in life: she dreams of a career in gymnastics and she wants Heikki, a boy in her class with the dreamiest blue eyes, to notice her. But when her best friend, Anni, the daughter of an eminent Finnish Diplomat, goes missing, Pia begins to investigate the mystery behind her disappearance.

    Unbeknown to Pia, Kovtun, The Red King of Helsinki, is watching her every move, as is the British spy, Iain. Will Iain be able to save Pia before it’s too late?

    The Red King of Helsinki is a Cold War spy story set in Finland during one freezing week in 1979.

    If you like Nordic Noir, you will love this fast moving Nordic spy story by the Finnish author Helena Halme.

    Pick up The Red King of Helsinki to discover this chilling Finnish spy tale today!

  • Meet Madame Koska—a fabulous haute couture designer and the owner of a new atelier in 1920s London who has a knack at solving crimes that baffle the police.

    When a priceless brooch disappears from a museum in Russia, Madame Koska is suddenly drawn into the mystery. But who is Madame Koska? And what does the missing jewel have to do with her?

    Набор «Неделька» -- топ новинок -- лидеров за неделю!

    Мужской и женский взгляд на настоящую любовь между 36 летним мужчиной и 20 летней девушкой Хотели разницу в возрасте?:) Это ещё не все. Главные герои "Скандального романа" - Алекс ДЖордан и Лана МейсонКазалось бы эти двое никогда не должны были встретиться. Алекс - популярный автор и сценарист, за плечами которого ни один успешный проект и мировая слава. Лана - обычная студентка Колумбийского университета, которая только делает первые шаги на писательском поприще Один взгляд. Случайное столкновение. События, которых невозможно было избежать, привели их необычному для себя обоих эксперименту - соавторству между преподавателем и его прилежной ученицей И это эксперимент приводит. к Скандальному роману, на фоне поражающего воображение Рождественского Нью-Йорка Почувствуй Новогоднюю атмосферу.

  • Кто-то, сидя за книжками, с детства грезил о сражениях и подвигах… Кто-то бессонными ночами хотел сделать великое открытие и стать Нобелевским лауреатом… Кто-то, лежа на солдатской койке после отбоя, мечтал стать генералом… Если ты долго смотришь в бездну, бездна тоже смотрит в тебя, – так говорил Ницше. И если шутить со Временем, то и Время может подшутить над тобой… Их мечты сбылись. В другом месте и в другое время. Но есть одно «но» – идет Война… Неизвестная, о которой мало говорили и еще меньше вспоминали… Первая… Мировая… Мясорубка… И неважно, как в данный момент Времени называется Страна, которой ты присягал. Ты будешь ее защищать от врагов. И внешних, и внутренних…

  • Фиона в лесу не одна.

    Когда во время одной из полевых экспедиций она сталкивается с загадочным хищником, у нее остается лишь одна надежда на спасение — таинственный человек по имени Лэндон, проживающий в горах вдалеке от людей.

    Оказавшись с ним наедине в его доме, Фиона чувствует к нему непреодолимое влечение. Вопреки всем запретам она поддается желанию, но тогда выясняет, что Лэндон — не человек, а некто опасный, о ком пишут в страшных сказках.

    Фиона попала в руки своего преследователя или же убегает от единственного человека, способного ее спасти?

  • Царевич Дмитрий не умер! Он каким-то чудом перенесся в начало XXI века, вырос в богатой приемной семье, получил отличное техническое образование в МГТУ имени Баумана. И уже готовился прожить спокойную сытую жизнь, наслаждаясь всеми благами цивилизации, но случай бросил его в самую пучину гражданской войны, известной потомкам как Смутное время.

    Оказавшись в самой гуще событий, Дмитрий не посрамил своего отца – Ивана Грозного! Вернул престол после смерти Бориса Годунова, провел масштабные военные реформы, вырезал боярскую оппозицию, разгромил польских и шведских интервентов, попутно захватив Ливонию и отстояв Смоленск.

    Что ждет его дальше? Уничтожение Речи Посполитой? Захват Крыма и Малороссии? А может, сразу десант в Стамбул?

    Лжедмитрий? Да. Но это совсем другой Лжедмитрий.

    Что бы ещё мне почитать. Подготовка к скачиванию!

    Не закрывайте это окно, большие книги могут долго формироваться.

    Источник:

    nemaloknig.info

  • Недошивин, Вячеслав Михайлович Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург в городе Санкт-Петербург

    В представленном каталоге вы всегда сможете найти Недошивин, Вячеслав Михайлович Прогулки по Серебряному веку. Санкт-Петербург по разумной стоимости, сравнить цены, а также изучить прочие книги в группе товаров Наука и образование. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Доставка осуществляется в любой населённый пункт России, например: Санкт-Петербург, Оренбург, Барнаул.