Каталог книг

Поэтика пластического изображения

Перейти в магазин

Сравнить цены

Категория: Книги

Описание

Книга посвящена проблеме установления и развития фундаментальных принципов искусства. Автор акцентирует внимание не на временном, а на вечном в искусстве, анализируя родовые свойства изображения и форм выражения, которые представляют образную природу искусства и способствуют сохранению его постоянства. Гармония, Ритм, Контраст, Пластика рассматриваются как общехудожественные принципы, присущие всем видам искусства. Впервые в истории эстетики дана разработка включения принципа Катарсиса в пластическое изображение. Исследуются механизмы и способы творчества, благодаря которым краска, мрамор, дерево становятся выразителями духовного состояния.

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
А. А. Шайкин Повесть временных лет. История и поэтика А. А. Шайкин Повесть временных лет. История и поэтика 669 р. ozon.ru В магазин >>
Аристотель Поэтика Аристотель Поэтика 345 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Веселовский А. Историческая поэтика Веселовский А. Историческая поэтика 909 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Аристотель Риторика Поэтика Аристотель Риторика Поэтика 146 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Аристотель Поэтика Риторика Аристотель Поэтика Риторика 136 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Тавров А. Поэтика разрыва Тавров А. Поэтика разрыва 220 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Елена Тимошенко-Седьмая В руках пластического хирурга Елена Тимошенко-Седьмая В руках пластического хирурга 100 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Поэтика фотографии

8 (950) 970-22-55

Поэтика фотографии

15 декабря 2015 / 1360

Но первая же книга, которую я начал читать вызвала у меня просто бурю неоднозначных эмоций. Предлагаю на суд читателей свое мнение о "Поэтике фотографии", изданной В. И. Михалковичем и В. Т. Стигнеевым.

Но все положительные эмоции длятся до тех пор, пока мы не сталкиваемся с авторской трактовкой некоторых снимков. А вот здесь я пару раз просто впадал в ступор, не понимая — как можно так причудливо истолковывать снимок?

Но обо все по порядку.

Вначале отмечу, что анализ большинства фотографий все же представляется обоснованным и логичным. Вот как разбирается приведенная ниже фотография:

"Контраст линейных ритмов образует содержательную основу снимка… Композиция в нем сложена из крупных масс: дивана, рулонов чистой бумаги, переплета окна… Контраст прямолинейности и закругленности осознается как основа создаваемого автором образа, поскольку направляет зрительскую мысль к иным, более высоким и общим материям. "

Точно также не вызывают возражений и ряд других иллюстраций (см. примеры ниже). Более того — порой именно трактовки авторов помогают полностью раскрыть все содержание снимка. Вот, например, что они пишут про фото Б. Долматовского:

"Скульптор… весь в творческом горении. Это впечатление во многом достигнуто умелым включением рук в композицию портрета. Выразительны пальцы правой руки, словно продолжающие мять глину. "

Фотозарисовка Г. Лукьяновой

Но все резко меняется, когда авторы обращаются, на мой взгляд, к очень спорным работам и трактуют их настолько возвышенно, что просто теряешь дар речи…

Давайте в подтверждение моей мысли сразу замахнемся на авторитеты. Ниже представлен снимок Й. Судека. Что там вижу я? Мешанину тонов. Визуальный мусор. Тривиальность отображаемого. А что же видят авторы книги? Во-первых, они относят этот снимок к "образцу" пейзажного и натюрмортного подхода к фотографируемой реальности. А во-вторых.

Кусты эти — как взрыв витальности., животворящая сила природы. Между кустами чернеет просвет; сюда еле втиснулся плетеный стул… Мощная массивная спинка лавки ощущается запрудой, плотиной, которая должна преградить путь буйной природе. "

Дальше — больше. Сейчас я буду приводить примеры снимков, трактовку авторов и свой комментарий.

Девочка словно бы застыла? Да вы в своем уме — она не "словно бы", а по-настоящему застыла! Она напряжена! И потому, какой здесь может быть покой?! Как можно так искаженно трактовать столь очевидный снимок?

А. Крикштопайтис. "Портрет на день рождения"

Книга "Поэтика фотографии" хороша — но ровно до тех пор, пока авторы не пускаются в крайне свободную трактовку ряда образов. И я боюсь, что начинающий фотограф, доверяя авторитетам, будет мучительно морщить лоб, пытаясь понять — чем же удивительна "Сосенка" Бремшмитса и где "вера в лучшую долю" в снимке Крикштопайтиса?

Кстати, фотографий прибалтийских авторов в издании очень много, что не может не наводить на мысль об определенной предвзятости при отборе иллюстраций. Книга издана в 1989 году — разгар перестройки, ветер перемен. И отчетливо видно стремление к отбору "нестандартных" для советской модели образов и воплощений. Само по себе это не плохо. Но когда совершенно заурядный снимок превозносится как "творческий прорыв" — это вызывает недоумение. И когда снимок с одним содержанием трактуется в диаметрально противоположном ключе — это тоже не радует.

Поэтому книга оставила противоречивые ощущения, но прочесть ее все же стоит.

Похожие статьи: Комментарии 6

Но читая подобные вещи, нужно все же делать скидку на время, моду, смену экономических отношений и отношений между людьми, Вы же видите разницу в непостановочных снимках "жанра" 50-х и 2010-х? Менталитет-сЪ.

Хороший блог, обязательно буду заходить.

по поводу сосенки еще можно спорить, но вот девочка на веранде для меня настолько очевидно напряжена, что я был просто обескуражен утверждением автора про "полный покой".

Сейчас готовлю рецензию на другую книгу: "Творческая фотография". Там у меня будет гораздо больше положительных эмоций. Но книга основательная, поэтому не думаю, что быстро рецензию выложу

Источник:

mihanev.ru

Стихи vs

Стихи vs. видео

Фестиваль видеопоэзии «Пятая нога» выложил на своем сайте работы, вошедшие в конкурсную программу этого года. Впечатлениями от нее делится Алексей Артамонов.

Что такое видеопоэзия? Экранизация стихов? Документация поэтических чтений? Пластическая поэзия? Подвид видеоарта? Однозначного определения нет, и слава богу. Видеопоэзия — искусство молодое и пограничное, пересекающееся с разными смежными формами, субверсируя их эстетику и способы функционирования, пытаясь нащупать свои собственные, новые основания, средства и формы. Ну, это в идеале, раз уж такая химера появилась и выделяется в отдельный жанр со своими приверженцами, фестивалями, дебатами и, наверное, даже теоретиками — об этом мне неизвестно наверняка. Во всяком случае слово «видеопоэзия» вызывает вопросы, и попытка наметить собственные траектории ответов на них — самое интересное, с чем сталкиваются те, кто делает, показывает или смотрит эти странные, не укладывающиеся в четкие рамки произведения.

Ясно одно — в видеопоэзии каким-то образом должны сочетаться движущиеся изображения и поэтический текст. Причем примат отдается скорее поэзии, чем изображению, во всяком случае так получается по факту, о чем лично я как человек, приглашенный в жюри фестиваля «Пятая нога» со стороны визуальных искусств, немного сожалею. И отбирают, и судят, и создают видеопоэзию (во всяком случае то, что серьезно обсуждается в рамках фестиваля) по большей части люди, относящиеся к профессиональной поэтической среде, понимающие, какие проблемы решает современная поэзия, это тонкое, переусложненное и, в общем, скорее замкнутое искусство. Характерно, что «Пятая нога» проходила в связке с поэтической премией имени Аркадия Драгомощенко — институцией глубоко рефлексивной, делающей ставку на прощупывание смещающихся границ «поэтического» и выявление новых актуальных подходов к поэзии. Короче говоря, фестиваль «Пятая нога», несмотря на декларативную демократичность кураторов Катерины Троепольской и Андрея Родионова, по сути своей является скорее лабораторией высоких литературных материй, где тон задают люди, давно знакомые друг другу и заинтересованным. Это не упрек, а констатация, с одной стороны, узости круга тех, кто всерьез задумывается о возможных векторах и формах видеопоэзии, учреждает их и определяет (и это поэты и литературные критики), а с другой — очевидного разрыва между поэтическим и всеми остальными художественными контекстами внутри видеопоэзии как институциализирующейся практики. Хотя, надо признать, в прошлые годы фестиваль приглашал попробовать себя на новом поприще в том числе режиссеров театра (Дмитрий Волкострелов, студенты мастерской Дмитрия Брусникина) и кино (Дмитрий Мамулия), а в этот раз автором одного из видео (на стихи Игоря Холина) был драматург и режиссер Михаил Угаров, правда, не самого кинематографичного. Но это общие вводные, далее больше конкретики.

Всего на конкурс было подано около 150 заявок, отобрано из них 28. Большинство работ, пришедших самотеком, можно назвать любительскими: они сняты на собственные стихи или на тексты друзей режиссеров, то есть, опять же, поэзию несерьезную и непрофессиональную в глазах литературной части жюри, да и не только их. В первую очередь внимание на себя обращает повальная тяга к использованию музыки в качестве эмоциональной подпорки для текста — это касается в том числе тех, кто со знанием дела подходил к выбору поэтического материала. Второе — буквализм и иллюстративность значительной части видео. И то, и другое говорит уже о непрофессионализме кинематографическом или, возможно, лучше сказать о слабой чувствительности к медиуму кино и его специфике.

Как уже говорилось, в видеопоэзии изображение занимает скорее подчиненное положение, что отчасти объясняется простым фактом — всерьез ей занимаются в основном поэты. Но это не единственное объяснение: в кино, как ни странно, текст всегда обладал большой властью над картинкой — он заряжает изображение вербальными смыслами и управляет вниманием зрителя. Это значит, что образы, дублирующие текст, совершенно лишают визуальное самостоятельности, сводя роль изображений, таким образом, лишь к ритмическому и, можно сказать, механическому усилению чувственного воздействия. И чем тогда видеопоэзия отличается от обычного музыкального видео? Вот один из показательных примеров.

На первый взгляд, видеопоэзия это, как и кино, искусство синтетическое, вбирающее в себя другие медиа и по-новому их конфигурирующее, то есть, по сути, монтирующее. Чтобы из этого синтеза родился пресловутый «третий смысл», элементы не должны друг друга буквально отражать, между ними должен быть некоторый зазор, несовпадение, через который и выстраиваются новые отношения. Эйзенштейн сравнивал устройство монтажа с китайскими иероглифами. Например, иероглиф «печаль» это последовательно записанные иероглиф «сердце» и иероглиф «нож». Мысль или чувство возникает при соединении нетождественных образов.

В конкурсе было несколько работ, по-разному использующих разрыв между текстом и изображением для синтеза дополнительных смыслов. Самая яркая из них, на мой взгляд, была сделана Машей Годованной — видеохудожником и режиссером экспериментального кино. В видео «Я держусь подальше от себя» поэзия состоит из одной повторяющейся строки французского поэта Шарля Пенекена, которая и вынесена в название ролика. Изображение и текст здесь существуют как два параллельных ряда, не связанных напрямую, однако соединенных вместе, что заставляет зрителя искать причину и смысл этого сопоставления — одним словом метафору. Контраст между нарциссической интимностью видео, в которое вложен заряд мощной, но сдерживаемой внутри эмоции, и практически безэмоциональным произнесением этой строки вызывает сильный динамический эффект. Изображение и текст, по мере его многократного повторения, начинают играть разными смыслами, обмениваясь ими друг с другом.

Другую попытку столкнуть визуальный ряд с текстовым, в том числе и внутри кадра, можно видеть в работе «Прости меня солдат» группы «Эсфирь Шуб». Используя стихи заметного молодого поэта Виктора Лисина на военную тему — как говорят литературные критики, почти графоманские, балансирующие на этой скользкой и тонкой грани, — режиссеры снимают фарш, шипящий на сковородке. В мясные шарики, как флаги, воткнуты строки стихотворения, развевающиеся и дрожащие под давлением испаряющейся влаги. Предельный буквализм, редукция телесной составляющей антивоенной поэзии до материальности жарящегося мяса используется здесь в качестве критики поэтического метода автора, что выделяет это видео из общей массы — критического подхода к тексту не продемонстрировал больше ни один из конкурсантов. Критику, однако, намеченную в этой работе, целиком построенной на одном приеме, на одной идее, хотя и получающей некоторое материальное развитие, легко принять за чистую монету. Возможно, если бы авторы продумали какую-то дополнительную смысловую драматургию, способную обнажить заложенные туда отношения между поэзией и изображением, видео яснее читалось бы как комментарий к тексту. На деле же, из-за недостатка дистанции и, соответственно, пространства для зрительской рефлексии, визуальный ряд слипается с поэтическим и может показаться лишь прямой его иллюстрацией.

Мне понравилась работа Насти Денисовой на собственные стихи «Света пишет». Синтез видео и текста происходит здесь не через разрыв и не путем буквального соответствия, а, скорее, благодаря их структурному сходству. Поэзия ее — предельно упрощенная, почти до абсурда, номинативно обозначающая и перечисляющая элементы повседневного личного опыта. Так же устроено и видео, снятое вертикально на мобильный телефон: жесткая рамка кадра выхватывает отдельные объекты и предметы, ставшие частью ничем не примечательной ежедневности и воплощающие ее дискретное течение. Поэтика этой работы вырастает сначала из видео и затем продолжается в тексте. Принцип подобия работает на синергичность результата.

Еще один интересный пример простого, но эффектного синтеза — «Трибьют Мирославу Немирову» Максима Кузнецова и Александра Курбатова. Изображение здесь вроде бы является прямой визуализацией поэтического текста: в стихотворении речь о поездке на эскалаторе, и вместе с оператором мы становимся ее участниками. Однако непрерывность, кинематографическая длительность (видео целиком снято одним кадром) и перформативность (камеры производит смыслы самим своим движением) выводят данное произведение на новый, не ограниченный текстом уровень. Аскетичная, чистая и сильная благодаря тому работа.

Но победили другие ролики. Жюри по предложению литературного критика Дмитрия Кузьмина решило разделить награду на две — за лучшее синтетическое и синкретическое произведение видеопоэзии, то есть то, где поэзия рождается вместе с видео, а не предшествует ему.

Первая награда досталась Анне Толкачевой за работу на стихи Аркадия Драгомощенко «Я, возникающее из прикосновения…». Здесь визуальная запись текста накладывается на различные пейзажные кадры, проступая из них или, наоборот, мимикрируя под среду так, что прочитать стихотворение разом невозможно. Все литературное сообщество отметило конгениальность решения поэтике Драгомощенко, однако вопрос о том, не заслоняет ли подобный сухой концептуализм собой поэзию как таковую, остался открытым.

Лучшим синкретическим произведением был назван ролик «Художника во мне никто не узнает» Марины Мараевой и Романа Осминкина. Видео представляет собой фиксацию поэтической импровизации, разворачивающейся на школьной доске — поэтического слэма двух несовместимых персонажей: одухотворенного художника и прагматичного куратора. Работа в свойственной Осминкину иронично-карнавальной манере обыгрывает известную строку Ахматовой и трудовые противоречия культурной индустрии.

Была в конкурсе и еще одна работа, которую можно отнести к синкретической видеопоэзии — «Каждый день» Андрея Черкасова, экспериментирующего с found poetry. Это мой фаворит. Дух времени, обнаруженный на прилавках «Ашана».

В зрительском голосовании победила Инга Шепелёва и ее работа «Доигрались» на собственные стихи. Выводы из расхождений жюри и публики можете сделать сами.

Смотреть

Впечатления первых зрителей фильма «Трудно быть богом»

Интервью с Иосифом Бродским

На этой неделе

Друзья и партнеры

Для функционирования сайта мы используем файлы cookie и данные о вашем IP-адресе.

Если вы не хотите, чтобы эти данные обрабатывались, вам придется покинуть сайт. Если вы не против, нажмите «Хорошо».

Источник:

seance.ru

Форма как средство выражения художественного образа, КАК НАУЧИТЬСЯ РИСОВАТЬ

Форма как средство выражения художественного образа

Точка. Линия. Пятно. Одним из основных средств выражения художественного образа является форма. Как считал Клее, ее рождение происходит из точки, которая при движении дает линию. Смещение линии строит плоскость, встреча плоскостей образует тело.

Точка, линия, пятно – все это элементы организации плоскостной композиции. В зависимости от конфигурации линия и пятно воздействуют на зрителя. Этот процесс происходит на ассоциативном и интуитивном уровнях, а также на уровне памяти. Существует и чисто физическое восприятие формы человеком. Рядом с огромным, активным пятном на стене мы начинаем ощущать дискомфорт. Чем богаче духовный мир зрителя, выше его культурный уровень, тем красочнее и разнообразнее палитра его сопереживаний с художником, создателем формы.

Существует много форм пятен, но все они могут быть отнесены к четырем основным простейшим формам – квадрату, треугольнику, кругу, «амебе».

Квадрат. Законченная, устойчивая форма, готовая выражать законченные образы. При определенных условиях – тяжелая форма, которой чуждо движение.

Форма пятна «Квадрат»

Треугольник. Активная форма, развивающаяся на плоскости и в пространстве, несущая в себе потенциальные возможности движения. Может выражать или вызывать агрессивные образы.

Форма пятна «Треугольник»

В положении вершиной вверх она устойчива, вершиной вниз – сверхнеустойчива. В этой форме выражена борьба противоположностей, что в свою очередь необходимо для создания вполне конкретных образов.

Форма пятна «Перевернутый треугольник»

Круг. В этой форме более, чем в какой-либо другой выражена идея природы, Земли, мироздания. Поэтому такие понятия, как «добро», «жизнь», «счастье», в наибольшей степени ассоциируются с формой круга или его производными.

«Амеба». Ее текучесть выражает неустойчивые по характеру образы. Романтичность, меланхолия, пессимизм – вот их диапазон.

Линиям тоже свойственно выражение образа. Замкнутая линия, ограничивающая силуэт пятна, зависит от восприятия формы этого пятна. Линии, строящиеся на округлых кривых, ближе к образам круга, эллипса и других подобных форм, угловатые ломаные линии напоминают треугольник. В линии всегда заложено больше движения, нежели в пятне, поскольку здесь сказывается его оптическая невесомость. Движение может быть стремительным, направленным или медленным, менее целенаправленным, хаотичным, тем самым формирующим различные образы. Одна линия – это один уровень ощущений, несколько повторяющихся линий увеличивают воздействие. Разные по характеру линии обогащают восприятие, усложняют образ, но могут довести его и до абсурда.

Точка – тоже форма, без которой в отдельных случаях просто нельзя обойтись. Активность восприятия точки зависит от ее «одиночества» или от сочетания нескольких точек и других элементов.

Совокупность тех или иных форм обогащает художественный образ. Дает ему разностороннюю эмоциональную характеристику, усложняет ассоциативный строй. Но нельзя сказать, что использование более простых форм и меньшего их количества приводит к созданию менее значимых произведений.

Стилизация. Трансформация. Необходимо подчеркнуть, что именно выразительность формы является тем основополагающим фундаментом, на котором будет держаться все здание художественного образа. Ощутив воздействие форм на зрителя, художник в своем творчестве обычно активно использует такие приемы, как стилизация и трансформация. Они позволяют через реально существующие, узнаваемые предметы и их формы передать тот или иной образ.

Стилизация и трансформация растений

Стилизация – это один из приемов визуальной организации образного выражения, при котором выявляются наиболее характерные черты предмета и отбрасываются ненужные детали (колючий ежик, умная сова). Стилизуют по собственному существующему принципу (колючий ежик) и по привнесенному свойству (умная сова).

Стилизация и трансформация животных

Трансформация – это изменение формы предмета, то есть трансформирование ее в необходимую сторону: округление, вытягивание, увеличение или уменьшение в размере отдельных частей, подчеркивание угловатости и т.д.

Обычно в работе стилизацию и трансформацию применяют одновременно. Один прием дополняет другой и развивает основную пластическую тему (идею).

Стилизация и трансформация архитектурных форм

Но почувствовать образ и создать форму, выражающую его, еще недостаточно. Важно учесть, как она будет работать на зрителя. Оказывается, каждая форма, как целая, так и ее детали, воспринимается нами по-разному. Более простая по силуэту прочитывается быстрее, сложная – дольше, но глубина созданного образа от этого не зависит.

Климт Г. Поцелуй

Так, легче узнается силуэт руки с растопыренными пальцами, нежели с прижатыми друг к другу. Хотя форма пятна во втором случае более простая, но, оказывается, менее выразительная. Выразительность формы зависит от найденного силуэта. Работа над силуэтом, выраженным пятном, линией или контуром, – один из важнейших этапов в создании произведения. В процессе работы над силуэтом становится ясно, что для решения данного образа случайно и что типично, характерно.

Врубель М. Жемчужина

Силуэт может быть решен темным пятном на светлом фоне или, наоборот, светлым на темном. Контраст для прочтения формы обязателен. Он может быть выражен в тоне, цвете, фактуре, выявлен освещением. Но читаемость и значимость их будет неодинакова. Так, на темном фоне белый силуэт активнее действует на зрителя, получается более запоминаемым. В отличие от силуэта, решенного темным пятном, белый или светлый силуэт должен быть более обобщающим, с меньшим количеством деталей. Поэтому найденное черное пятно, возможно, потребует их корректировки, если для создания определенного образа будет необходимо изменить тональность.

Бердслей О. Саломея

Однако форма бывает не только плоской, но и объемной. Поэтому, работая над выразительностью объемной формы, не забывайте о ее восприятии. Объем сильнее воздействует на зрителя, и впечатление от перевернутой пирамиды будет значительнее, чем от треугольника.

Фаворский В. Русак

Пропорции. Особое значение для придания выразительности художественному образу приобретают пропорции формы. Разбираясь в ощущениях, создаваемых квадратной фигурой, мы не акцентировали внимания на соотношении размеров ее сторон. Оно было 1:1. Попробуем изменить это соотношение, сделав его, к примеру, 1:10. Теперь в зависимости от расположения фигуры будут подчеркиваться и ее характеристики: или повысится устойчивость, или фигура станет более легкой, развивая возможность движения.

Для раскрытия художественного образа важны не только пропорции цельной формы, но и ее частей. Пропорциональное соотношение частей с целым дает различные вариации его трактовки. Так, например, памятники архитектуры могут вызывать у нас ассоциации разного типа. В пирамиде воплощен образ величия. Античный греческий храм – архитектурный образ, воспроизводящий человеческое тело. Романские и готические соборы – образы, рожденные архитектурным объемом, которые созвучны состоянию души человека и выражают покой или экспрессию. Образ русского храма ассоциативно соединяет человека и природу. Задачей автора произведения является выбор наиболее выразительной системы пропорционирования, необходимой для создания задуманного образа и его воплощения.

Говоря о пропорциях формы, нельзя не отметить ее выразительности, построенной на контрастировании, т.е. на сопоставлении различий, противоположностей. Например, на контрасте большой формы и маленьких деталей, контрастном сочетании пятна и линии, закрытой и открытой формы и т.д. При незначительном изменении формы (нюанс), ее размера или конфигурации рождаются образы другого порядка, которые не теряют при этом своей выразительности. К средству, пластически активно организующему форму, можно отнести ритм. Пропорции, контраст, нюанс, ритм, масштаб – это те средства, используя которые художник создает форму по законам гармонии. В свою очередь именно форма несет художественный образ задуманного произведения.

Помимо общечеловеческого восприятия той или иной формы у каждого народа существует свое конкретное отношение к ней. Особенно ярко это проявляется в прикладном искусстве. Одни народы стараются покрыть всю форму сложным орнаментальным рисунком, тем самым обогатив ее информацией разного уровня. Другие предоставляют нам возможность, общаясь с формой, самим договорить за творца или почувствовать ее аскетизм, чистоту, первозданность.

Форма – это основополагающее средство выражения художественного образа, но не единственное. Цвет в совокупности с формой дает более богатые по своему содержанию произведения. Кроме того, изобразительной формы, не выраженной цветом, фактурой или светом, просто не существует.

Источник:

nnosova.ru

Поэтика пластического изображения в городе Чебоксары

В этом каталоге вы всегда сможете найти Поэтика пластического изображения по разумной стоимости, сравнить цены, а также посмотреть прочие книги в категории Книги. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка осуществляется в любой населённый пункт РФ, например: Чебоксары, Томск, Магнитогорск.