Каталог книг

Ирина Быстрова Шуточки жизни

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Знакомство с новым начальником в один миг вернуло Ольгу на пятнадцать лет назад, в то время, когда она была застенчивой мечтательной студенткой, как-то в романтическом порыве решившей... Нет-нет, о том прискорбном событии Ольга Николаевна ничего не хотела вспоминать! Она изо всех сил надеялась, что и Максим Александрович тоже забыл глупый эпизод студенческих лет и не узнает в своей деловитой и знающей подчиненной героиню анекдотического происшествия. Ольга решила держаться от нового шефа на расстоянии: зачем дважды наступать на одни и те же грабли? Но жизнь - непредсказуемая шутница и готова сыграть с Ольгой очередную шутку.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Быстрова И. Шуточки жизни Быстрова И. Шуточки жизни 222 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Быстрова М. Шпионка поневоле Быстрова М. Шпионка поневоле 317 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Быстрова М. Мастер полета Быстрова М. Мастер полета 317 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Быстрова Е. В гостях у… Быстрова Е. В гостях у… 408 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Быстрова Т. Сувенир. Назначение и проектирование. Монография Быстрова Т. Сувенир. Назначение и проектирование. Монография 468 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Быстрова Т. (сост.) Самоучитель итальянского языка Быстрова Т. (сост.) Самоучитель итальянского языка 49 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Быстрова М. Жертва для палача Быстрова М. Жертва для палача 317 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Быстрова Ирина

Ирина Быстрова

Шестой этаж. Лифт всхлипывает и останавливается. С завтрашнего дня начну ходить пешком, решаю я. И полезней, и безопасней. Двери задумчиво ползут в стороны, я делаю движение к выходу. Немалые формы в черно-зеленом следует аккуратно обойти.

– Простите, но я тоже выхожу, – неожиданно слышу знакомый голос.

– Лена? – удивленно спрашиваю я. – Я тебя не узнала! Богатой будешь.

– Ты тоже, – бурчит Лена, с завистью оглядывая меня с головы до ног. – Шикарно выглядишь. Что значит отпуск!

– И не говори, – безмятежно откликаюсь я, одергивая короткий пиджачок. – Прикольная юбочка.

– Правда? – Лена польщенно опускает глаза. – Спасибо. – И удаляется в сторону бухгалтерии.

Юбочка действительно прикольная, но только не на ней. Вот на Ксюше – кассире – она выглядела бы куда прикольнее. Ага, вот и она, несется по коридору, подпрыгивая на каждом шагу.

– Ксюха, – изумленно выдыхаю я, – что ты с собой сделала?

– Привет, Олюня, – щебечет Ксюша. – Как съездила?

– Супер! – отвечаю я.

– А фотки? – жизнерадостно интересуется Ксюша.

– Будут, – так же лаконично отвечаю я, продолжая ее разглядывать. – Так все-таки что ты с собой сделала?

– Не видишь разве? – пожимает плечами Ксюха. – Подстриглась и покрасилась.

Да, но как! Ярко-красный ежик вместо вчерашних длинных каштановых локонов…

– Здорово, правда? – спрашивает Ксюша.

– Потрясающе! – искренне отвечаю я.

Сама я не решаюсь на парикмахерские эксперименты. Последние лет двенадцать стригусь одинаково – под мальчика, благо волос на голове куча. Цвет – по настроению. Сейчас – янтарь. Интересно, а мне пошел бы ярко-красный?

Отпираю дверь своего кабинета. Вот я и дома. Свой маленький уголок в этом огромном офисе, обжитый за те шесть лет, что я работаю здесь, до последнего сантиметра. Надо сказать, мне здорово повезло – у меня отдельный кабинет. И ко мне точно никого уже не подсадят, даже если будут в принудительном порядке уплотнять персонал. Потому что некуда. Здесь хватает места только для стола, кресла, стула для посетителей и стеллажа для папок. Одежду я вешаю в стенной шкаф. Второго человека не воткнуть при всем желании. Иногда на меня накатывает нечто сродни клаустрофобии. Начинаю задыхаться на этих жалких семи квадратных метрах, хочется на простор, в большой зал с пальмами по углам и широкими проходами. Но от этого есть лекарство – стоит только покинуть свое убежище, пройти несколько метров по коридору и открыть дверь отдела по работе с клиентами, в котором и простор, и пальмы, и проходы… И плюс к этому нескончаемое треньканье телефонных звонков, рокот голосов и жужжание компьютеров и факсов. Вы не представляете себе, как, оказывается, громко может шуршать бумага в принтере, тем более – в шести принтерах одновременно. В общем, мою клаустрофобию как рукой снимает. Я чуть ли не бегом возвращаюсь в свой кабинет, плотно закрываю за собой дверь и наслаждаюсь обществом Гэри Мура или Сары Брайтман, которых можно сделать то потише, то погромче. А попробуй утихомирить девять менеджеров по работе с клиентами!

– Ты уже вернулась?! – Внезапно распахивается дверь, и в проеме возникает Лина, наша рекламная богиня.

– Да, – отвечаю я и ошарашенно ее разглядываю.

Зрелище не для слабонервных. На Лине брюки клеш цвета слоновой кости, едва удерживающиеся на ее широких бедрах, и пестрая полосатая блузка, кое-где прозрачная, а точнее сказать, только кое-где непрозрачная. Спросите, что в этом особенного? Да так, ничего. Ничего, если бы до этого Лина постоянно не ходила на работу в одном и том же темно-синем костюме со скучно зауженными книзу брюками.

– Может, по кофе? – предлагает Лина, не замечая моего повышенного внимания к ее наряду.

– Идет, – отвечаю я, и Лина исчезает.

Да что это с ними со всеми? Я понимаю, что весна, что 5 апреля, но не до такой же степени! Помнится, прошлая весна промелькнула мимо нас без особых происшествий. А сегодня – я всего только двадцать минут на рабочем месте и уже на грани шока. Уезжала – все было, как обычно, а вернулась через две недели – и на тебе! Должно быть какое-то объяснение этим кофточкам и ежикам, думаю я и набираю телефон Галки.

– А Галина Викторовна будет через час, – сообщает мне пронзительный девичий голосок. – Ой, а это вы, Ольга Николаевна?

Для Катюшки, работающей у нас инспектором по кадрам, я Ольга Николаевна. Я могу как угодно себя чувствовать, выглядеть на какой угодно возраст, втискиваться хоть в тридцать четвертый европейский размер, но останусь для нее все равно Ольгой Николаевной, потому что ей всего двадцать один, и все, кто хотя бы на десять лет ее старше, для нее почти ровесники ее родителей. Она одна из немногих, кто точно знает, кому сколько лет – всего лишь в силу своей должности. Менеджер отдела персонала – где начальником Галка, моя подруга.

Да, мы работаем вместе. Галка притащила меня в эту компанию шесть лет назад. Притащила в буквальном смысле слова. Сама составила мое резюме и силком впихнула меня на собеседование.

– Зачем тебе это нужно? – верещала я тогда.

– Мне скучно, – коротко отвечала Галка. – Хочу, чтобы рядом работал кто-нибудь, с кем можно поболтать по душам.

Честно сказать, я боялась, что, как только мы начнем толкаться рядом в одном коллективе, нашей дружбе придет конец. Потому, собственно, и сопротивлялась Галкиному натиску. Удивительно, но этого не случилось. Мы по-прежнему подруги.

– Да, Катюша, это я, – отвечаю я в трубку.

– Вы с работы звоните?

– Как быстро пролетело время, – глубокомысленно замечает Катюшка. – Ужас!

Если у нее мои две недели пролетели быстро, то что говорить обо мне самой! Я их почти не заметила. Надеюсь только на фотографии. Для того и щелкала все подряд каждое мгновение своего отпуска, чтобы потом не качать недоуменно головой: куда, мол, все подевалось?

– Говоришь, Галина будет через час?

– Заболела? – пугаюсь я.

– Нет, – успокаивает меня Катюшка. – У зубного.

– Ну ладно. Скажи ей, пожалуйста, что я на месте.

– Хорошо. – И из трубки летят короткие гудки.

Час. Нет, я не согласна томиться неизвестностью еще целый час. Я знаю одного человека, который может помочь мне прояснить ситуацию. Человека зовут Викой, и работает она у нас… Как вы догадались? Конечно секретаршей.

В приемной пусто. Начальство нас своими ранними визитами не балует, является, как правило, часам к одиннадцати. Похоже, за время моего отпуска эта традиция изменений не претерпела.

– Вика, привет, – говорю я и кладу перед ней небольшую коробочку.

– Что это? – вздрагивает Вика. – Привет.

– Маленький презент из знойного Египта.

– О-о… – тянет Вика, разворачивая упаковку и вынимая на свет божий деревянную шкатулочку. – Ты меня балуешь.

– Знаешь ли, – отвечаю я, устраиваясь в кресле, – это мое хобби – баловать окружающих.

– Знаю, – кивает Вика, вертя шкатулочку в руках. – Съездила хорошо?

– Как погода? Не подкачала?

– Нет, – я развожу руками, – как видишь.

– Вижу, – с ноткой зависти говорит Вика. – Загар отпадный. Тебе очень идет. А волосы выгорели? Или мне кажется?

– Наверное, немного выгорели. – Я провожу рукой по волосам. – Я обычно не ношу шляпы.

– А мне, представляешь, – уныло делится Вика, – только на август подписали отпуск.

– Но август – это же неплохо. Самое время. Не ноябрь же.

– Но я не дотяну до августа, – мрачно вздыхает она. – Сдохну по дороге.

Вика – катастрофистка. Ей везде мерещатся трудности и сложности, жизнь для нее полна проблем, и даже если в пределах видимости в какой-то конкретный момент проблем не наблюдается, Вика тут же созидает их сама. При этом она прекрасная секретарша: аккуратная, исполнительная, ответственная и компетентная. Вот есть только один грешок… Впрочем, один мой хороший знакомый утверждает, что это профессиональная болезнь всех секретарей. У водителей – радикулит, у преподавателей – ларингит, а у секретарей – словесное недержание. Или, точнее будет сказать, тайнонедержание. Вика страдает этим недугом в умеренной форме. То есть выбалтывает далеко не все конторские секреты и далеко не всем. Но ведь я принесла шкатулочку…

– Вика, – я приступаю к допросу, – будь добра, расскажи мне, что это вдруг случилось с нашими девушками?

– А что с ними? – Вика отрывает взгляд от подарка и недоуменно смотрит на меня.

– Встретила Лену Изотову – она в какой-то умопомрачительной юбке на два размера меньше, чем ей требуется, – фыркаю я. – Потом наткнулась в коридоре на Ксюху с вырвиглаз ежиком на голове. И Лина тоже обнажила пузо.

– Лина?! – поражается Вика. – Лину еще не видела. Говоришь, обнажила пузо?

– Надела брюки с такой заниженной талией, что… – Я качаю головой.

– Плохо ей, да? – сокрушенно спрашивает Вика.

Вика Лину любит. Они, можно сказать, подружки.

Вместе ходят на обед, вместе болтаются по магазинам, иногда даже проводят вместе выходные.

– Да нет, – честно отвечаю я, – не плохо. Наоборот даже. Но просто непривычно.

– Надо будет взглянуть. – Вика задумчиво вынимает из факса только что полученное письмо и кладет его перед собой.

– Взгляни обязательно, – киваю я и продолжаю:

– Так что с ними? Какая-то эпидемия? Вирус неизвестного свойства?

– Почему же неизвестного? – хихикает вдруг Вика.

Я вопросительно смотрю на нее:

– А твоя Галина Викторовна ничего тебе не рассказала? – прищуривается Вика.

Я досадливо щелкаю пальцами:

– Не видела ее еще. Прилетела вчера вечером, не стала ей звонить. А сегодня она торчит у зубного.

– Ну да, ну да, – смеется Вика, – поэтому ты прибежала ко мне.

– Каюсь. – Я шутливо склоняю голову. – Давай рассказывай, что тут без меня произошло.

– У нас новый сотрудник! – триумфально объявляет Вика.

– Мужик? – догадываюсь я.

– Ага, – подтверждает она.

Вика молчит. На лице ее бродит легкая улыбка, она прикрывает глаза и мычит:

– Я не уловила, – я осторожно беру ее за локоть и трясу, – что твое «мм…» значит?

– Симпатичный, – наконец выдыхает она.

Я откидываюсь на спинку кресла и задумываюсь. Мужчина… Само по себе это не событие. У нас не чисто женский коллектив. Процентов на сорок мужской. Результат целенаправленной Галкиной деятельности. Она терпеть не может баб, поэтому роль свою как начальника отдела персонала видит в том, чтобы укомплектовать наш офис как можно большим количеством представителей сильной половины человечества. Но в последнее время дела идут туго. Хотя смотря с чьей точки зрения взглянуть. Если с позиции Ксюшки и Катюшки, то – куда уж лучше. Молодняка в нашей конторе теперь хоть отбавляй. На любой вкус. И брюнеты, и блондины, и атлеты, и интеллектуалы. И главное – почти все холостые. А в нашей возрастной группе – увы! – дела швах. Есть, конечно, отдельные экземпляры, даже не скованные брачными узами. Но все они изучены вдоль и поперек. Ловить там нечего. Скучно. Новый мужчина тридцати восьми лет от роду – это как праздник.

– Ты еще не всех видела, – продолжает веселиться Вика. – Софья тоже вздрогнула. И Ритка.

– А ты? – спрашиваю я, оглядывая ее скромный деловой костюмчик.

– Забыла? Я замужем, – фыркает Вика.

– Ну, так, для спортивного интереса, – замечаю я.

– Знаешь, в моем положении это рискованное занятие.

– Да, и каково же твое положение. – начинаю я.

Закончить мне не удается. Дверь приемной распахивается. Вика от неожиданности вздрагивает и роняет шкатулку. Я ныряю под стол, чтобы поднять ее, и, когда появляюсь опять на свет божий, первое, что вижу, – это красную от смущения Вику, нервно поправляющую волосы.

– Э-э.. – мямлит она. – Доброе утро. Это, – она машет рукой в мою сторону, – наш специалист по бюджетированию Ольга Николаевна. А это, – взмах рукой в сторону, – наш новый заместитель директора по производству Максим Александрович.

Я следую взглядом за ее рукой. Черт!

Одно из самых неприятных воспоминаний моей жизни. Хочется провалиться сквозь землю. Хотя тому уже почти пятнадцать лет минуло, желание провалиться сквозь землю своей остроты не теряет. Третий курс. Время всепоглощающей неуверенности в себе, эпоха первых шагов во взрослой жизни, эра ошибок. Кто-то увидел тебя неглиже – неделя Стыдливо Потупленных Глаз и Жарких Приливов Крови к Щекам. Брякнула что-то невпопад – месяц Терзаний. Соврала неудачно – год Задумчивого Состояния: поймают – не поймают. Это все понятно. Но что нужно сделать для того, чтобы мучиться целых пятнадцать лет?!

Осень третьего курса начиналась так же, как обычно начинались и все предыдущие осени. Утренний холодок, прихватывавший ноги, когда мы бежали в институт. Желто-коричневая хрусткая листва на тротуарах. Лекции, лекции, лекции… На третьем курсе было много лекций, половину из которых мы успешно прогуливали. Ходили только на те, где преподаватели отмечали нас. Таких набиралось по одной в день. Остальные знали по названиям. «Да, ладно, – говорила Жаннета, – наступит зима, начнем ходить, а сейчас грех не насладиться последними теплыми деньками». Зима ничего в нашем распорядке дня не изменила, но не об этом сейчас речь.

Я увидела его в октябре. Мы старательно отсидели обязательную лекцию, на которой все были скрупулезно пересчитаны, и неслись с Жаннетой по широкой лестнице вниз – к выходу, к свободе. Он поднимался нам навстречу. Спокойно, неторопливо, помахивая папкой.

– Ого! – выдохнула я, затормозив.

– Что? – завертела головой Жаннета. – Где? Кто?

– Вон, видишь. – Я указала глазами на него.

Он уже почти миновал нас, не обратив конечно же на нас никакого внимания.

– Ну и что? – пожала плечами Жаннета. – Ничего особенного.

Может быть. Дело вкуса. Но я его запомнила. И похоже, полюбила. Влюбилась, это точно. Высокий, темноволосый, синеглазый – он действительно не был красив в общепринятом девичьем понимании этого слова, но в нем чувствовалось нечто. Или я это сама придумала? Кое-что определенно додумала, потому что знала о нем немного. Можно сказать, совсем ничего. Только как зовут, где учится, где живет. Остальное: чем интересуется, как говорит, что думает – оставалось для меня тайной за двадцатью семью печатями. Пустотами, которые необходимо было срочно заполнить. Душа просила этого. Месяца два я упоенно заполняла их своими собственными выдумками, но, когда моя фантазия исчерпалась, решила, что неплохо было бы плеснуть в них чуточку реальности. Реальность можно было получить только из первых рук – от него самого.

Но как это сделать? Он учился на пятом курсе, а значит, принадлежал к особой касте – выпускников. Мне, зеленой третьекурснице, там ничего не светило.

– Глупости! – фыркала Жаннета. – Какая разница! Третий, пятый курс – чепуха!

Для нее да. С ее-то внешними данными. Катрин Денев в юности – только темной масти – вот что такое была Жаннета. Мужики складывались и утрамбовывались под ее ногами. Сами по себе. Со мной такого не происходило. Я хоть и выкрасила свои русые волосы в ультраплатиновый цвет, сделала вертикальную химию, но особого шарма мне это не прибавило. Мужиков было раз-два и обчелся, причем эти «раз-два» совершенно не были мне нужны. Ясно, что такой ход событий не сотворил из меня уверенной и раскрепощенной особы. И как в таких условиях было рассчитывать на знакомство с ним?

– Надо брать судьбу в свои руки, – подзуживала меня Жанка. – Идешь к нему и разговариваешь за жизнь.

– За жизнь – это о чем? – спрашивала я.

– Обо всем, – отвечала она весьма неопределенно, очерчивая в воздухе рукой большие круги. – Главное – не вываливать на него сразу же свою страстную любовь.

– Да? – разочарованно тянула я. – А как же.

Жаннета с жалостью смотрела на меня и, пару раз тяжело вздохнув, принималась меня учить. Жаннета обладала недюжинным опытом по части обольщения особей мужского пола. Жабой никогда не слыла, делилась всем, чем могла, с подругами. Я была ближайшей из них, поэтому весь декабрь и начало января Жаннета, не жалея сил и свободного от зачетной недели и сессии времени, тренировала меня.

К 10 января я созрела. Жизнь действительно следовало брать за горло. Сколько можно мучиться! Получают только те, кто действует решительно. Основное правило – сохранять спокойствие.

– Молодец! – подбодрила меня Жаннета. – Давай дерзай!

Я тщательно накрасилась, распушила свою химию, втиснулась в узкие джинсы и отправилась дерзать.

Я благополучно миновала вахту в общежитии, где он обитал, поднялась на третий этаж, подошла к заветной двери и вдруг подумала: «А что, если его просто-напросто нет дома?» И застыла в неопределенности, с поднятой рукой. Уфф! Это было бы не здорово. Конечно, пришлось бы повторить попытку, куда денешься, если все уже запланировано? Но где взять запал на второй заход? Вот это был вопрос. Опять месяц тренинга? Ужас! Я тряхнула головой. Нет, буду решать проблемы по мере поступления, подумала я и… постучала в дверь.

– Войдите, – прозвучал мужской голос.

И я вошла. Зачем я это сделала?

Он жил в блоке на две комнаты. Я вошла в небольшой коридорчик, тесно заставленный – холодильник, плитка, вешалка, что-то еще. Сознание автоматически отмечало все, что попадало в поле моего зрения, и сигнализировало: «Опасность! Запал кончился!» Господи, что ж так быстро? Я вес же рассчитывала минут на десять его активности, чтоб успеть выпалить все, что было отрепетировано. Нет, не то, что советовала Жаннета. Известно ведь, что мы вечно просим чужого совета, но никогда ему не следуем. Я втайне от нее готовила свой собственный вариант речи, зубрила именно его и именно его собиралась сейчас обнародовать. Если бы Жанка узнала об этом, то стала бы бушевать, потому что содержание спича отличалось от предложенного ею, как кислород отличается от углекислого газа, как лето отличается от зимы, как безмолвная рыба отличается от говорливого попугая. Я решила не ходить вокруг да около и сразу же, только переступив порог, объявить о своих чувствах. Вот такой я уродилась – прямоту почитала за высочайшую ценность. С тех пор изменилась, конечно, но опять-таки не об этом сейчас речь. Он стоял в дверях своей комнаты.

– Здравствуйте, – сказала я.

Нужно же хоть с чего-то начинать разговор.

– Здравствуйте, – с некоторым недоумением в голосе ответил он.

– Можно к вам на несколько минут?

– Ко мне? – изумился он.

– Да, пожалуйста. – Он растерянно пригладил волосы и посторонился, пропуская меня в комнату.

Спросите меня, что в той комнате находилось, я отвечу вам: он. Никаких других подробностей я не запомнила. И его-то запомнила весьма смутно. В чем он был одет? Как причесан? Выглядел лучше, чем в прочие дни, или нет? Не знаю. Все, что до сих пор всплывает в моей памяти, – это стук в ушах, колики в животе и онемение левой ноги. Да, еще меня неприятно поразил мой голос. «Неужели я всегда так скриплю?» – успело мелькнуть в голове.

Я вывалила на него все. Мне хватило пяти минут. Через пять минут он стоял красный как помидор и растерянный донельзя.

Я молчала. И ждала. Он должен был ответить. Сказать, как он рад. Как счастлив, что такая замечательная девушка обратила на него свой взор. О том, что еще несколько минут назад он и понятия не имел о «замечательной девушке», я как-то не думала. И еще должен был сказать, что теперь все будет хорошо. Просто обязан. Но он почему-то продолжал молчать и краснеть. Теперь уже побагровели руки и, кто знает, может, даже ноги, чего я проверить не могла, потому что он был в спортивном костюме.

– Э… – опять выдавил он.

Неужели Жаннета была права? Неужели нужно было подкрадываться к основной теме постепенно, шаг за шагом? И неужели я допустила ошибку? «О'кей, о'кей, – лихорадочно думала я, – пусть я сглупила, но неужели ничего нельзя исправить? Не может же быть, чтобы все было так плохо!»

Оказалось, что все может быть еще хуже.

Неожиданно за моей спиной хлопнула дверь. Я обернулась на стук, и дальше случилось невообразимое. Кто-то в ярко-желтом налетел на меня, вцепился в волосы и начал орать дурным голосом, не позволяющим установить половую принадлежность этого «кого-то»:

– Дура. Что ты тут делаешь. Пошла вон.

– А?! – всхлипнула я, инстинктивно закрывая руками лицо.

«Черт с ними, с волосами, – успела подумать я, – вырастут. А вот глаза…»

– Наталья, – сквозь истеричные вопли услышала я его голос, – успокойся. Отстань от нее.

И почувствовала, как его руки отцепляют от меня беснующуюся фурию под названием Наталья. Подняла голову и увидела ее.

Маленькая пухлая блондинка (все-таки ему нравятся блондинки, мелькнула мысль!), курносая и румяная. Наверное, симпатичная. Когда находится в обычном расположении духа. Сейчас же лицо ее было искажено злобой, из глаз катились слезы, волосы растрепались. Она позволила ему оттащить себя от меня, выпила залпом целый стакан воды, но рот не закрыла и продолжала поливать меня бранью. Ругань, надо сказать, была весьма информативной.

Они были женаты. Поженились две недели назад. По известной студенческой причине. Она была беременна.

Надо было уйти. Однако ноги отказывались слушаться. Не от горя, что любимый мужчина достался другой.

Просто мне стало стыдно. За свою глупость. За несдержанность. За наивность. За… за то, что я такая, какая есть. Некрасивая, застенчивая и несуразная.

Пока я мысленно уничижалась, Наталья продолжала выплескивать на меня свою ярость. Впрочем, на меня ли?

– Все сволочи! – кипятилась она. – Ведут себя, как будто меня здесь нет. Никто меня и в грош не ставит. Можно вот так запросто заявиться и клеиться к моему мужу!

– Она же не знала, – внезапно услышала я его голос.

«Да, действительно, – вдруг подумала я, – меня бы тоже не привело в восторг, если бы кто-то пришел к моему мужу и начал признаваться ему в любви». Я вздохнула. А что он? Я украдкой взглянула на него. И поймала взгляд, смысла которого не поняла. Не успела понять, потому что он моментально отвел глаза.

«Ужас!» – мысленно простонала я и стала потихоньку пятиться к двери.

– Вали, вали отсюда! – завопила пуще прежнего Наталья, наклонилась, подхватила с пола тапок и бросила его в меня.

– Наталья! – резко сказал он. – Прекрати немедленно!

Тапок больно ударил меня по локтю. Будет синяк, огорчилась я. А если не поспешу, то и груда синяков. Я быстро повернулась и открыла дверь.

– Э… – вдруг раздался его голос.

Нет, я уже не хотела слушать то, что он собирался мне сказать. С меня было довольно. Я выскользнула из комнаты, стремительно пересекла коридорчик и выбежала в холл. Уфф! Жаннета меня убьет. Представила подругу, представила то, что мне придется ей все рассказывать, что придется переживать свой стыд еще не раз и не два, и решила молчать.

– Его не было дома, – коротко отчиталась я о своем визите.

– Нужно еще раз попробовать, – деловито заметила Жаннета.

– Посмотрим, – уклончиво ответила я.

С тех пор я терпеть не могу все ярко-желтое, имя Наталья и маленьких пухлых блондинок.

…Я узнала его сразу. Да он и не изменился. Чуть-чуть оброс мясом, сменил стрижку – и все. И тут внутри у меня похолодело. Если я его узнала, – что он.

Он рассматривал меня с вопросом в глазах. Черт, черт! У меня уже давно другая прическа – после института я обрезала волосы, перекрасилась в светло-рыжий, так и хожу по сей день, изредка меняя оттенки и контур прически. И ношу очки. Сейчас я в них. Нет, он не должен меня узнать. Ни в коем случае. Иначе как мне потом с ним работать?

– Мы ведь с вами еще не встречались? – неожиданно спрашивает он.

Я откашливаюсь, чтобы прочистить горло, и отвечаю:

– Нет, я была в отпуске.

Он удовлетворенно кивает:

– А то я уж было усомнился в своей способности запоминать имена…

Я понимающе улыбаюсь.

– Ну что же, – он берется за ручку двери в свой кабинет, – надеюсь, у нас будет еще возможность пообщаться.

– Непременно, – отвечаю я и перевожу дух.

Не узнал. Надо бы задобрить своего ангела-хранителя за то, что был сегодня на страже.

– Хорош, правда? – шепчет Вика, как только за новым замдиром закрывается дверь.

Источник:

thelib.ru

Шуточки жизни читать онлайн, Быстрова Ирина

Читать онлайн «Шуточки жизни»

Знакомство с новым начальником в один миг вернуло Ольгу на пятнадцать лет назад, в то время, когда она была застенчивой мечтательной студенткой, как-то в романтическом порыве решившей… Нет-нет, о том прискорбном событии Ольга Николаевна вспоминать не хотела! Она надеялась, что и Максим Александрович тоже забыл глупый эпизод студенческих лет и не узнает в своей деловитой и знающей подчиненной героиню анекдотичного происшествия. Ольга решила держаться от нового шефа на расстоянии: зачем дважды наступать на одни и те же грабли? Но жизнь – непредсказуема и готова сыграть с Ольгой очередную шутку.

Лифт двигается медленно, то ли не желая начинать новую трудовую неделю, то ли выражая недовольство тем, что нас в нем предельное количество. Никто не любит работать на износ. Немалые формы, затянутые в блестящую зеленую кофточку и тесную черную юбку, стоят прямо передо мной, раздражая своей несуразностью. Впрочем, к раздражению примешивается изрядная доля злорадства – я похудела в отпуске на три килограмма и сегодня утром, радостно втиснувшись в костюмчик сорок четвертого размера, почувствовала себя необычайно юной, почти девочкой.

Шестой этаж. Лифт всхлипывает и останавливается. С завтрашнего дня начну ходить пешком, решаю я. И полезней, и безопасней. Двери задумчиво ползут в стороны, я делаю движение к выходу. Немалые формы в черно-зеленом следует аккуратно обойти.

– Простите, но я тоже выхожу, – неожиданно слышу знакомый голос.

– Лена? – удивленно спрашиваю я. – Я тебя не узнала! Богатой будешь.

– Ты тоже, – бурчит Лена, с завистью оглядывая меня с головы до ног. – Шикарно выглядишь. Что значит отпуск!

– И не говори, – безмятежно откликаюсь я, одергивая короткий пиджачок. – Прикольная юбочка.

– Правда? – Лена польщенно опускает глаза. – Спасибо. – И удаляется в сторону бухгалтерии.

Юбочка действительно прикольная, но только не на ней. Вот на Ксюше – кассире – она выглядела бы куда прикольнее. Ага, вот и она, несется по коридору, подпрыгивая на каждом шагу.

– Ксюха, – изумленно выдыхаю я, – что ты с собой сделала?

– Привет, Олюня, – щебечет Ксюша. – Как съездила?

– Супер! – отвечаю я.

– А фотки? – жизнерадостно интересуется Ксюша.

– Будут, – так же лаконично отвечаю я, продолжая ее разглядывать. – Так все-таки что ты с собой сделала?

– Не видишь разве? – пожимает плечами Ксюха. – Подстриглась и покрасилась.

Да, но как! Ярко-красный ежик вместо вчерашних длинных каштановых локонов…

– Здорово, правда? – спрашивает Ксюша.

– Потрясающе! – искренне отвечаю я.

Сама я не решаюсь на парикмахерские эксперименты. Последние лет двенадцать стригусь одинаково – под мальчика, благо волос на голове куча. Цвет – по настроению. Сейчас – янтарь. Интересно, а мне пошел бы ярко-красный?

Отпираю дверь своего кабинета. Вот я и дома. Свой маленький уголок в этом огромном офисе, обжитый за те шесть лет, что я работаю здесь, до последнего сантиметра. Надо сказать, мне здорово повезло – у меня отдельный кабинет. И ко мне точно никого уже не подсадят, даже если будут в принудительном порядке уплотнять персонал. Потому что некуда. Здесь хватает места только для стола, кресла, стула для посетителей и стеллажа для папок. Одежду я вешаю в стенной шкаф. Второго человека не воткнуть при всем желании. Иногда на меня накатывает нечто сродни клаустрофобии. Начинаю задыхаться на этих жалких семи квадратных метрах, хочется на простор, в большой зал с пальмами по углам и широкими проходами. Но от этого есть лекарство – стоит только покинуть свое убежище, пройти несколько метров по коридору и открыть дверь отдела по работе с клиентами, в котором и простор, и пальмы, и проходы… И плюс к этому нескончаемое треньканье телефонных звонков, рокот голосов и жужжание компьютеров и факсов. Вы не представляете себе, как, оказывается, громко может шуршать бумага в принтере, тем более – в шести принтерах одновременно. В общем, мою клаустрофобию как рукой снимает. Я чуть ли не бегом возвращаюсь в свой кабинет, плотно закрываю за собой дверь и наслаждаюсь обществом Гэри Мура или Сары Брайтман, которых можно сделать то потише, то погромче. А попробуй утихомирить девять менеджеров по работе с клиентами!

– Ты уже вернулась?! – Внезапно распахивается дверь, и в проеме возникает Лина, наша рекламная богиня.

– Да, – отвечаю я и ошарашенно ее разглядываю.

Зрелище не для слабонервных. На Лине брюки клеш цвета слоновой кости, едва удерживающиеся на ее широких бедрах, и пестрая полосатая блузка, кое-где прозрачная, а точнее сказать, только кое-где непрозрачная. Спросите, что в этом особенного? Да так, ничего. Ничего, если бы до этого Лина постоянно не ходила на работу в одном и том же темно-синем костюме со скучно зауженными книзу брюками.

– Может, по кофе? – предлагает Лина, не замечая моего повышенного внимания к ее наряду.

– Идет, – отвечаю я, и Лина исчезает.

Да что это с ними со всеми? Я понимаю, что весна, что 5 апреля, но не до такой же степени! Помнится, прошлая весна промелькнула мимо нас без особых происшествий. А сегодня – я всего только двадцать минут на рабочем месте и уже на грани шока. Уезжала – все было, как обычно, а вернулась через две недели – и на тебе! Должно быть какое-то объяснение этим кофточкам и ежикам, думаю я и набираю телефон Галки.

– А Галина Викторовна будет через час, – сообщает мне пронзительный девичий голосок. – Ой, а это вы, Ольга Николаевна?

Для Катюшки, работающей у нас инспектором по кадрам, я Ольга Николаевна. Я могу как угодно себя чувствовать, выглядеть на какой угодно возраст, втискиваться хоть в тридцать четвертый европейский размер, но останусь для нее все равно Ольгой Николаевной, потому что ей всего двадцать один, и все, кто хотя бы на десять лет ее старше, для нее почти ровесники ее родителей. Она одна из немногих, кто точно знает, кому сколько лет – всего лишь в силу своей должности. Менеджер отдела персонала – где начальником Галка, моя подруга.

Да, мы работаем вместе. Галка притащила меня в эту компанию шесть лет назад. Притащила в буквальном смысле слова. Сама составила мое резюме и силком впихнула меня на собеседование.

– Зачем тебе это нужно? – верещала я тогда.

– Мне скучно, – коротко отвечала Галка. – Хочу, чтобы рядом работал кто-нибудь, с кем можно поболтать по душам.

Честно сказать, я боялась, что, как только мы начнем толкаться рядом в одном коллективе, нашей дружбе придет конец. Потому, собственно, и сопротивлялась Галкиному натиску. Удивительно, но этого не случилось. Мы по-прежнему подруги.

– Да, Катюша, это я, – отвечаю я в трубку.

– Вы с работы звоните?

– Как быстро пролетело время, – глубокомысленно замечает Катюшка. – Ужас!

Если у нее мои две недели пролетели быстро, то что говорить обо мне самой! Я их почти не заметила. Надеюсь только на фотографии. Для того и щелкала все подряд каждое мгновение своего отпуска, чтобы потом не качать недоуменно головой: куда, мол, все подевалось?

– Говоришь, Галина будет через час?

– Заболела? – пугаюсь я.

– Нет, – успокаивает меня Катюшка. – У зубного.

– Ну ладно. Скажи ей, пожалуйста, что я на месте.

– Хорошо. – И из трубки летят короткие гудки.

Час. Нет, я не согласна томиться неизвестностью еще целый час. Я знаю одного человека, который может помочь мне прояснить ситуацию. Человека зовут Викой, и работает она у нас… Как вы догадались? Конечно секретаршей.

В приемной пусто. Начальство нас своими ранними визитами не балует, является, как правило, часам к одиннадцати. Похоже, за время моего отпуска эта традиция изменений не претерпела.

– Вика, привет, – говорю я и кладу перед ней небольшую коробочку.

– Что это? – вздрагивает Вика. – Привет.

– Маленький презент из знойного Египта.

– О-о… – тянет Вика, разворачивая упаковку и вынимая на свет божий деревянную шкатулочку. – Ты меня балуешь.

– Знаешь ли, – отвечаю я, устраиваясь в кресле, – это мое хобби – баловать окружающих.

– Знаю, – кивает Вика, вертя шкатулочку в руках. – Съездила хорошо?

– Как погода? Не подкачала?

– Нет, – я развожу руками, – как видишь.

– Вижу, – с ноткой зависти говорит Вика. – Загар отпадный. Тебе очень идет. А волосы выгорели? Или мне кажется?

– Наверное, немного выгорели. – Я провожу рукой по волосам. – Я обычно не ношу шляпы.

– А мне, представляешь, – уныло делится Вика, – только на август подписали отпуск.

– Но август – это же неплохо. Самое время. Не ноябрь же.

– Но я не дотяну до августа, – мрачно вздыхает она. – Сдохну по дороге.

Вика – катастрофистка. Ей везде мерещатся трудности и сложности, жизнь для нее полна проблем, и даже если в пределах видимости в какой-то конкретный момент проблем не наблюдается, Вика тут же созидает их сама. При этом она прекрасная секретарша: аккуратная, исполнительная, ответственная и компетентная. Вот есть только .

Источник:

knigogid.ru

Ирина Быстрова Шуточки жизни в городе Москва

В нашем каталоге вы сможете найти Ирина Быстрова Шуточки жизни по разумной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть похожие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и обзорами товара. Транспортировка выполняется в любой населённый пункт РФ, например: Москва, Уфа, Иваново.