Каталог книг

Роман Корнеев Время смерти

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Конец XXII века, корпорации правят Землёй, а на орбите внешних планет царит анархия. Но гость из дальнего космоса уже несёт тревожное предупреждение – человечество должно объединиться перед лицом внешней угрозы, и возвращение Соратников поставит перед самозваным мировым правительством ультиматум – подчиниться или исчезнуть. Продолжение книги Романа Корнеева «Время жизни» с новыми героями.

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Роман Корнеев Время смерти Роман Корнеев Время смерти 100 р. litres.ru В магазин >>
Корнеев Р. Время жизни Корнеев Р. Время жизни 118 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Грэнджер Э. Прекрасное место для смерти Роман Грэнджер Э. Прекрасное место для смерти Роман 173 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Чиж А. Пять капель смерти Роман Чиж А. Пять капель смерти Роман 154 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Грэнджер Э. Прекрасное место для смерти Роман Грэнджер Э. Прекрасное место для смерти Роман 165 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Райх К. День смерти Роман Райх К. День смерти Роман 304 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Грэнджер Э. Дыхание смерти Роман Грэнджер Э. Дыхание смерти Роман 190 р. chitai-gorod.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Роман Корнеев - Время жизни - чтение книги онлайн

Роман Корнеев Время смерти

что в одночасье возникла за километр от нашего дома. Его новая работа помогла маме отдать меня не в ближайшую муниципальную школу, а в частное заведение, в которое нужно было ездить на монорельсе. Через два года, когда мне уже исполнилось восемь, отец умер. Внезапно и по неизвестной причине. Мама потом рассказывала о какой-то утечке биоматериалов, не уверен, что какие-то детали были ей действительно известны.

После смерти отца оставшийся никому не нужным хрустальный дворец на заднем дворе стал совсем черным, погрузившись в непроглядную тень недавно отстроенного многоквартирника. Мне пришлось перебираться в муниципалку, а маме – продавать дом давно охочим до нашего квартала агентам. Не прошло и года, как мое тайное убежище – память об отце под сводами некогда сверкавшего кварца – снесли, оставив на его месте лишь котлован очередного химического процессора. Тогда никто уже не пытался выделять спальные районы и промышленные. Земля вокруг мегаполисов все дорожала, и ее становилось все меньше, а горные и заболоченные районы становились все более пустынными – они были никому не нужны.

Оказавшись в среде типового жилья и типовой жизни, я неожиданно окунулся в мир, неизвестный взрослым, привыкшим к собственной жестокости, к собственным проблемам. Мир детства в каменных башнях мегаполиса, безумный мир государственных школ и изгаженных подворотен – это все разом стало моим, заменив собой полузабытый мир живых цветов, мир частной школы с приветливыми учителями, мир родного дома.

А ведь я помню, что в детстве, которое закончилось для меня смертью отца, я читал какие-то книги, сколько же времени прошло, чтобы у меня снова появилось на это время. Жизнь на Земле сейчас такова, какова она есть. И даже развернувшееся исследование планет нас не спасет. Так говорю не я.

Тогда же, осенью 84-го года, я познакомился с тем, что на языке умников из комитета народного образования называется социальной адаптацией.

Проще говоря – пришел домой весь в синяках, с разорванной курткой, без зуба, но зато с ободранными о чужие части тела кулаками. Мать причитала весь вечер, пытаясь прикинуть в уме, сколько денег на социальном счету, оставленном нам от щедрот после смерти отца. На новую куртку там явно не набиралось, пришлось отстирывать и заштопывать то, что есть.

На следующее утро я прихватил с собой из дома увесистую дверную ручку, вывезенную невесть зачем матерью при переезде. Я бы не сказал, что нравы, царившие в школе, меня сильно удивили – в нашем подъезде я уже успел навидаться многого. Разве что тот уровень звериной жестокости к чужаку. Как и всю мою последующую жизнь, опереться, помимо собственной детской решимости, мне было не на что.

В то утро я проскользнул мимо дежурившей на входе знакомой морды – понятно, года на два старше меня, как же иначе, – чтобы успеть перед занятиями забежать в учсектор, где сунуть в окошко поддельное заявление мамы, чтобы мне заменили дополнительные классы по литературе на атлетику. Это мне казалось залогом успеха. Что хорошо, я уже тогда был парнишкой сухощавым, но резким и крепким. Я не собирался терпеть этих зверей, как терпели их другие.

Спортивный зал, таким образом, у меня значился чуть не каждый день, и уже в первый свой заход я, плюнув на крики учителя, пошел в угол и долгих полчаса, не говоря ни слова, мутузил там облезлую грушу, как мне показалось, очень ловко и больно. Пары замеченных на себе косых взглядов мне хватило, чтобы понять – я на правильном пути. На попытки своих новых товарищей по несчастью завести разговор я покуда решил не отвечать. Мне они не помогут. А там посмотрим. К слову, в тот вечер по дороге домой особых приключений со мной не случилось, что весьма обрадовало мою несчастную матушку.

На следующее утро я проснулся вполне приободренным, будущее виделось мне в более радужных красках, так что я даже не без удовольствия смел с тарелки опротивевшую кашу, вытерпел провожающий поцелуй матери и побежал по лестнице – сверху вниз лифт в нашем доме останавливался только на каждом пятом этаже.

Стоит ли упоминать, что, не пройдя и квартала в направлении школы, я наткнулся на знакомую компанию, две-три физиономии выделялись свежими синяками – не хуже моих, ничем не хуже. Только противников на этот раз было совсем много. Они накинулись на меня молча, не дав издать и звука, оттащили в сторону под косыми взглядами случайных прохожих. На помощь мне никто не спешил, да я и не верил в такую помощь. Чего хотели от меня эти малолетние изверги? Да ничего.

Я как мог отбивался, а потом с какой-то звериной решимостью, молча и изо всех сил вцепился зубами, руками, чем попало в одного верзилу, которого можно было принять за их вожака. Яростное мое рычание заглушило собственную боль, а потом и оно ушло на задний план под истерическим воплем раздираемого на части моей яростью полубезумного, испуганного существа.

Меня оттащили какие-то мужики в заводской форме, вокруг обезображенного мною малолетнего подонка образовался тот молчаливый круг пустоты, который можно увидеть в зоопарках вокруг редких тропических гадов – никто не знает, на кого тот попробует броситься. Странно, но ведь среди этой шпаны была всего пара человек старше меня – остальные были и вовсе сопляками.

Я глядел сквозь кровавую пелену и видел в глазах своих обидчиков ужас. Это было мне хорошим уроком. Не бойся смерти и боли – и ты сам станешь чужим воплощенным страхом.

И вот меня, расхлюстанного, едва умытого, отвели к директору школы, тот долго смотрел, потом коротко что-то сказал моей новой классной, а меня отпустил. За мной вроде как был установлен какой-то надзор, но я дураком не был и в школе с тех пор оставался паинькой, а учился я хорошо, не то что мои оболтусы-однокласснички.

Но до конца начавшегося мучения были еще годы и годы, а пока я просто старался не расставаться с моей многострадальной грушей. А еще, выходя за ворота школы, я теперь всегда доставал из-за пазухи здоровенный ржавый гвоздь. Это потом мне подсказали – загремишь, если что, в приемник, а там и на малолетку. С тех пор как в пятидесятые изменили законы, «по-взрослому» сажали уже с десяти лет. А там и рудники через пару лет, как порт приписки.

Впрочем, мне об этом думать было рано, я еще хотел побольше читать хороших фильмокниг, по-своему, по-звериному, по-детски любил свою маму, и даже учился с удовольствием, особенно если это была не бесполезная математика, а любопытная химия и самое главное – инженерия.

Постепенно за первый год моей учебы в социалке я обзавелся и друзьями. Хотя нет, их скорее можно назвать лишь приятелями. Мы болтали ногами на переменах, травили детские до идиотизма анекдоты, жаловались на родителей. Одноклассники и вообще ровесники после той истории относились ко мне настороженно-миролюбиво, «пострадавшего» от моих ногтей и зубов ненавидели многие. А уж после истории с приходом в директорскую родителей этого кретина – жалобу писать – тут уж весы окончательно качнулись в мою сторону.

Я не припомню за последующее время ни единой стычки, в которой я бы участвовал, по крайней мере, что называется, «всерьез». Я вдруг стал какой-то отдельно стоящей величиной в странной и запутанной иерархии детских банд. Со мной не хотели связываться, а потому ко мне можно было апеллировать. И ведь порой такого рассказывали про мои же напридуманные подвиги, что я только поражался. Вокруг меня собралось некоторое количество тех, кто не мог толком за себя постоять, они были забавными, эти ботаники социальных школ, они искренне считали, что знания могут их куда-то вывести. Я помнил судьбу своего отца и на знания не полагался, хотя и поглощал их с аппетитом. Мне нужны были мои кулаки, а уж потом какие-то знания. Всякие же малоутилитарные предметы вроде зоологии мне были интересны только как очередная сказка. Странно думать вот так, но ведь я когда-то был пусть довольно угрюмым и замкнутым, но все-таки ребенком, и меня забавляли многие и многие вещи. Но спортивный зал меня интересовал чисто практически.

На третий месяц учебы в социалке я плюнул на олуха, который был учителем физкультуры младших классов, и отыскал самостоятельно комнатенку в учительском блоке, где было написано «Мартин Ки, тренер». О нем ходили странные слухи, но он учил драться по-настоящему. Мы поговорили, как мне показалось, по душам. Он посмотрел на мои незаживающие от постоянного лупцевания груши кулаки и, хмыкнув, сказал, чтобы я приходил через полгода. Полгода я сомневался, таил планы мести, потом завязывал с этим, снова сомневался и так по кругу. Через полгода я снова решительно постучал в его дверь.

Так я начал заниматься серьезно, задвинув остальной мир на задний план. Потихоньку взрослея, хотя и оставаясь тем сухощавым, не очень высоким мальчишкой, которого многие почему-то боялись.

Не припомню, чтобы наши занятия в полутемном зале имели какое-то название или хотя бы условную отсылку к существующей системе единоборств. Я, несколько мужиков разного возраста плюс какие-то старшеклассники с прыщами через все лицо и едва проросшими козлиными бороденками, мы встречались, изображали друг на друге какие-то приемы, нахватанные из разных школ боевых искусств, пытались находить болевые точки воображаемого противника (уж мне-то партнер для спарринга доставался лишь от раза к разу), лупили кулаками по доскам и кирпичам, покуда и вправду те не начинали крошиться под нашими ударами. Помню, в одиннадцатилетнем возрасте я впервые сошелся в чем-то похожем на схватку с самим Мартином. Тот молча положил меня на мат чем-то совсем обыденным, вызывающим сейчас только горький смех. Я красиво упал, как мне показалось, четко хлопнув ладонью по мату, но, только поднявшись, почувствовал, как из носа хлещет алая и глупая кровь.

Это было занятно, давно я не видел своей крови. Я засмеялся и заработал тем самым крепкое рукопожатие. Больше я не позволял так с собой делать, я изворачивался немыслимо, готов был выбить себе колено или плечо, лишь бы не падать вот так, красиво и бесполезно. Потому что не важно, как красиво ты упадешь, если потом некому будет подняться.

За это открытие я безмерно благодарен Мартину до сих пор, даже несмотря на то, что произошло между нами несколькими годами позже. Жизнь меняется, люди тоже. Тогда, в середине «тихих семидесятых», находилось мало людей, которые думали о будущем, пытались что-то создать, противопоставить болоту, поступавшему в самое чрево европейского общества из глубин Корпораций. К слову сказать, Европа тогда зажилась, почти весь XXI век был ее. Но, как говорится, вот уж это было последнее, о чем мне пришло бы в голову думать тогда, когда муравейник растущих мегаполисов еще был для меня непонятной безбрежной страной несметных таимых богатств и светлого будущего.

Я думал, что выучусь и найду себе дорогу в жизни, не стану сидеть на месте, как мои родители. Впрочем, тогда, в свои десять-одиннадцать лет, я и об этом не думал.

Потому что вскоре на моем горизонте возникли тени, которых я не ждал.

Темное небо Имайна скользило над ним, погружая сознание в этот водоворот неосознанных

Источник:

litread.info

Время смерти Роман Корнеев - бесплатно читать онлайн, скачать FB2

Роман Корнеев Время смерти

Время смерти

скачано: 129 раз.

скачано: 73 раза.

скачано: 42 раза.

1 час 15 мин назад

5 час 51 мин назад

3 дня 11 час 3 мин назад

4 дня 12 час 22 мин назад

7 дней 2 час 30 мин назад

7 дней 3 час 26 мин назад

9 дней 1 час 52 мин назад

10 дней 0 час 37 мин назад

10 дней 6 час 43 мин назад

Книга оставила двоякое впечатление. Если гоаорить о линии сюжета, то поначалу повествование идёт плавно, а потом, начинаю с средины, начинаются скачки в контексте и ты начинань терять смысл той или иной фразы. У Гг-и есть свой внутренний стержень, свое, не смотря на пуританское воспитание, представление того, что она хочет от жизни. Но это поначалу. Потом начинаются её истерики, которые никак не ассоциируются со "зрелой" личностью в начале книги. Это разочаровал. Понравилось вникание автора в жизнь наркомана/ов. Не было розовых соплей: он вылечиться, я спасу его своей любовью (хотя вру, именно в этом моменте Гг-я стала "тупить" . Довольно жёсткие условия жизни героев, хорошие описание, которое помогает вникнуть и прочувствовать эмоции, которые хочет донести до нас автор. В общем, твердая 4

Книга понравилась. Читалась легко,много юмора,хорошая любовная линия,герои умные и адекватные и присутствует эпилог,что всегда мне нравится в книгах.

А по мне не очень.

Кошмар. Не знаю, в какой программе это писалось, что не проверяет правописание. Ошибок ОЧЕНЬ много, многие из них элементарные. Отвратительно.

Источник:

www.litlib.net

Корнеев Роман - Время жизни, Страница 56

Романы онлайн Романы Время жизни Корнеев Роман

Улисс чертыхнулся и повернул к главному выходу, где и стоял молодец в ливрее. Дьявол, эти личины должны оставаться безупречны!

Ненависть снова скрутила Улисса. Ненависть к своей каждодневной работе. Она была и такой.

Нет. Она всегда и оставалась – вот такой.

Распахнуть тонкую кисею внутреннего мира ему навстречу, пронизать его насквозь, каждую клетку его организма. Соратник может подчинять себе пространство, но тонкие манипуляции даются непросто. Нужно сосредоточение. Сейчас было не до него, как было не до излишней подозрительности этого парня. Существуют сотни способов убить человека незаметно, без следов и ненужных расследований. Можно убить на расстоянии и с отсрочкой смерти на известное время. Да, Соратник – идеальная машина для убийства, но использовать Соратника в таких целях… Убить можно и лазерным скальпелем. Чтобы кого-то им спасти, нужно куда больше умения. Какую чушь он несет…

Все просто, у парня слабое сердце. Сквозь толщу его плоти Улисс видел узлы мертвеющих мышечных тканей. Плохое насыщение кислородом, клеточная структура вырождается. Ему не протянуть и двух лет с таким сердцем. Нет. Ему не протянуть уже и двух часов.

Ощущение пришло немедленно. Эта боль за грудиной была его болью. Невозможно управлять материей, не став ею, невозможно не сделать ее частью себя. Каждое его движение – как кромсать себя на части. Улиссу не привыкать.

Метрдотель охнул и посерел лицом. Ничего, сейчас отпустит, это только первый сигнал. Потом будут еще. У тебя вдруг кончатся все мысли разом, ты будешь думать только об этом тяжком холоде за грудиной. Тебе не придет в голову рассказывать о двух подозрительных людях. А завтра ты умрешь.

Улисс уже шел дальше, к залитым светом лифтам для самых-самых. Здесь не было камер слежения. Разве что специально ради него установили. Мир еще не сжался до привычных размеров, потому специально проверять постороннее внимание не пришлось. Все было спокойно и буднично, деловито сновали люди на проносящихся мимо уровнях. Кто-то из них, возможно, сам того не подозревая, работает на Корпорацию. А кто-то думает, что работает на конкурентов, а кто-то действительно знает. Под броней гипноблока, под грузом многолетней подготовки. Самого Улисса никто и никогда не учил. Соратник – машина. От самого рождения. Все это уже было.

И это заставляет забываться.

Пока он разбирался с собственной настороженностью, что-то вокруг изменилось.

Откуда этот звук?

Захария, что происходит?

Я чувствую толпу. Тремя платформами ниже, на уровне верхних технических этажей.

И нижних жилых. Корпорации не имели возможности перепланировать застройку смешанных секторов мегаполиса, впрочем, у них не хватало ресурсов и на свои внутренние территории, потому повсеместно производственные мощности соседствовали с жилыми многоквартирниками, а те, в свою очередь, с коммерческими башнями ранней застройки. Бунт всегда был рядом в этом людском муравейнике. И бунт этот был страшнее вроде бы придушенных в перенаселенной Европе террористов. Для бунта не нужно взрывчатки, не нужно оружия, которое не пронесешь через расставленные повсюду анализаторы и тотальный контроль. Бунт – он висел в этом густом воздухе, напоенном смогом и человеческим смрадом. И потому бунты усмиряли максимально жестоко, не считаясь с потерями и не считая расходов.

В прошлые крупные волнения были целенаправленными подрывами снесены три башни с забаррикадировавшимися там людьми. Корпорации договорились, муниципалитет кивнул, место расчищено. Теперь там один из самых чистых и благоустроенных районов этого сектора.

Улисс в голос выругался, не обращая внимания на косые взгляды. Лифт остановился, выпуская его в холл.

Захария, отмена траектории ухода, нужно попытаться это прекратить.

Тот не ответил, но направление движения сменил. Захария – не боевик, подобно Улиссу, а ученый-аналитик. Ничего. Пригодится и он.

Теперь нужно избавиться от этой личины. Вот что ему сейчас нужно – безликая истинная внешность Соратника.

Лифт уже замедлял движение, приближаясь к эпицентру события, Улисс уже слышал рев толпы и сирены сигналов. Времени мало. Мгновенный импульс – отвернуться, забыть, перестать видеть – его ярости хватило, чтобы накрыть зонтиком кромешной слепоты все следящие системы в радиусе пятисот метров. Если постараться, можно осилить и больше, но тонкий контроль отнимает слишком много внимания, нужно оставить силы на осмысление ситуации, на активные действия. Чуть позже «зонтик» можно будет погасить, а связать творящееся вокруг с ним, мистером Никто, и тем более с его личиной уже никто не сможет.

А пока клочья пластического грима сырой клейкой стружкой летели под ноги, на лету рассыхаясь в пыль. Без тепла человеческого тела вещество коагулирует за полторы минуты. Если их лаборатории что и заподозрят, то и тогда максимум, что они получат, – марку мыла, которым пользовался Улисс.

Из полупрозрачного зеркала на него смотрело тонкогубое безволосое существо с болезненным румянцем на впалых щеках. Если вглядеться, в нем можно узнать Майкла Кнехта. Если очень хорошо вглядеться. Заглянуть на самое дно этих бесцветных глаз.

Там клокотала ярость.

Широкий холл одной своей стороной выходил на широкий застекленный балкон, оставшийся здесь невесть с каких времен. Теперь на такой высоте смог висел двести дней в году, а солнце заглядывало едва на неделю. Хорошо. Стекло позволяло куда лучше разобраться в том, что творится снаружи, нежели толстые бетонные стены. Двух взглядов хватило, чтобы оценить тяжесть ситуации.

Людской поток приближался с юга и юго-востока, пешеходные пандусы были там и сям впопыхах перегорожены рогатками, досмотровые пункты по инструкции перекрыты, бегали какие-то охранники из местных, на бегу пытаясь докричаться до начальства, в воздухе стрекотали три полицейских винтолета, из мегафонов доносились нарочито спокойные увещевания, которые, впрочем, никто не замечал.

Людской поток, зажатый неумными охранниками в узких проходах, уже начал выплескиваться через край. Раздались крики, первые человеческие фигурки покатились через заграждения на покрытие транспортной магистрали. Почему никто не перенаправил движение?

Улисс, я займусь транспортом, держи толпу.

Хорошо. Если эти беспорядки приведут к коллапсу транспортной системы, последствия будут непредсказуемыми.

Когда в Пекине шесть лет назад случился печально известный Поход Ста Тысяч, тридцатимиллионный мегаполис на полгода застыл в неподвижности. Сколько сотен тысяч просто погибло от голода и неоказанной медицинской помощи, не известно до сих пор, «Тойота» и «Сейко» договорились информацию не разглашать.

В этом секторе европейского мегаполиса живет сто миллионов. Ненависть в душе Улисса просто перехлестывала через край. Кого он так ненавидит… всю эту жизнь. Беспросветное существование, в котором все силы таких, как он, уходят лишь на то, чтобы не стало еще хуже.

Нужно взять под контроль толпу. Иначе все закончится трагедией.

Улисс ринулся вниз по служебным лестницам, на ходу ориентируясь в системе переходов этой части здания. Если не произойдет ничего непредвиденного, он успеет перехватить их на подходе, прежде чем толпа раздавит первых людей о бетонные опоры. Тяжело, но возможно. Главное, чтобы не случилось каких неожиданностей…

Улисс, они уже здесь, держись. Как только смогу, я подключусь… с транспортом тут у вас просто жуткое что-то.

Улисс и сам заметил.

Три сдвоенные оранжевые змеи выползали из-за туши соседней башни. Щиты, шоковые ружья, газовые гранаты.

Эфир, где эфир! Вот он.

Поспешный речитатив команд… рассредоточиться, задержать…

Какой идиот прислал этих дуболомов? «Оранжевые» научены «усмирять толпу, не считаясь с жертвами», но здесь, в узком месте, мало того, что жертв будет много, очень много, так в результате этих же амбалов обезумевшая от газа и ужаса толпа снесет не глядя, а потом понесется дальше, уничтожая все на своем пути!

Заговорил в небесах еще один громкоговоритель, на этот раз голос был резким, приказным. Прибыло неведомое начальство? Да что ж такое…

Проносясь сквозь арку портала, Улисс уже не церемонился, столпившиеся в проходе перепуганные охранники из числа бесполезных «потрошителей сумочек» разлетались в стороны, как кегли. Улисса не волновало сейчас, уцелеют ли их кости при столкновении со стенами.

Вот она, площадь. Остановиться поблизости от приемных рамок сканеров, сосредоточиться. Так, задача усложнилась. Сначала нужно перехватить «оранжевых» с их костоломной техникой.

Отвратительная ситуация. Азы управления массой – нужно внушить им модель поведения, которая сейчас в твоих интересах. Ни одного человека нельзя заставить делать то, чему он подсознательно противится. Если он видит в тебе врага – стань ему другом, и он сам откажется на тебя нападать, но если толпа сорвется… ей уже ничего, кроме ярости и страха, не внушишь. А эти карабинеры… апеллировать к их совести, человеколюбию, разуму, логике – невозможно. Они понимают только приказ и реагируют на агрессию толпы ответной агрессией. Сейчас полетят первые гранаты…

Улисс с удивлением увидел, что остался на площадке один. «Зонтик» действовал, отталкивая от него людей, отворачивая лица, закрывая глаза, затыкая уши. Тем лучше.

Он повалился на колени, распахивая ладони навстречу мглистым небесам. Теперь самое время уповать даже на помощь этого дурацкого жеста обращения вовне. Улисс запрокинул лицо и сжал волю в кулак. Еще сильнее, еще!

Внутри него будто вспыхнуло второе солнце. Ситуацию нужно срочно брать под контроль.

Сначала «оранжевые». Грубая сила, подчиняющаяся приказам. Им нужен другой приказ, соответствующий планам Улисса. Лучший выход – воспользоваться старым проверенным средством – обратиться к глубинному, архаичному архетипу, вытащить из подсознания, пробудить тени истории.

Источник:

romanbook.ru

Читать онлайн Время жизни автора Корнеев Роман - RuLit - Страница 72

Читать онлайн "Время жизни" автора Корнеев Роман - RuLit - Страница 72

Соратники не все были оперативниками – часть из них управляла сложной системой связей и финансовых потоков Корпорации, часть работала под прикрытием в недрах вражеских структур, часть возглавляла научные центры и конструкторские бюро, разрабатывающие спецтехнику для оперативников и блоки и конструкции «Сайриуса». Верхнюю часть структуры контролировали Соратники, хотя снизу доверху ее знал, наверное, только Ромул. Соратники из числа непосредственно задействованных в операциях знали много и были в принципе готовы умереть при малейшей опасности, но тем не менее гибель даже одного из них была реальностью, в которую не хотелось верить.

Они еще не были готовы, им нужно было еще время…

Но война началась, и откладывать на потом то, что неизбежно, уже было невозможно.

Улисс поднялся на ноги, отряхивая ладони. Теперь это всего лишь тело. Которое подчас может говорить о многом, но вести диалог – уже никогда.

Еще раз проверив питание «глушилки», Улисс приступил к делу.

– Когда было установлено визуальное наблюдение?

Службист-оператор, которого, должно быть, сигнал вытащил буквально из постели, дрожал на сыром ветру и заметно нервничал от вида разверзшейся в паре метров от них пропасти. С чего бы. Ну, высота тут поболе, но все же люди привычные…

– По предварительным данным, здесь проводилась операция, штатные наблюдатели были отозваны, он должен был пройти последний участок в одиночку. По крайней мере четырнадцать минут прошло с момента поступления первого сигнала до прибытия группы.

Наблюдение за площадкой было установлено с нейтральных зданий – вот оттуда и оттуда.

Парень показал рукой примерное направление. Угол обзора был хороший.

– Но никакого движения обнаружено не было – кто бы это ни сделал, он ушел. Штурмовая группа уже была на подходе…

– Но это уже было лишним. Ясно. Постороннее наблюдение замечено?

– Нет. Они, видно, страховались, как могли. В такой мути пучки оставляют вторичное излучение. Эфир тоже молчал, аномальной активности в сетях нам засечь не удалось, тут мы сильно ограничены…

– Вам не приходило в голову, что переговоров и не было, что это просто работал одиночка?

– Так точно. Косвенные данные не подтверждают работы большой группы оперативников или проведения развернутой операции. Некто мог прийти и уйти незаметно, но подразделение…

Улисс скривился, жестом останавливая излияния штабиста.

Если это правда – только им подобный, потенциальный Соратник, мог справиться с Армалем так быстро и эффективно. И теперь его нужно будет найти. Впрочем, остается шанс…

– Что вы сумели раскопать?

– Почти ничего. Он был блокирован каким-то мощным средством, анализ покажет точнее. Скорее всего он уходил на крыле, выбирал площадку для посадки, но его ждали.

– Да. Переломы – от неудачного приземления, он был обездвижен непосредственно в прыжке.

Улисс огляделся еще раз – выбор Армаля был нелогичен – куда проще остаться на уровень выше, там легко выбираться, а не ломиться сквозь эту мешанину арматуры и проводов. Раз выбор нелогичен – как же его могли здесь ждать…

– Но не оставили же они по человеку на каждую платформу.

– Да, место приземления выбрано словно случайно, значит, все-таки одиночка. Обогнал в прыжке, сбил, развернулся и дал залп в упор.

Улисс покачал головой, сам не веря в свои слова. Да он сам смог бы проделать нечто такое лишь с огромным трудом. И при изрядной доле везения. Кто же это такой?! Почему Ромул о нем ничего не знает? И кто из корпораций его нанял?

Дело усложнялось с каждой секундой… смерть Армаля сама по себе была событием настолько невозможным, что не могла не привести расследование в тупик.

– Сверхсовременные имплантаты? Активаторы нервных реакций? Экзоскелет-усилитель?

Парень сам не понимал, о чем он говорит. Никакие активаторы не позволят простому смертному справиться с Соратником. Впрочем, на что был способен выкладывающийся из последних сил Соратник, знали немногие. Улисс – знал, и вокруг было слишком… спокойно для подобного сценария.

– Возможно. Замеры воздуха брали?

– Брали, но все это бесполезно, время прошло… да и атмосфера тут сами видите какая.

– Пусть прочешут до атома – любая наноинженерия оставляет следы. Любая химия – тоже. Ампулы на исследование – в том числе баллистическое. При таких скоростях остаются царапины даже от люфта держателя. Тело – упаковать, и тоже в лабораторию. Отснять каждый сантиметр вокруг. Фрагменты счистить с бетона, на анализ.

Так. Армаль должен был нести контейнер с информацией.

Эта старая игра в суперагентов, когда Соратники, отправляясь на операцию, глушили в себе скрытые таланты, не давая повода Корпорациям разыскивать нечто, неподвластное их пониманию… эта игра делала Корпорацию неуязвимой, потому что не давала раскрыть самой сути своих высших составляющих, но каждый раз ставила под угрозу самого Соратника. И вот теперь груз Армаля исчез вместе с его жизнью, а хардкопия осталась в руках врага.

– Осмотр обнаружил на теле какие-нибудь носители, емкости, футляры, маяки, любую активную электронику, микропроцессоры?

– Нет. Если у него и был какой-то «груз», все унес убийца. Да, возможно, нападавшему хватило времени снять полноценный образ… ДНК-пробу…

– Зачем убийце это делать? – Улисс сощурился. О том, что Армаль был Соратником, никто не знал. Но парни дошли до этого сами. Иначе зачем он здесь, расспрашивает… обычные оперативники гибнут часто, и таких следственных действий никто устраивать не требует.

– Он мог знать, за кем охотится.

Улисс не стал отвечать. Он не мог доверять гипноблокам рядовых сотрудников, даже из оперативного корпуса Корпорации. Его новое лицо зачесалось, приклеенное наспех, так что под пленкой остались пузыри воздуха. Черт бы побрал всю эту конспирацию. Но без нее было нельзя. Вместо ответа Улисс спросил:

– Ни одного следа внешнего наблюдения до сих пор?

Оперативник прислушался к каналу. В имплантатах было свое удобство. Улиссу, даже покуда он остается человеком, доступ к связи был заказан. Имплантатов в его теле не было.

– Да. Полная тишина. Они словно ждут, что мы предпримем.

– Угу, они уже добились своего на сегодня. Дальше будет продолжение, но сейчас они будут выжидать.

– Они, это Корпорации. Не одна, несколько. Кто именно – мы и должны выяснить.

Вокруг суетились одетые в черную форму оперативники, стрекотали камеры, шуршали пакетики с инвентарными номерами, подлетели еще два флайера – принадлежащих по базам чуть ли не лично руководству нескольких Корпораций. Пусть вычисляют. Оставаться в тени и продолжать работать.

– Это… происшествие повторится?

Улисс усмехнулся. Догадливый парень.

– Наше дело сделать так, чтобы не повторилось. Сегодня у них кое-что вышло. Завтра уже не выйдет.

Помолчав, добавил, провожая взглядом покрытый инеем мешок, куда поместили обезглавленное тело Армаля:

– План пока стандартный – вы исследуете все образцы, возьмите пробы тканей. Нервную систему – не трогать. Как все подготовите, материалы мне, после дадите мне пару минут наедине с телом. А я попытаюсь пока выяснить, что же он нес.

Этот парень старается не выказывать своего настроения, однако он в панике. Нужно срочно что-то предпринять, иначе оперативники начнут дергаться и совершать ошибки. Если взяли лучшего, Соратника, значит, они все – тем более под угрозой. Утечка произошла один раз, произойдет и второй. Оборона Корпорации прорвана.

Оглянувшись напоследок на удаляющиеся черные машины, Улисс снова опустил голову и прислушался к себе.

Утечка – это еще полбеды. Утечку вычислят. И вычислят быстро. Его волновал наемник. Спецы такого рода у Корпораций долго не задерживаются, им проще работать на вольном рынке. Пока не случилось сговора… Ага. У Улисса появилась за сегодня первая здравая мысль. Это нужно будет тщательно обдумать.

И еще. Действительно ли убийца успел взять пробы и сканы с тела Армаля? Тот, кто готовил операцию, знал, с каким противником ему придется столкнуться. Следовательно, не только в утечке дело, за Армалем давно и очень тонко следили, не вызывая подозрения. Значит, это точно кризис. Но тогда, начиная игру, противник в лице хоть кого должен был знать, что наша реакция будет мгновенной – сейчас вокруг скопилось столько наших агентов, что можно хоть начинать открытую войну. Рисковать, выясняя то, что они и так знали – «кто такой Жан Армаль», им смысла не было. Но если это и правда неопознанный наемник-одиночка… Тогда он бы не удержался. Впервые в жизни встретив равного себе, он должен был попытаться узнать, кого убил.

Источник:

www.rulit.me

Роман Корнеев Время смерти в городе Магнитогорск

В нашем интернет каталоге вы всегда сможете найти Роман Корнеев Время смерти по доступной цене, сравнить цены, а также найти иные книги в группе товаров Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Доставка осуществляется в любой населённый пункт РФ, например: Магнитогорск, Самара, Курск.