Каталог книг

Лев Золотайкин Недоумения дилетанта

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Ученые считают, что самый последний миг перед Большим Взрывом был решающим для успешного создания Вселенной. А затем концентрированная мысль рассеялась в бесконечности, поставив перед человеческим разумом задачу постигнуть первоначальный абсолют.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Лев Золотайкин Недоумения дилетанта ISBN: 9785448513442 Лев Золотайкин Недоумения дилетанта ISBN: 9785448513442 20 р. litres.ru В магазин >>
Лев Золотайкин Моя профессия – мостовик ISBN: 9785447409456 Лев Золотайкин Моя профессия – мостовик ISBN: 9785447409456 120 р. litres.ru В магазин >>
Лев Золотайкин Там, за облаками ISBN: 9785447461362 Лев Золотайкин Там, за облаками ISBN: 9785447461362 120 р. litres.ru В магазин >>
Лев Золотайкин Апокрифические рассказы ISBN: 9785447492977 Лев Золотайкин Апокрифические рассказы ISBN: 9785447492977 120 р. litres.ru В магазин >>
Лев Золотайкин Моя родная бабушка ISBN: 9785448359903 Лев Золотайкин Моя родная бабушка ISBN: 9785448359903 5.99 р. litres.ru В магазин >>
Лев Золотайкин Сказочная наша жизнь ISBN: 9785447409470 Лев Золотайкин Сказочная наша жизнь ISBN: 9785447409470 120 р. litres.ru В магазин >>
Лев Золотайкин Елена ISBN: 978-5-4474-0640-0 Лев Золотайкин Елена ISBN: 978-5-4474-0640-0 86 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Недоумения дилетанта (Лев Золотайкин)

Недоумения дилетанта

вью с Семеном Львовичем Ария, человеком, который про-

шел всю войну на передовой, в смертельно опасном звании

лейтенанта. Он оказался в самой гуще страшной мясорубки

начала войны, потом штрафной батальон, снятие судимости

за мужество, отвагу и за то, что выжил в бою, а потом еще

дезертирство, но не с фронта, а, наоборот, из тыловой части

После войны Семен Львович учился и стал одним из

крупнейших адвокатов, которого с годами коллеги стали

почтительно именовать «маршалом адвокатуры».

Так вот интервью:

«— Думали ли вы на войне о Боге?

— Да! Думал. До войны этого чувства не было. Появи-

лось там, на войне. Появилось само собой.

Вообще должен вам сказать… Это мысль, к которой я

пришел уже теперь. Я считаю, то обстоятельство, что у лю-

бого человеческого племени на любой части земного шара

неизбежно появлялась вера в существование высшей силы,

высшего существа и потребность молиться, — не могло

быть объяснено никакими иными обстоятельствами, кроме

существования этой силы.

В противном случае это носило бы избирательный, от-

дельный характер. У одних это высшее существо появилось

бы, у других — нет. А ведь это появилось у любого чело-

веческого племени. Это оказалось генетически заложено в

В этом я нахожу одно из доказательств существования

Но это я понял уже сейчас. А тогда, на войне у меня по-

явилось просто ощущение того, что есть Нечто, что предо-

пределяет пути, и от этого Нечто зависит для меня исход.

Я не могу это отнести к какому-то определенному вре-

менному моменту. Но с тех пор как я попал на передовую,

где уже господствовала смерть, с этого момента возникло

Обращает на себя внимание высказанная в этом интер-

вью очень интересная мысль, которая, вообще-то, лежит на

поверхности и заметна человеку очень энергичного и жи-

вого ума, долгое время находившемуся близко от смерти,

когда вера не окутана туманной философией, а необходима,

как реальная опора: так вот человек не пришел к религии

эволюционно, а получил ее везде и сразу.

Религия нам дана свыше.

Животный страх перед всем ужасным и поклонение все-

му, что опасно и непонятно, не было религией.

С изначальных времен явилась и течет единая эзотери-

ческая река веры в Высшие Силы, у которых можно найти

защиту, совет и помощь.

Спустившиеся на Землю Боги дали людям знания и

По мере развития цивилизованных обществ складыва-

лись исторически и географически обособленные религиоз-

Каждую конфессию отличает внешний антураж и набор

обязательных обрядов и требований.

Но суть всех религий одна: абсолютная вера в то, что

есть Некто, кто думает и заботится о нас и до кого доходят

наши молитвы о помощи.

Опять же с самых дальних времен на Земле рождались

Великие Пророки. Люди слабы и непостоянны, нужно воз-

вращать заблудших, укреплять веру. И самые легендарные

из Пророков: Рама, Кришна, Гермес, Моисей, Орфей, Будда,

Зороастр и множество других, имена которых рассеялись во

времени, в исторически туманные периоды, собирали разо-

бщенных людей, просвещали, строили цивилизации.

Эти Великие Посвященные корректировали направле-

ние веры. От богов, которым все без исключения должны

были служить в страхе и трепете, люди пришли к вере в бо-

гов, которых хотелось в радости почитать и любить.

Две тысячи лет назад с проповедью выступил самый

блестящий пророк — Иисус Христос.

Светлое учение, приблизившее Бога к людям, обаяние

личности самого Пророка утвердили в мире новую веру.

«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные,

и Я успокою вас; Возьмите иго Мое на себя и научитесь от

Меня, ибо я кроток и смирен сердцем, и найдете покой ду-

шам вашим; Ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко». (Мф.

Это удивительные слова Иисуса Христа, полные красо-

ты и поэзии. И дальше его определение сути всего учения:

«Возлюби Господа Бога твоего

всем сердцем твоим

и всею душою твоею

и всем разумением твоим» —

Сия есть первая и наибольшая заповедь;

Вторая же подобная ей:

«возлюби ближнего твоего, как самого себя»;

на сих двух заповедях

утверждается весь закон и пророки».

И хотя в мире существует множество других религиоз-

ных культов, сама идея христианства о любви к ближнему в

той или иной форме распространилась по всей земле и в ее

торжестве отчасти заключена надежда человечества на его

Каждая религия окружена службами: проповедники,

жрецы, церковный клир — вообще огромное количество

рабочего персонала. Оно необходимо для того, чтобы со-

держать и распространять Веру, но они же, понимая, какое

это доходное предприятие, не могут устоять перед искуше-

Такое раздвоение жизни чиновников от религии, следуя

житейской логике и судя по многочисленной информации,

присуще всем конфессиям. Но по принципу — пишем о том,

что близко, ограничимся только христианством.

Иисус Христос был вольным проповедником. В Еван-

гелиях нет ни одного слова о создании церкви. Он учил в

синагогах просто, как в местах, где можно выступить перед

большим количеством слушателей. К первосвященникам,

фарисеям, книжникам Иисус обращал свои самые гневные

обличения в корысти и лицемерии, к ним обратил он и при-

тчу о злых виноградарях, и свой знаменитый вопрос:

«что значит сие написанное:

“камень, который отвергли строители, тот самый сде-

лался главою угла?”

Поэтому священнослужители и искали, “чтобы нало-

жить на Него руки, но побоялись народа, ибо поняли, что о

них сказал Он эту притчу”». (Лк. 20: 17—19)

И ученики Иисуса Христа собрались в Иерусалиме не с

целью создать организацию, их объединила любовь к Учи-

телю, надежда воскресить дорогой образ в общих воспоми-

«И они постоянно пребывали в учении Апостолов, в об-

щении и преломлении хлеба и в молитвах». (Деян. 2: 42)

Шаг к Церкви был сделан, когда Апостолы решили сло-

жить с себя все суетные обязанности:

«Тогда двенадцать Апостолов, созвав множество учени-

ков, сказали: нехорошо нам, оставив слово Божие, пещись о

Итак, братия, выберите из среды себя семь человек из-

веданных, исполненных Святого Духа и мудрости: их пос-

тавим на эту службу;

А мы постоянно пребудем в молитве и служении слова».

Не ведали Апостолы какому соблазну они открыли до-

рогу.В каждом деле неизбежно возникает житейский вопрос

о хлебе насущном.

Иисус Христос определял проповедь, исцеление боль-

ных, изгнание бесов как свою работу и, посылая учеников

на самостоятельные действия, наставлял принимать по-

мощь, «ибо трудящийся достоин пропитания».

Поэтому сам Иисус и все его окружение вполне естест-

венно жили на добровольные подаяния людей, которым они

несли свет и веру.

Позже, когда проповедников стало много, а церкви были

еще бедные, установили даже норму: два дня проповедника

кормили даром, но, если он оставался на третий день, могли

обвинить в дармоедстве, выгнать и даже поколотить в нази-

Также начала свое существование и апостольская бра-

«У множества же уверовавших было одно сердце и одна

душа; и никто из имения своего не называл своим, но все у

Не было между ними никого нуждающегося; ибо все,

которые владели землями или домами, продавая их, прино-

сили цену проданного

И полагали к ногам Апостолов; и каждому давалось, в

чем кто имел нужду.» (Деян. 4: 32, 34, 35)

Также и «некоторый муж, именем Анания, с женою сво-

ею Сапфирою» продали имение, но деньги в церковь отдали

не все и апостол Петр укорял Ананию:

«… Для чего ты допустил сатане вложить в сердце твое

мысль солгать Духу Святому и утаить из цены земли?»

Странные упреки при добровольном пожертвовании. Но

дальше последовало и наказание:

«… Ты солгал не человекам, а Богу.

Услышав сии слова, Анания пал бездыханен; и великий

страх объял всех, слышавших это». (Деян. 5: 4, 5)

Когда пришла Сапфира, Петр укорил и ее и «она упала у

ног его и испустила дух.»

Наказание какое-то совершенно непомерное. И ссылки

на Бога явно не корректные.

Подаяние так близко от вымогательства, так легко пере-

ступить эту грань.

Во всех Евангелиях святой Петр — максималист, безо-

глядный радетель за веру. Но здесь он явно подал дурной

пример. За ним ведь пришли совсем другие максималисты,

с заботами о личной наживе.

Прошло всего несколько десятков лет после казни Ии-

суса Христа, а христианство уже широко распространилось

по городам и провинциям Римской империи, особенно по

восточному побережью Средиземного моря.

Церкви множились, крепли, росло их влияние и дохо-

ды. Сначала административные функции в общинах несли

пресвитеры, а затем сложились церковные клиры во главе

с епископами, которые сосредоточили в своих руках духов-

ную и экономическую власть.

И уже во II веке крупнейший церковный апологет Кип-

риан горько жалуется на то, что многие епископы, забро-

сив божественные дела, переезжают из провинции в про-

винцию в поисках рынков, обещающих им наибольшую

Когда-то Иисус Христос лично изгонял торговцев из Ие-

русалимского храма, утверждая несовместимость торговли

и церковной службы:

«И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продаю-

щих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщи-

ков и скамьи продающих голубей. И говорил им: написано:

“дом Мой домом молитвы наречется”; а вы сделали его вер-

тепом разбойников.» (Мф. 21: 12, 13)

Новая христианская иерархия прекрасно разобралась в

материальных выгодах служения Богу.

Торговля победоносно вернулась в церковь и обоснова-

лась в ней навсегда. Все стало платным: каждый шаг, любое

Иисус Христос очень избирательно позволял себе про-

щать грехи конкретным людям, и всегда такая его власть

вызывала изумление окружающих и гнев церковников:

«И Он… сказал человеку тому: прощаются тебе грехи

твои. Книжники и фарисеи начали рассуждать, говоря: кто

это, который богохульствует? Кто может прощать грехи,

кроме одного Бога?» (Лк. 5: 20, 21)

И каждый раз Иисус Христос утверждал, что такое пра-

во Ему дал Отец Небесный.

Церковь поставила отпущение грехов на поток. Особен-

но доходной была продажа индульгенций — письменного

прощения всех греховных помыслов и действий.

Когда-то, отвечая на лукавые вопросы фарисеев, Иисус

Христос решительно отмежевался от мирской власти, про-

изнеся свою чеканную фразу:

«… отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.»

Церковь приблизила «кесаря» к Богу, введя таинство

миропомазания на царство, то есть благословение отдельно-

го человека на владение людьми.

На Руси благословление имели все правители, что бы

они потом не вытворяли.

Вот и в наше время патриарх ввел в жесткий канон пас-

хальной мистерии такую милую вольность, как обряд даре-

ния президенту крашеного яичка.

Католическая церковь сама стала государством и поэ-

тому не опускалась до такого уровня подобострастия, как

Власть щедро оплачивает поддержку Церкви.

Церковь утверждает, что ее вера, все ее права и обязан-

ности получены от Бога. Сын Божий — Иисус Христос ее

основатель и небесный покровитель. И таким монолитом

она стоит изначально.

На самом деле монолит веры строился долго и в ожес-

Новая вера подверглась беспощадным преследованиям

со стороны иудейской церкви и римской власти. Был распят

Иисус Христос, в разное время были казнены все апостолы,

кроме Иоанна. Молодые церкви прошли мучительный пери-

А когда христианство признали главные имперские цент-

ры — Рим и Константинополь, вспыхнула внутренняя поле-

мика вокруг основных догматов новой веры. Концентриро-

ванными вехами этой борьбы стали семь Вселенских Соборов.

Ставки на них были огромные: власть и все, что она дает.

Борьба шла любыми средствами. С трибун претенден-

ты обвиняли друг друга в ереси, а фактически все решала

сила сторонников. Соперников буквально стаскивали с цер-

ковных престолов, используя весь боевой набор, вплоть до

рукоприкладства, натравливания толпы, ссылок, изгнаний, а

нередко и заказных убийств. Как похожи во все века власт-

Но именно в такой обстановке строилось будущее бла-

В 325 году римский император Константин Великий со-

звал I Вселенский Собор в Никее (Малая Азия). Присутс-

твовало около 300 представителей, в основном епископов, из

Рима, Македонии, Малой Азии, Сирии, Египта и даже из та-

ких «далей», как Скифия, Кавказ, Керчь, Армения и Персия.

На I Соборе «разобрались» с самим Иисусом Христом.

То, что Он Сын Божий, признавали все, но какой Сын?

«Единосущный» или «подобный по всему» — разница при-

нципиальная. «Единосущный» — значит был всегда, как и

сам Господь Бог.

А вот, если Бог создал Сына, а заодно и Святого Духа,

значит было время, когда они не существовали, и Святая

Троица была Единицей, то есть самим Богом.

Вообще Святой Дух до сих пор остается туманным по-

нятием, которое церковь толкует неохотно и невнятно.

Тем не менее Собором был принят «Орос» (предвари-

тельный вариант Символа Веры), в котором Сына утверди-

ли единосущным Отцу, а Святой Дух — «животворящим и

от Отца исходящим».

Окончательно Символ Веры был утвержден на II Все-

ленском Соборе в 381 году.

Очень долго комплектовался «Новый Завет» Первый до-

шедший до нас канонический список был составлен около

200 года в Риме.

Церковные общины имели свои наборы боговдохновен-

ных сочинений (евангелий, посланий, апокалипсисов) и уси-

ленно лоббировали их включение в канон. О том, что борьба

была серьезной, а силы крупнейших церковных объедине-

ний примерно равны, свидетельствует включение в Новый

Завет четырех вариантов Евангелий.

Наконец, собравшись в 419 году на специальный съезд

в Коринфе, руководители церквей утвердили комплект

«Нового Завета», который стал священным и сохраняется

Вся остальная литература, касающаяся учения и биогра-

фии Иисуса Христа, объявлялась еретической и читать ее

Уже в конце II века появились талантливые критики

христианства: Лукиан, Цельс, Порфирий. С ними спорили

ученые апологеты церкви, но решающим аргументом стал

императорский указ 448 года: «все, что написано против

благочестивой веры христианской, где оно ни было обнару-

жено, предать огню.»

Приказ выполнялся так усердно, что труды критиков до-

шли до нас, в основном, в виде цитат в трудах защитников

Далеко не сразу завоевала свое место в божественной

иерархии сама мать Иисуса Христа — дева Мария. Еще в

IV веке епископ кипрский Епифаний писал: «Мария — не

бог, и не с неба она получила тело, а от совокупления мужа

и жены… Хотя весьма прекрасна Мария, и свята, и почтен-

на, но она не достойна поклонения.»

В церковных диспутах дева Мария прошла через разные

звания: «человекородица», «богоприимница», «христороди-

ца» и лишь в 433 году в итоговом «Согласительном испове-

дании» III Вселенского Собора было, наконец, официально

заявлено: «…мы исповедуем Святую Деву — Богороди-

Вообще христианство утверждалось в постоянной борь-

бе с ересями. Естественно ересь всегда терпела поражение,

собственно она и становилась ересью, когда оказывалась в

Но были особые ереси, которые посягали на основы

веры. Они не победили, но их идеи живы до сих пор.

В первой половине II века «еретик» Маркион уже защи-

щал чистоту вероучения Иисуса Христа от его искажения

пресвитерами римской общины.

Маркион не признавал рождения Иисуса от непорочно-

го зачатия, утверждал, что Христос прямо сошел с небес,

принял человеческий облик и проповедовал самоусовер-

шенствование людей. Маркион отрицал Ветхий Завет, а

бога Яхве считал злодеем.

Сторонники Маркиона по численности какое-то время

соперничали с ортодоксальной общиной, а его проповедь

сеяла настоящую панику среди апологетов церкви, один

из которых сокрушался: «многие верят этому человеку,

как единственному, который знает истину, и смеются над

Но самой мощной и опасной для церкви была ересь

гностицизма (от греческого слова «гнозис» — знание).

Гностики-христиане встроили устное предание о жизни

и проповеди Иисуса Христа в свое представление о земной

и неземной жизни, уходящее корнями к мистериям Древне-

го Египта, Месопотамии и Греции.

Евангелия гностиков составляли значительную часть

литературы, обращавшейся среди церковных общин ранне-

Позднее церковь проведет тщательную «зачистку» на-

Но в 1946 году в Египте, на месте древнего поселения

Хенобаскион была обнаружена целая библиотека гности-

ческих текстов. А в 1978 году в Египте были еще найдены

древние рукописи, которые после долгих мытарств попали в

руки ученых и получили название — «Кодекс Чакос». Сре-

ди них оказалось «Евангелие от Иуды», опубликованное у

нас в 2006 году.

Божественный мир гностиков очень сложный и широко

разветвленный. Есть Высший Свет и мириады простых бо-

гов, рассеянных по планетам огромной Вселенной.

Земле не повезло с богами. В «Евангелии от Иуды»

Иисус Христос называет своему любимому ученику Иуде

ее основных демиургов, среди них тупо злой Эл, его по-

мощник, «покрытый кровью», Небро, а также Саклас (в пе-

реводе просто «дурак»).

Эти боги устроили на Земле жестокую, бессмысленную

материальную реальность, «выгребную яму, вместилище

нужды и страданий.»

Люди в плену своей плоти, поэтому Иисус Христос не-

сет Знание, как очистить свою душу, вырваться из оков и

покинуть эту презренную действительность.

Кстати, отменяется сама идея воскресения. Зачем вос-

ставать из мертвых, если весь смысл спасения в уходе из

Иисус Христос окружен учениками, но в «Евангелии от

Иуды» будущие апостолы довольно туповатая и обидчивая

компания. Иисус подтрунивает над их верой в иудейского

Бога. Вообще, в отличие от евангелий, ставших каноничес-

кими, где Иисус такой томный и задумчивый, здесь он очень

Иуда среди учеников самый светлый и продвинутый,

поэтому именно ему Господь определил великую миссию:

«Но ты превзойдешь их всех. Ибо ты принесешь в жерт-

ву человека, чьим телом я облечен.»

То есть верный Иуда не предал, а помог любимому Учи-

телю освободить свою душу и уйти «к другому великому и

Идеи гностиков в различных интерпретациях усилиями

многих своих последователей благополучно живут и разви-

ваются в наши дни.

Так, на Святой горе Афон процветает христианское, но с

этико-аскетическим уклоном, учение исихастов. Как и гнос-

тики, они особо почитают Марию Магдалину, как не только

самую просвещенную ученицу Иисуса Христа, но и его лю-

Конечно, даже интимная близость с Богом отлична от

«Божественная любовь, — определяет преподобный

Акакий Пафлогонский, — полностью побеждает и таинс-

твенно изгоняет, как сильнейшее, человеческую любовь.

Воистину, любовь вышеприродная смеется над любовью,

свойственной падшей природе, и становится для падшей

природы вещью вовсе непостижимой, безумной, ошелом-

ляющей. Божественная любовь — одна из божественных

энергий, исходящих из самой сущности Божества; поэтому

она в своих качествах непостижима и неприступна для че-

ловеческого ума. Но ум обогащается ею природно и вышеп-

риродно, и недоумевает.»

Очень жизненно в этой церковной возвышенности зву-

чит слово «недоумевает».

Среди гностических школ есть и такое утверждение, что

Иисус, после своего воскресения в тонком теле, 11 лет поу-

чал Марию Магдалину тайнам Надземного Мира.

А Елена Рерих, опираясь на ту же гностическую мифоло-

гию, считала, что «”Евангелие от Иоанна” записано Марией

Магдалиной, она одна была высокообразованной ученицей

среди окружения Иисуса Христа.

И если бы не Мария Магдалина, вряд ли что-нибудь до-

шло бы до нас из подлинных слов Христа.»

Возвращаясь к началу становления христианства, можно

вполне обоснованно утверждать, что идеи гностицизма до-

минировали во многих церковных общинах Египта, Малой

Азии, Сирии и в какой-то момент вполне могли направить

христианство по своему пути.

И все же победило греко-римское вероисповедание.

Слабостью гностиков была многовариантность их уче-

ния. Множество различных школ и направлений были раз-

рознены, а иногда и просто враждовали между собой.

Соперники справедливо упрекали гностиков, что они

чрезмерно увлекаются знаниями в ущерб вере. Более пробив-

ными оказались действия по известному афоризму Тертулли-

ана: «Не знать ничего, кроме правила веры, значит знать все.»

Есть и еще версия, что при гонениях на христиан, боль-

шей частью пострадали именно гностики и другие привер-

женцы чистого христианства, а догматическая церковь ока-

залась более приспособляемой.

И все же была у нас возможность получить многоплано-

вую, а где-то и более жизненную и красивую религию.

Мы бы так же любили Иисуса Христа, но другого с ины-

ми биографией и проповедью.

Богов было бы много, наши, к сожалению, злые и про-

тивные, но Главный Бог светлый и добрый.

Евангелия «Нового Завета» рассказали бы свои истории,

тоже очень похожие на правду. Углы бы сгладились, а про-

И мы бы свято верили, что все так было, есть и будет.

Последние четыре Вселенских Собора состоялись в 451,

553, 680 и 787 годах. На них шла громкая и яростная борьба

за места в церковной иерархии. Проблемы вероисповеда-

ния, в основном, поднимались и использовались как допол-

нительные аргументы в добивании соперника.

К тому времени должность епископа стала средним зве-

ном, вперед вышли архиепископы, митрополиты и выше

всех патриархи. На IV Вселенском Соборе патриархов было

пять: Римский, Александрийский, Антиохийский, Констан-

тинопольский и Иерусалимский. Формально они все были

равны, но, конечно, Константинопольский был в столице,

ближе всех к императору.

Ну и, разумеется, во главе Западной Церкви стоял Папа

Когда ставки так выросли, усилился и накал страстей.

Подробное описание сражений, как на Вселенских Со-

борах, так и в промежутках между ними — это перечисле-

ние набора низостей, клеветы, доносов, подлогов, оскорб-

лений, рукоприкладства с итогами в виде тюрьмы, ссылки,

даже публичных наказаний и все это в обрамлении пышных

одежд и благообразных лиц в окладистых бородах. Все свер-

шалось крестясь, молясь и апеллируя к Богу.

Вот только одна сцена 649 года, схватка на самом высо-

ком уровне между Папой Мартином и патриархом Павлом

при участии императора.

Пересказать сложнейшую интригу невозможно, кроме

оговорки, что никаких идейных разногласий не было и в по-

мине, чистая операция по изгнанию с должности.

Когда намерения нападавших окончательно определи-

лись и пришло время действовать, Папу обманом вывезли

из Рима, отсекли от сторонников. В Константинополе его

полтора месяца морили голодом и изводили допросами в

В суд Папу доставили на носилках, но там стражники

его подняли и держали на ногах перед обвинителями. За-

щиты никакой не было, просто очень долго ругали и ос-

корбляли, пока бедняга не взмолился: «…сделайте со мной

скорее, что вы хотите. Всякая смерть будет для меня бла-

Наконец, Папу вынесли во двор, где на балконе сидел

император, который и утвердил смертный приговор. С Папы

почти догола содрали одежды и предложили толпе его ана-

фемствовать (в переводе на житейский язык, отдали на рас-

терзание). Но даже толпа была так подавлена этим зрелищем,

что не двинулась на самосуд, хотя отдельные провокаторы

плевались и наносили удары.

Папа был отнесен обратно в тюрьму и умер уже в ссыл-

ке. Кстати, местом ссылки был наш Крым, таким он тогда

казался диким местом.

Вот так в чередовании взлетов и падений рос и креп мо-

нолит христианской власти.

Сегодня церковь — это огромная монополия, которая по

всем правилам мирового экономического рынка ведет борьбу

со своими конкурентами — религиозными конфессиями — за

сферы влияния, как внутри страны, так и за рубежом.

Церковь была и остается высоко доходным предприяти-

ем. Это по сути огромное шоу, которое не собирает одно-

временно целые стадионы зрителей, но если сложить еже-

дневную работу всех приходов и их выручку за каждое наше

желание — получится такая же огромная сумма. Добавьте

сюда выручку за сувениры: ларьки стоят внутри церквей

и густо рассеяны по улицам, магазинам и по всем местам

скопления людей. Добавьте огромное количество недвижи-

мости, которая тоже приносит свою долю дохода: в Москве

даже храм Христа Спасителя сдает в аренду свои залы под

Как всякий бизнес, церковь не скупится на рекламу,

хотя и декорирует свое бесконечное мелькание в средствах

массовой информации разными благими мотивами.

Бесперебойная работа этого огромного механизма —

главная забота всех уровней церковной администрации от

патриарха до сельского священника, который должен при-

носить свою каплю дохода, а если дохода нет, то церковь

закрывается, что мы и наблюдаем во многих неприбыльных

За этим многоцветным фасадом суть самой веры Хрис-

товой теряется, компрометируется и потихоньку превраща-

ется в анахронизм.

Церковь много потеряла, размежевавшись с наукой,

и все больше загоняет себя в тупик своим догматизмом.

С одной стороны традиционность поддерживает некую

многозначительную таинственность, но часто выглядит

Особенно выделяется православная церковь. Нелепое

нагромождение золота в костюмах и декорациях, напыщен-

ное, невразумительное действо, идущее на непонятном цер-

ковно-славянском языке, вступает в явное противоречие со

стремлением человеческого сообщества к естественности,

простоте и доступности.

Церковь оказалась в стороне от фантастического миро-

вого рывка в информационное пространство, ее сказки теря-

ются в гуще живых, интригующих событий.

Церковные козыри — помощь и утешение — в сладко-

голосом исполнении священников — звучат диссонансом

среди ритмов динамичной жизни. Небесная реклама заман-

чива, но мало связана с повседневными заботами.

Различные благотворительные фонды и просто добрые

люди оказывают более действенную помощь: ухаживают за

больными, реально отстаивают права обиженных, собирают

деньги на лечение, особенно для детей.

Богатая церковь мало замечена в таких делах. Зато она

часто мелькает на экранах телевидения в компаниях успеш-

ных людей, благословляет богатство и власть, благословля-

ет армию на служение, «на ратные подвиги», кропит святой

водой средства уничтожения людей.

Появилось такое непонятное и поэтому очень внуши-

тельное слово «окормлять». Вот церковь и «окормляет» все

полезное, в переводе на русский язык «окучивает».

Между тем люди, жаждущие общения, все больше нахо-

дят его в интернете. В обезличенных просторах можно без

боязни вывернуть свою душу, а тайна исповеди историчес-

ки очень сомнительна, да и советы терпеть и надеяться не

увлекают, особенно молодежь.

А преобладание пенсионеров для любой общественной

организации — тупиковый путь.

Церковь раздражает своей агрессивностью, бесцере-

монностью в захвате собственности, когда страдают куль-

турные, то есть народные учреждения: музеи, библиотеки, а

случается и школы, и детские дома.

Также невежественно церковь пытается вмешиваться в

искусство, в светское воспитание детей, что уж совершенно

неуместно при официальном отделении церкви от государс-

Религия встроена в нашу сложную, бестолковую и бес-

правную жизнь, в хронически отсталое государство. В этой

мутной воде церковь ловит своих золотых рыбок так же ци-

нично и лицемерно, как и вся наша властная элита. Обще-

ство это хорошо видит и не забудет.

После 1917 года народ пальцем не шевельнул в защиту

уничтожаемой церкви. История не учит и поэтому повторя-

ется. Слава богу, по казням и расстрелам мы уже план пере-

выполнили, да они и не нужны: казнь для церкви — невос-

Свидетельство о публикации №211111201316

Разделяю Ваше отрицательное отношение к христианской церкви (она мне ближе других, поскольку рядом). В своей статье на ПРОЗе "Кто предал идею Христа" (сборник "О Религии")я показал, что в проповеди всё - по уму. Но изуродована она церковью так, что превратилась в свою противоположность: "не сотвори кумира" - сотворили, "не убей" - полковые священники, торговцы в храме, око за око и т.д.

Источник:

www.proza.ru

Лев Золотайкин Недоумения дилетанта в городе Иваново

В нашем интернет каталоге вы всегда сможете найти Лев Золотайкин Недоумения дилетанта по разумной цене, сравнить цены, а также изучить другие книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с параметрами, ценами и рецензиями товара. Доставка производится в любой населённый пункт РФ, например: Иваново, Красноярск, Нижний Новгород.