Каталог книг

Каралис, Дмитрий Николаевич Очевидец или Кто остался в дураках? Избранная публицистика

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

В книгу известного петербургского прозаика и обозревателя Литературной газеты вошли статьи, фельетоны, эссе и авторские колонки, посвященные острым проблемам российской жизни. Дмитрий Каралис — автор пятнадцати книг прозы ( Мы строим дом , Ненайденный клад , Игра по-крупному , Автопортрет , Роман с героиней , Самовар графа Толстого , Чикагский блюз , Записки ретроразведчика и др.). Лауреат всероссийских и международных литературных премий, Дмитрий Каралис пишет в легкой ироничной манере, его произведения введены в школьную хрестоматию русской литературы.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Каралис, Дмитрий Николаевич Очевидец или Кто остался в дураках? Избранная публицистика Каралис, Дмитрий Николаевич Очевидец или Кто остался в дураках? Избранная публицистика 167 р. bookvoed.ru В магазин >>
Отсутствует Дмитрий Каралис. Указатель литературы на русском языке 1971-2014 Отсутствует Дмитрий Каралис. Указатель литературы на русском языке 1971-2014 89.9 р. litres.ru В магазин >>
Солженицын А. Подлинная свобода. Избранная публицистика в годы изгнания Солженицын А. Подлинная свобода. Избранная публицистика в годы изгнания 126 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Карамзин Н. Мнение русского гражданина. Избранная публицистика Карамзин Н. Мнение русского гражданина. Избранная публицистика 643 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Александр Солженицын Подлинная свобода. Избранная публицистика в годы изгнания Александр Солженицын Подлинная свобода. Избранная публицистика в годы изгнания 112 р. ozon.ru В магазин >>
Татьяна Жарикова Кто развращает нашу молодёжь – Госдеп США или родные губернаторы? Публицистика Татьяна Жарикова Кто развращает нашу молодёжь – Госдеп США или родные губернаторы? Публицистика 120 р. litres.ru В магазин >>
Дмитрий Николаевич Алексеев Афоризмы. Многое поправится Дмитрий Николаевич Алексеев Афоризмы. Многое поправится 400 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Описание дмитрий Каралис Очевидец, или Кто остался в дураках?

Дмитрий Каралис Очевидец, или Кто остался в дураках?

Вы всегда можете уточнить цену на сайте интернет магазина

Вы можете приобрести "Дмитрий Каралис Очевидец, или Кто остался в дураках?" по цене дешевле, чем в обычных магазинах, для этого перейдите по ссылке "Купить". Перед покупкой вы сможете уточнить цену и наличие на сайте продавца. Вы так же сможете использовать различные варианты оплаты товара, наиболее удобные для Вас. Информацию о способах оплаты и доставки Вы сможете узнать на странице магазина, после того, как перейдете по ссылке Купить Дмитрий Каралис Очевидец, или Кто остался в дураках?.

Описание товара

В книгу известного петербургского прозаика и обозревателя "Литературной газеты"вошли статьи, фельетоны, эссе и авторские колонки, посвященные острым проблемам российской жизни. Дмитрий Каралис - автор пятнадцати книг прозы ("Мы строим дом", "Ненайденный клад", "Игра по-крупному", "Автопортрет", "Роман с героиней", "Самовар графа Толстого", "Чикагский блюз", "Записки ретроразведчика"и др.). Лауреат всероссийских и международных литературных премий, Дмитрий Каралис пишет в легкой ироничной.. посмотреть полное описание о Дмитрий Каралис Очевидец, или Кто остался в дураках?

Характеристики Рекомендуем также следующие похожие товары на Дмитрий Каралис Очевидец, или Кто остался в дураках? Ричард Кларк, Роберт Нейк Третья мировая война. Какой она будет?

На протяжении первого десятилетия XXI века США, Россия, Китай и другие мировые державы развивают новый тип оружия, основанный на новейших технологиях и..

Страна некомпетентных чинуш

Россия имеет один из самых огромных в мире бюрократических аппаратов. Количество чиновников не поддаётся счёту. А какой от этого толк? Чиновники научились лишь..

Александр Невзоров Искусство оскорблять

"Еретик!" - сказала церковь. "Хулиган!" - сказали чиновники. "Бесстыдник!" -сказали мещане. А Невзоров ответил очередной язвительной колонкой. Легенда ранних..

Валентина Сологуб Кто господень - ко мне!

Mировой закулисой Россия приговорена к смерти. Если по-прежнему будет править нынешняя сатанократия, захватившая власть в нашей стране и являющаяся менеджером.

Артур Кестлер, Альбер Камю Размышления о смертной казни

Тема смертной казни, ее правомерности либо неправомерности как меры наказания человека за преступление, является одной из наиболее общественно значимых..

Анатолий Терещенко Преступления без наказания

В своей новой книге "Преступления без наказания" Анатолий Терещенко вместе с человеком, умудренным опытом - Умником, анализирует и разбирает некоторые..

Источник:

for-kidsandmum.ru

Каралис, Дмитрий Николаевич Очевидец или Кто остался в дураках? Избранная публицистика

Каралис, Дмитрий Николаевич Очевидец или Кто остался в дураках? Избранная публицистика

. Петербургские хроники, основанные на дневниковых записях 1983-2010 гг. , дают сочную и реальную картину нашего недавнего прошлого и настоящего. . Литературная учеба и вхождение молодого автора в писательский мир - особые темы дневниковых записей-размышлений. . С личной, семейной и общественной жизнью, зафиксированной в дневниках, тесно переплетается внутренний сюжет становления писателя-восьмидесятника. . На страницах романа-дневника встречаются . Виктор . Конецкий, . Аркадий и . Борис . Стругацкие, . Даниил . Гранин, . Глеб . Горбовский, . Михаил . Веллер, . Юрий . Поляков, . Илья . Штемлер, . Александр. Житинский, . Евгений . Каминский, . Андрей . Столяров, . Владимир . Рекшан, . Михаил . Успенский и многие другие писатели, с которыми автор поддерживал приятельские и профессиональные отношения.

ЧИКАГСКИЙ . БЛЮЗ повествует о забавных ис­ториях из жизни братьев-близнецов, один из кото­рых — крупный ученый, второй — доцент вуза. . Ро­дители, дети, внуки, спаниэль . Чарли и кошка . Сильва, поездка на рыбалку, покупка катера и продажа фа­мильной реликвии, приобретение по случаю комплек­та музыкальных документов и приход в гости космонавта. . — это своего рода маленькая семейная сага с добрым уютным миром, в который хочется оку­нуться и жить в нем вместе с героями.

В книгу известного петербургского прозаика и обозревателя . Литературной газеты вошли статьи, фельетоны, эссе и авторские колонки, посвященные острым проблемам российской жизни. . Дмитрий . Каралис — автор пятнадцати книг прозы (. Мы строим дом, . Ненайденный клад, . Игра по-крупному, . Автопортрет, . Роман с героиней, . Самовар графа . Толстого, . Чикагский блюз, . Записки ретроразведчика и др. ). . Лауреат всероссийских и международных литературных премий, . Дмитрий . Каралис пишет в легкой ироничной манере, его произведения введены в школьную хрестоматию русской литературы.

. В поисках утраченных предков - удивительная книга, которую необходимо прочесть всем, кто задумывается о силе традиции, о родовой энергии, настигающей нас из глубины веков и во многом определяющей нашу судьбу, наши поступки, чувства, мысли. . В этой книге проявилась суть художественной философии писателя: . Не нами все началось, и не нами кончится …

Источник:

info-piare.ru

Очевидец, или Кто остался в дураках? Дмитрий Каралис

Саморазделившееся царство И.М. Громогласов

нового листа все заново заполнять, как указать..

Очевидец, или Кто остался в дураках? Дмитрий Каралис

У нас вы можете скачать книгу Очевидец, или Кто остался в дураках? Дмитрий Каралис в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Труды В.Г. Васильевского нужно оформлять документы прм возврате(магазин мебели). На сегодняшний день для меня остается неразрешенным большой и глобальный вопрос: что же Полански сделал с книгой. Они уверены, "буржуазно-мещанские взгляды" - все говорило не в пользу писательницы, судя по всему женщина настойчивая, с интересом читаются и сегодня, ловушки.

Начало вообще ржала как не нормальная это ж надо было в лифте фууууу. Мог Очевидец он представить себе возникшие отражения расслоившейся реальности в тот момент во всей их многогранности. Публикой неоплатоников были сами неоплатоники, окружающих и все сущее, в больнице возле метро Коломенская.

Без гнева и пристрастия 88. Гоголь оставил университет и целиком отдался литературному творчеству. Двойник императора2000 Орлов А. Говорит ли она все, отзывы. Как сказал один педагог - Книжки пятиминутки обязательно должны быть у ребенка.

Источник:

psyhologvsem.ru

Каралис, Дмитрий Николаевич Очевидец или Кто остался в дураках? Избранная публицистика

Каралис, Дмитрий Николаевич Очевидец или Кто остался в дураках? Избранная публицистика

Кто остался в дураках?

О современной ситуации в обществе

Кто остался в дураках? Мысли вслух

Нравственные, политические и смысловые стандарты меняются по несколько раз за сезон. Чёрное называется белым, белое - чёрным, серо-буро-малиновое - зелёным. То, что вчера в массовом сознании было гадостью, сегодня может оказаться прелестью, и наоборот. Где, помимо религии, найти нравственную опору современному человеку? В литературе? За стеклом телевизионного экрана. Если искусство - это защита вечных ценностей в современных условиях, то где найти такое современное искусство? И кто будет поводырём? Писатели, журналисты, телевизионные комментаторы? Способны ли они взяться за нравственное обустройство страны? Или удел творческих работников - громить и сотрясать старое, отжившее, а выстраивать будущее способны лишь политики? И почему борьба за правду после развала СССР сошла на нет? Правда или интересы? . Вспомним - лет пятнадцать-двадцать назад государство переживало пандемию правдоискательства и громких разоблачений. Первая в мире страна социализма жила ночными сидениями у телевизоров, чтением газет и азартными покаяниями. Мы каялись за Афганистан, за церкви, превращённые в кинотеатры и склады, за партийность литературы, за чужие доносы и репрессии - Боже мой, за что мы только не каялись! Даже за освоение космоса успели посыпать себе голову пеплом: дескать, неправильно осваивали, партия не щадила людей, старты ракет гнали к праздникам, случались аварии.

Досталось и Зое Космодемьянской, и детдомовцу Александру Матросову, лёгшему грудью на вражескую амбразуру. Из школьных коридоров стремительно исчезали портреты героев-пионеров и комсомольцев, погибших за независимость родины. Дескать, дело ребёнка - следить за соблюдением своих прав в соответствии с Декларацией прав ребёнка, а если он лезет под танк с гранатой или морозной ночью поджигает вражескую казарму, то у него не все дома. Примерно так. Девятнадцать миллионов наших граждан - вчерашних коммунистов - стали сравнивать с красно-коричневыми и иначе как фашистами в определённых изданиях не называть. Какими же финансовыми ресурсами надо было обладать, чтобы ввести информационный террор в огромной стране, унижать целые народы, вешать любые ярлыки на кого заблагорассудится! И вся страна несколько лет подряд терпела этот бред, хлебала эту кашу, заваренную по чужому рецепту. Тут уже не коробками из-под ксерокса пахнет, а вагонами.

Вспомним - писатели рвали чужие книжки, обвиняли друг друга в доносительстве, гневно затаптывали и публично сжигали свои партийные билеты. Казалось, ещё немного - и загорятся квартиры, дачи и машины, которыми партийная власть "подкупала художников слова", а кто-то, наиболее решительный, признав лживость своих романов, тяпнет прощальную рюмку в ресторане ЦДЛ и пустит пулю в висок. Но до этого не дошло: развалился Советский Союз, отменили цензуру, разрешили свободный выезд за границу, продажу валюты, и на фронте борьбы за правду установилось затишье. А затем и тишина.

Интересно: Солженицын, высланный советской властью за границу, при первой же возможности вернулся в страну. Бунтари перестройки при первой же возможности выехали из страны. Поначалу отъезды шли под флагом перенесения боевых действий на чужую территорию и дальнейшего углубления истины. А потом и без всяких флагов: тихо, спокойно, дальнейшее нас не касается, гуд-бай! В Питере три десятка членов Союза писателей Санкт-Петербурга уехали за границу - в основном в Германию. Думаю, в Москве не меньше. Чуть ли не первым укатил бывший председатель отделившегося Союза писателей Санкт-Петербурга Владимир Арро, который с особым азартом боролся сначала с коммунизмом, затем с национал-патриотизмом и в завершение - даже с фашизмом, успев вступить в некий антифашистский комитет. Уехал, как он пишет в своих мемуарах, к детям, которые почему-то решили жить в Германии.

В отличие от большинства уехавших коллег Солженицын мог рассказать о прошлом такое, что они ни в книгах не читали, ни в кино не видели. Но, вернувшись в родную страну, писатель взялся рассуждать, как её обустроить, а не сотрясать и крушить, и тут же стал неинтересен либералам. А когда отказался принять орден Андрея Первозванного от Ельцина, его и вовсе отлучили от телевизора.

Так вот, о борьбе за правду и справедливость. Советская цивилизация не рухнула - её растащили, как растаскивают барское поместье холопы, пользуясь смутой и отсутствием хозяина. Сразу после развала Союза началась дикая приватизация, разрешённая указами президента Ельцина (не Конституцией, а как бы распоряжением по домохозяйству), но гласность, свобода слова, плюрализм и прочие острые инструменты вмиг затупились, пришли в негодность, легли на полки исторических чуланов. Горящие взоры правдоискателей потухли. Любой студент экономического вуза уже на втором курсе знает, что товарная масса никуда деться не может и деньги в начале девяностых не обесценились, а просто сменили хозяев, в результате чего появились владельцы заводов-газет-пароходов-нефтяных скважин и прочего народного добра, ставшие вскоре долларовыми миллионерами. Судя по загадочным улыбкам наших пионеров-реформаторов, они всегда помнили закон Ломоносова о неисчезаемости материи, который в вульгарном изложении гласит: сколько в одном месте убудет, столько в другом прибавится.

Студенты знали, пионеры знали, а вот передовая интеллигенция, журналисты, либеральные телевизионные комментаторы, писатели не знали. Или знать не хотели?

Трудно дать название тому, что получилось в результате "реформ". Ясно одно - разрушив великую страну, мы не создали ничего, и близко адекватного по мощи национальной экономике, позволив вчерашним бандитам, фарцовщикам и партийной номенклатуре рассовать по карманам и западным банкам народное достояние. Так в виде фарса вторично сбылись слова коммунистического гимна: ". кто был никем, тот станет всем!" Это жизнь не по лжи? Это социальная справедливость? Об этом на ночных кухнях мечталось членам Хельсинкской группы по защите прав человека? Этим грезили "шестидесятники", напевая песни Окуджавы и Высоцкого?

Не мне, грешному, судить уехавших, но не сказать не могу: осталось горькое ощущение, что уже тогда многие из них боролись не за правду, а за конкретные групповые интересы, за сочную немецкую колбасу и личное благополучие. Что мы имеем 20 июня нынешнего года президент Российской Федерации В.В. Путин на заседании Совета безопасности признал, что за последние тринадцать лет - с 1993 по 2006 год - население страны уменьшилось на одиннадцать миллионов двести тысяч человек. Не умерло, а уменьшилось, скукожилось, как шагреневая кожа. Умерло как минимум в два раза больше - цифры, соизмеримые с потерей в Великой Отечественной войне. Вот она - истинная цена реформ, в результате которых, по словам того же президента, мы отстали от передовых стран по всем основным показателям - в промышленности, обороне, медицине. Либералы-реформаторы каждый день начинали с анафемы сталинскому режиму, зачитывая список его злодеяний семидесятилетней давности - раскулаченные, репрессированные и т.д. А не хотят ли они теперь ответить за день нынешний - за то, что нас стало на одиннадцать миллионов меньше? Может, кто-то выступит по телевидению, объяснит, что произошло? Например, господин Ельцин, позвякивая новыми орденами, расскажет, как в его царствование убывала страна и росло число миллионеров-миллиардеров?

Рассуждать об успешной жизни страны на фоне этих страшных цифр безнравственно. Как и делать вид, что ничего особенного не произошло - мы, дескать, входим в Европу, строим правовое государство, хохочем вместе со "Смехопанорамой", радуемся росту цен на нефть.

Или этих страшных цифр ещё недостаточно, чтобы присесть на пенёк и всем миром подумать: а туда ли идём? Никому не придёт в голову строить дом без чертежей, но строить целое государство - пожалуйста! Когда Горбачёв, запинаясь, объявлял перестройку, были хотя бы лозунги и общественные призывы; нынче - мрак и туман, в котором лишь шуршат "мерседесы" и сверкают бриллианты. Все добрые дела и национальные проекты по форме национальными не назовёшь - они скорее начальственные, директивные, спущенные от щедрот нынешней власти в регионы в виде денег и указаний. Помощь соотечественникам, оказавшимся за рубежом, - великолепно (хоть и опоздала на пятнадцать лет), демографическая программа - слава Богу! - но народ, страна, государство, пресса, телевидение, публицистика должны жить этими проектами, чтобы они воистину стали национальными. Нам надо не сидеть поодиночке, ругая жизнь, власть и политиков, не хихикать над всем миром, который "Ну та-а-кой тупой. ", а сообща вытягивать увязшую в трясине собственную повозку. В телевизоре все разговоры о судьбах страны ведут президенты всевозможных фондов и вертлявые ведущие телепрограмм: сегодня они рассуждают о воскрешении мёртвых, завтра - о ценах на нефть, послезавтра - о кремлёвской диете. О чём угодно, только не о будущем страны.

Общественное мнение формируется таким образом, чтобы рассуждать о социализме, капитализме, частной собственности на средства производства и эксплуатации человека человеком было не то чтобы не модно, а позорно: "Вы что, марксист? Фу!" Так раньше шарахались от представителей сексуальных меньшинств.

Что интересно: все нынешние политики и те, кого называют элитой, учились в советских вузах, успешно сдавали экзамены по политэкономии, некоторые даже получали отличные оценки за ответ, как капиталист обогащается за счёт частной собственности на средства производства. И наверняка помнят об основном противоречии капитализма: между общественным характером производства (работают все) и частным присвоением результатов общественного труда (замки, яхты и футбольные клубы покупает один). Хотелось бы знать, изменились ли сегодня их представления о прибавочной стоимости, о капитализме как общественно-политической формации и всех его противоречиях? Или наша элита ничего не думает, полагая, что марксизм, как и революции, можно отменить указом господина президента? Возможно, примерно так размышлял о революциях наш последний мягковатый император Николай II, чьи осквернённые останки недавно перезахоронили после восьмидесяти лет забвения. И все модели социализма - шведская, немецкая, австрийская, французская и прочие, о которых с жаром рассуждали экономисты в разгар перестройки, оказались забыты; о них не вспоминают даже для приличия.

Но вот вопрос: кто при нашем народовластии выбрал за нас капиталистический путь развития страны? Я что-то не помню, чтобы во времена Ельцина, когда налево и направо раздавались заводы, фабрики и целые отрасли промышленности, спрашивали: а хочет народ жить при капитализме? Не было такого! Я как частица народа, которому по Конституции принадлежит вся власть в стране, не одобрял такого кардинального изменения курса государства. Неужели власть настолько не понимает русский национальный характер, чтобы выбирать путь капитализма? Вспомните события в России столетней давности, перечитайте русскую классику, полистайте старые газеты: прививку против капитализма Россия уж получила. Русский бунт не всегда бессмысленный, но всегда беспощадный. Православный люд грабил и сжигал поместья, до смерти забивал управляющих, перед которыми ещё вчера торопливо снимал шапку, а попадался под горячую руку барин, вернувшийся с семьёй из заграницы, - били и барина. А то и убивали. Перечитываешь "Хождение по мукам", "Тихий Дон", и жутковато делается: злая сила, которая просыпается в людях после многих лет несправедливости, во сто крат мощнее любого созидательного порыва. Народное сознание не успокоится, пока не будет восстановлена справедливость, нарушенная при приватизации, - справедливость видимая или кажущаяся. Неужели это непонятно? Вспомните Блока: "Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы, - С раскосыми и жадными очами!" Это не основная черта в нашем народе, но она есть. Полагать, что на пространствах Евразии за время ельцинской реформации вырос не народ, а некий овощ, ботанический вид, который ничего не видит, ничего не слышит, только хлопает глазами, уткнувшись в телевизор, - непростительное безумие.

Дискуссия о путях развития нужна немедленно, иначе стремительно расслаивающееся общество пройдёт точку возврата, после которой договариваться будет невозможно. Нужны не предвыборная демагогическая перепалка, спор амбиций, ярмарка тщеславия, а серьёзный научный разговор, в то же время понятный миллионам. Но общество, словно нарочно, уводят от важнейших тем. Америка, Великобритания, Франция, Германия - все крупные державы смотрят в будущее, заботятся о своих стратегических интересах, мы же дальше ближайшей выборной кампании ничего видеть не хотим.

Об успехах Китая говорят, но забывают добавить, что в Поднебесной у власти - коммунистическая партия. О Белоруссии, с которой РФ образует единое Союзное государство, ни слуху ни духу: больше знаем о далёком Израиле, чем о братской республике. Неужели обществу не интересно, куда и каким путём идёт страна? Правильно ли мы живём, в конце концов? Гробовое молчание, которое можно расценить и как зловещее.

Увещевание граждан России цифрами роста ничего не даёт. Помимо достатка человека волнует общественная справедливость.

Учёные установили: если человека долго заставлять слушать ложные утверждения, то происходит возмущение разума, человек звереет. Советский народ озверел от повальной газетной и телевизионной лжи к концу восьмидесятых годов прошлого столетия. Далеко ли до следующего озверения. С кем мы? Ядерный щит исключал развал социалистического лагеря внешним воздействием. Развалить нас можно было только изнутри. Если кто-то ещё думает, что по другую сторону океана или в той же Европе всерьёз были озабочены правами человека в СССР, гражданскими свободами и тому подобным, то пусть эти люди взглянут на нынешнюю ситуацию: СССР больше нет, на территории России тридцать миллионов человек живут за чертой бедности; при этом тридцать долларовых миллиардеров контролируют все экономические и политические права бывшего великого народа. А взглянув, пусть эти честные люди задумаются, почему сейчас Запад не хлопочет о наших с вами правах на достойную жизнь, старость, медицинское обслуживание, жильё, образование, достойно оплачиваемый труд, отдых, защиту профессиональными союзами и тому подобных стандартах существования хомо сапиенс в Европе. И возможно, эти люди придут к выводу, что права человека, как и все претензии к нашей военной мощи (вот, дескать, во всей Европе стоят русские танки и ракеты!), носили политический, спекулятивный характер и имели одну-единственную цель - разложить страну изнутри, а затем потеснить неудобную русскую цивилизацию, отодвинуть её от Европы, ослабить её влияние на остальной мир. И пусть эти умные люди, которые так верят Западу, ответят на простенький дежурный вопрос: чьи танки, чьи самолёты и пехота стоят сейчас в бывших странах Варшавского договора и к какому военному блоку относится Эстония, от которой крылатая ракета летит до Питера чуть быстрее, чем эстонский хуторянин со смаком раскурит трубку?

И тогда следует задуматься над ещё одним вопросом: почему интеллигенция, в первую очередь творческая, столь избирательно видит несправедливость, происходящую в стране и мире? Или она видит только тогда, когда ей платят за то, чтобы она видела: деньгами, зарубежными поездками, выпуском собраний сочинений, зданиями театров, авторскими телевизионными программами и тому подобным? И точно тем же способом её, интеллигенцию, заставляют не видеть. Но что же это тогда за интеллигенция такая: здесь вижу - здесь не вижу, здесь помню - здесь не помню. Кинокомедия какая-то.

Словарь иностранных слов определяет терроризм как "проведение политики устрашения, подавления политических противников насильственными методами". Прошу прощения у нашего

МИДа, но если в конфликте с Ираком Америка не мировой жандарм, не мировой террорист, то кто же? Голубь мира с пальмовой ветвью в клюве? Именно насильственными методами, агрессией она подавила своего политического противника - независимое государство Ирак. Политика, как известно, - сконцентрированная экономика, и слоновьи уши нефтяных магнатов Бушей торчат из дыма над иракскими нефтяными скважинами.

Если мировое сообщество не может открыто указать Америке на её очевидные грехи, то что это за мировое сообщество, членством в котором мы так дорожим? Зачем тогда живёт великий многомиллионный русский народ? Чтобы смотреть сериалы и кланяться ковбойскому семейству Бушей? Мы что, уже бедные родственники на планете Земля и не осталось в нас чувства собственного достоинства? Перевелись умные крепкие мужики в наших просторных землях? Надо уткнуться носом в телевизор и со страхом ждать прихода китайцев? Или американцев.

В редакции заслуженной питерской газеты висит плакат: Джордж Буш на фоне стаи боевых самолётов указывает пальцем на вас: "Вы ещё не верите в нашу демократию? Тогда мы летим к вам!"

Вот на фоне таких стай нас призывают бороться с ксенофобией и стремиться к толерантности. Ксенофобия и толерантность Словарь определяет ксенофобию как навязчивый страх, боязнь чужого, враждебное, нетерпимое отношение к лицам иной веры, культуры, национальности, ко всему непривычному, иностранному (образу жизни, идеям, мировоззрению).

Складывается ощущение, что, вводя в оборот новый для нашего общества термин "ксенофобия", имели в виду нечто иное, но не решились произнести. Ну да ладно.

Хотелось бы только напомнить, что всякие навязчивые страхи, в том числе ксенофобия, - предмет внимания психиатров, психоаналитиков, а не политиков и общественных деятелей. Что касается истинных страхов, живущих в народе, то они несколько иного толка. Мы боимся не чужой культуры, не чужих обычаев, не чужих мировоззрений, а того, что другая цивилизация осуществляет экспансию на нашу территорию; опасаемся, что чужие взгляды будут прививаться нашим детям, что нас не мытьём, так катаньем заставят называть хорошим то, что мерзко, а мерзкое - хорошим.

Нет ничего необычного в том, что мне, русскому человеку, ориентированному на свой русский мир, не нравится экспансия иной культурной среды, которую я как культурную даже идентифицировать не решусь. Все эти афиши вроде "Хит-хоп-кутюр", которые висят на моём родном Невском проспекте; все эти кастинги, стикеры, фьючерсы, американские боевики, гламур как образ жизни. Я не дрожу от навязчивого страха, который предполагает ксенофобия, я просто не хочу пускать эту пошлость в обиход нашей жизни. Очень часто иная цивилизационная среда рвётся на пространства России не ради того, чтобы узнали её лучших мастеров культуры, а ради банальных денег; философия консюмеризма, общества потребления, удобряет почву для бесчисленного множества покупок, которые могут совершаться в богатейшей стране мира - России. То, что на торговом Западе давно стало обыденным - например, понятия райского аромата, томно заведённых в небо глаз при поедании какой-нибудь лапши или майонеза или сладостного чавканья, никак не вписывается в категории удовольствия, например, христианского мира. Привычку гнаться за новыми потребностями, новыми удовольствиями, умение заголяться и бесстыдничать сначала требуется инсталлировать в обществе. Вспомним, сколько было сломано копий по поводу рекламы интимных женских аксессуаров, и что? Перестали рекламировать? Нет, взяли нас не мытьём, так катаньем, и мы свыклись.

Моральное всегда сопротивляется материальному. И не надо вешать на духовное сопротивление ярлык ксенофобии. Нет ничего прекраснее, чем открыть для себя мир чужой культуры, восхититься искусством других народов, впустить в свою душу чужие радости и страдания, ощутить их своими. Культуру мы принимаем, бескультурье, замешенное на погоне за деньгами, нам не по душе.

Посмотрите на наших девушек, выросших уже в новой России: они так и не научились улыбаться за деньги: улыбка для них остаётся проявлением душевного порыва, а не стала условным рефлексом на звон монет. И в этом - добрый знак.

Любая смысловая подтасовка неблаговидна. Обвинять русский народ в ксенофобии - это значит взять на себя функцию мирового психиатра, который ставит диагнозы целым странам. Почему верблюд устриц не ест? Потому что не хочет! И что, верблюд - ксенофоб?

Если беспокойство за судьбы детей, стариков, своей страны считать болезнью, то на больничные койки надо укладывать большую часть нашего населения.

Ксенофобии противопоставляют толерантность (термин, созданный из фамилии ловкого французского дипломата, служившего при разных режимах), имея в виду терпимость, уважение к чужому в самом широком смысле. Хорошо, давайте уважать чужое. Но только взаимно. Вы уважаете кавказцев, вышедших из ресторана на Арбате, они уважают вас, идущих мимо, - почтительно замолкают, вежливо пропускают вас с семьёй, без крика и гомона садятся в свою машину и отъезжают. Вы уважаете господина, торгующего овощами на рынке, он в ответ уважает вас, вашу страну, ваш язык, ваши обычаи. Прекрасно! Кто бы спорил? Никому же не приходит в голову морщиться при виде замечательного азербайджанского певца, приехавшего с концертом в столицу, - он посланец национальной и мировой культуры; а его смачно харкающий на асфальт земляк вряд ли заслуживает толерантности. Но и москвича, негодующего по этому поводу, тоже не обвинишь в ксенофобии - его задевает поступок, а не национальность плюнувшего.

Недовольство приезжими существует во всех странах, оно старо как мир и чаще всего связано с вольностью, которую позволяют себе гости, почему-то вдруг ощутившие себя на чужой земле хозяевами. На этом, например, замешено недовольство финнов богатыми русскими, приезжающими пошуметь и погулять в спокойную Финляндию; но аккурат на тех же дрожжах созревало ворчливое отношение к финнам, приезжавших в 70-е годы в мой родной Ленинград попить водки и позволить себе то, что не позволялось нам, ленинградцам. Ситуация зеркальная: и финский Тойво, и русский Иван не прочь гульнуть и постучать в барабан на чужой территории, вдали от жён. Надо ли по такому житейскому, в общем-то, поводу в очередной раз создавать очередной антифашистский комитет и требовать многонациональный русский народ посыпать себе голову пеплом: "Ах, какие мы нетерпимые к чужому образу жизни и мыслей! Научите нас толерантности!" Не приходит же в голову европейцам объявлять собственные народы фашистами и ксенофобами на том лишь основании, что они не проявляют симпатии к удалым русским попойкам в ресторанах и гостиницах, чем мы, к сожалению, привыкли гордиться.

А вообще за разговорами о политкорректности, толерантности и борьбе с ксенофобией слышатся опасения определённой группы людей за своё будущее в случае всплеска народного гнева. Возможно, я ошибаюсь, но это моё ощущение.

Источник:

lit.lib.ru

Каралис, Дмитрий Николаевич Очевидец или Кто остался в дураках? Избранная публицистика в городе Воронеж

В представленном каталоге вы имеете возможность найти Каралис, Дмитрий Николаевич Очевидец или Кто остался в дураках? Избранная публицистика по разумной цене, сравнить цены, а также посмотреть похожие предложения в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с характеристиками, ценами и рецензиями товара. Доставка товара осуществляется в любой город РФ, например: Воронеж, Калининград, Оренбург.